Как это работает 20 декабря 2019

Какие показатели использовать для оценки акций

Суть стоимостного инвестирования — в покупке акций дешево. О том, какие мультипликаторы использовать для оценки, читайте в очередном материале цикла «Стоимостное инвестирование в лицах и принципах», который для The Bell подготовила партнер Movchan’s Group, доцент Школы финансов факультета экономических наук НИУ ВШЭ Елена Чиркова.

Основные индикаторы стоимости  

Основатель фонда Templeton Growth Джон Темплтон как-то сказал: «Мне никогда не нравились компании — только акции». По моему мнению, это афоризм с очень глубоким смыслом, который я расшифровала бы так: цена покупки акций очень важна. Раз сама компания нравиться не может, значит, всех ее достоинств мало, чтобы инвестиция в нее была привлекательной. А акция нравиться может — у нее есть рыночная цена, по которой эту акцию можно купить. 

Стоимостные инвесторы предлагают покупать акции дешево. Джон Нефф (Windsor) в своей книге воспоминаний писал, что он никогда не покупал акции, если они не были на распродаже. Вальтер Шлосс (Walter & Edwin Schloss Associates) формулировал свой подход так: «Мы покупаем акции, как фрукты и овощи, а не как парфюмерию». Он имел в виду, что стоимость парфюма определяется не столько его реальной стоимостью, сколько рекламой, модой и гламурностью — и с наценкой за моду он брать акции не готов. 

По каким мультипликаторам оценивать бумаги, чтобы определить, насколько они дороги или дешевы? Мнения сторонников стоимостного подхода расходятся. Обычно они отдают предпочтение какому-то одному индикатору стоимости. В настоящее время выбирают в основном между P/E (цена/прибыль), PEG (значение P/E, деленное на рост) и P/BV (цена/чистая стоимость активов). 

P/E и P/BV стали использоваться раньше, чем PEG, который был изобретен только в 1969 году, когда в моде были инвестиции в растущие акции.

P/E или P/BV?

Многие инвесторы пользуются P/E, но большинство все же склоняется к P/BV. На первый взгляд этот подход кажется устаревшим. Так, в очень известном учебнике по оценке — Investment valuation Асвата Дамодарана (на русский язык название переведено как «Инвестиционная оценка», хотя я сказала бы «Оценка инвестиций») — говорится, что P/BV применим для промышленных компаний, а для сервисных будет лучше P/E, так как для них активы не играют такой уж большой роли в генерации прибыли. При этом доля сектора услуг в ВВП развитых стран очень высока и растет, так что, казалось бы, на первое место выходит P/E. Но стоимостные инвесторы поспорили бы. И речь не только о тех, кто высказался на эту тему несколько десятилетий назад. 

За P/E из стоимостных инвесторов в явном виде, пожалуй, голосовали Бенджамин Грэм и Темплтон. Правда, последний предлагает пользоваться модифицированным показателем — P/E5, где в знаменателе ожидаемая прибыль компании через пять лет. Иными словами, Темплтон старается учитывать в оценке будущий рост (и в этом смысле это отход от позиции Грэма). По своему смыслу P/E5 близок к PEG. С использованием этого показателя проблем не вижу, но вопрос в корректности прогнозов. 

Шлосс предпочитал P/BV показателю P/E по той причине, что прибылью легко манипулировать, прибыли изменчивы, а BV — балансовая стоимость активов — не может резко поменяться. Марти Уитман (The Third Avenue Value Fund) спорит с Грэхемом и его единомышленником Дэвидом Доддом в открытую, объясняя, почему он предпочитает P/BV: ни одна компания не является строго going concern. 

Going concern — это скорее бухгалтерский термин, который переводится как «допущение о непрерывной деятельности». Уитман имеет в виду, что на стоимость компании влияют не только ее операционная деятельность, но и ее сделки по выкупу и выпуску акций, слияний и поглощений, продажи активов или части бизнеса и подобные, и для оценки потенциала таких сделок размер активов важнее. Да и сами такие сделки Уитман называет сделками по конвертации активов. 

По мнению Уитмана, чистая прибыль больше влияет на котировки акций компании в ближайшем будущем, тогда как балансовая стоимость активов определяет ее долгосрочные перспективы. Балансовая стоимость — мера ресурсов, доступных для бизнеса, и мера потенциальной ликвидности (речь о возможной продаже активов). Кроме того, по мнению Уитмана, способность компании зарабатывать прибыль зачастую определяется ее нераспределенной прибылью, то есть активами, поэтому активы важнее для предсказания будущей прибыли, чем текущая прибыль. И именно с них нужно начинать анализ привлекательности бумаги. 

Пороговые значения 

Какие же конкретные индикаторы стоимости предлагают инвесторы? У Уитмана самый жесткий подход к отбору акций по показателю P/BV (он его называет P/NAV; P/NAV — цена/чистая стоимость активов), даже жестче, чем у очень консервативного Грэма. Он требует скидки в 20% с NAV, то есть его устраивает показатель 0,8. А правило Грэма таково: P/E не выше 15, P/BV не выше 1,5 — или их произведение не выше 22,5. Грэм предложил свое правило, когда речь об инвестициях в растущие акции не шла, но и в наши дни оно не является уж слишком ограничивающим. По сути Грэм допускает покупку акций по среднему историческому P/E рынка в целом (об этих средних я писала здесь). 

Шлосс допускает еще более высокие значения. Только в идеале у него P/BV должен быть меньше единицы, допустим и P/BV меньше трех. Зато есть дополнительные индикаторы дешевизны: во-первых, сам рынок в момент покупки на низком уровне, во-вторых, компания в среднем торгуется по этому мультипликатору на протяжении последних 20 лет. Удачной Шлосс будет считать и покупку, если цена — на минимуме за последние пять лет. 

Рассмотрим теперь более сложные меры, учитывающие рост. Это более современные индикаторы, отвечающие на вопрос, как не переплатить при покупке роста. Темплтон говорит, что покупать нужно те акции, цена которых ниже их стоимости. Существенно ниже их стоимости. И ничего, если это будут не быстрорастущие акции. А если потенциал роста есть, то это еще лучше. Что же в его понимании «существенно дешевле»? Темплтон, использующий мультипликатор P/E5, предлагает крайне консервативную меру — мультипликатор должен быть не выше 5, но это прибыль через пять лет. 

Довольно просто пересчитать, по какому P/E должна торговаться акция сейчас, чтобы ее P/E через пять лет составил 5, в зависимости от темпов роста. Это означает, что акцию, прибыль на которую будет расти темпом роста в 10% в следующие пять лет, можно купить по текущему P/E=8. Если ожидаемый темп роста прибыли составит 15% — по P/E 10. Этот критерий — очень жесткий. Как я уже упоминала, среднерыночный P/E за всю историю наблюдений составил около 14, а прибыль корпораций, входящих в индекс, растет более низким темпом: в период с 1928 по 2018 годы она росла среднегодовым темпом в 5,1%. Акцию, прибыль на которую будет расти темпом в 5,1%, согласно критерию Темплтона, можно купить по P/E 6,4 — это примерно 46% от среднего значения. Иными словами, он предлагает покупать акции в два раза дешевле, чем они обычно оцениваются рынком. 

Что касается мультипликатора, где рост используется в явном виде (PEG), Питер Линч, Нефф и Уитман придерживаются одного и того же критерия. Это PEG меньше единицы, или P/E не выше ожидаемых темпов роста, что математически тождественно. То же самое Уитман говорит и о показателе P/CF (price/cash flow — цена/денежный поток). Он также должен быть не выше темпов роста. Иными словами, если вы покупаете акцию, которая будет расти темпом 5% в год, то ее можно покупать по P/E=5 и ниже, 10% — не выше 10, 15% — 15. На этом примере хорошо видно отличие от критерия Темплтона: для акций с низким темпом роста прибыли ограничение более жесткое, а с высоким — более мягкое. И все же рост на 15% по P/E 15 — это очень мало по сравнению с историческими ценами акций и отражает теоретический подход Уитмана, который писал, что надежным инвестиционным подходом является «покупать и держать» с фокусом на избегание инвестиционных рисков через покупку роста без того, чтобы платить за него. 

А что, если компания — быстрорастущая? 

Линч и Нефф пошли дальше в конструировании более сложных мер дешевизны и дороговизны акций и предложили учитывать не только рост, но и дивидендную доходность. В этом подходе есть экономическая логика: темпы роста прибыли на одну акцию зависят от рентабельности активов (ROA, return on assets) и от того, какая часть прибыли реинвестируется, а какая выплачивается в виде дивидендов. Компания может подстегивать рост, реинвестируя всю прибыль, а может, наоборот, выплачивать дивиденды, что уменьшает будущую прибыль, но дает инвестору текущую доходность. Здесь прямая аналогия с макроэкономикой. В стране — как, например, в Китае — может быть высокая норма сбережений и низкое текущее потребление, но ее ВВП будет быстро расти. Либо страна, наоборот, будет проедать весь свой ВВП — и тогда она будет жить богаче сейчас, но беднее в будущем по сравнению с первой моделью. 

Итак, Линч и Нефф замахнулись на учет того, за счет чего достигается рост: высокой ROA или высокой реинвестированной прибыли. Первое, конечно, лучше — это и рост, и дивиденды. Показатель они предлагают такой: (DIV/P+g)/(P/E), где DIV/P — уже знакомая нам дивидендная доходность. 

Числитель формулы Линч и Нефф называют общей доходностью несмотря на то, что одно из слагаемых — это темп роста. Я полагаю, что в этом названии содержится отсылка к известной формуле общей доходности акций, которая равна сумме дивидендной доходности и роста курсовой стоимости: DIV/P0+(P1-P0)/P0. Логика здесь такая: рост курса акций должен примерно коррелировать с ростом прибыли, поэтому рост прибыли можно взять на прокси курса акций. Итак, получается, что в числителе у нас общая доходность инвестора, а в знаменателе P/E. Это перевернутый и модернизированный PEG — предлагается учитывать не только рост, то и дивидендную доходность. Это мудрый подход. 

Если немного преобразовать формулу, получим (DIV/P)/(P/E)+g/(P/E). Второй кусок формулы нам уже знаком — это PEG (P/E/g), только в перевернутом виде. А первое слагаемое — дивидендная доходность, деленная на P/E. Напоминаю, что на всем историческом интервале для США она составляет 4%, а текущая равна 2%, но по отдельным акциям может быть и выше. У Линча и Неффа нижняя граница толерантности по этому показателю составляет 0,5. В идеале, говорят они, нужно стремиться к трем. Что это означает на практике? Для упрощения предположим, что дивиденды — нулевые. Тогда показатель сводится к перевернутому PEG. Если речь о пятипроцентном росте, при нулевых дивидендных выплатах для выполнения нижней границы толерантности нужно купить акцию по P/E=10, а в идеале — по P/E=1,7. При росте на 10% — 20 и 3,3. При росте на 15% — 30 и 5. 

Кажется, что для достижения идеала нужно купить акции очень дешево, однако Нефф находил такие бумаги. Так, в 1984 году он обнаружил компанию Yellow Freight, дивидендная доходность акций которой составляла на тот момент 3,5%, а ожидаемый рост прибыли — 12 %. При этом цена акций равнялась шестикратной годовой прибыли. В итоге его показатель был равен 2,6. Нефф также применял данный показатель для рынка в целом и приводил такой пример переоцененности рынка в 1999 году: дивидендная доходность составляла лишь 1,5%, а ожидаемый рост прибыли — 8%. То есть DIV/P+g составлял 9,5%. Показатель Р/Е рынка достиг 27, соответственно, (DIV/P+g)/(P/E) — всего лишь 0,35. 

Мы поговорили о том, что такое дешевые акции. Но противоположный вопрос — а что такое дорогие акции? — также имеет право на существование. Пожалуй, Линч дал на него прекрасный ответ: «Цена любой акции, в 40 раз превышающая прогнозируемую прибыль на эту акцию в будущем году, чересчур завышена, а в большинстве случаев просто непомерна. Элементарный расчет показывает, что акция должна иметь коэффициент Р/Е, не превышающий годовые темпы роста. Даже самые быстрорастущие компании очень редко достигают темпов роста 25% в год, а уж рост на 40% — просто диковина. Такой неистовый прогресс не может длиться долго, поэтому компании, растущие слишком быстро, имеют склонность к саморазрушению». 

Только имейте в виду, что все инвесторы высказывались применительно к американскому рынку. Почему нужен дисконт для других рынков, я объясняла здесь

В качестве мостика к следующей колонке — хороша мысль Неффа о том, что акции с низким показателем Р/Е составляют основную часть множества недооцененных акций, потому что их прибыль и перспективы роста не возбуждают большинство инвесторов. Однако нужно различать акции с хорошими перспективами, которые находятся в забвении, и акции с туманными перспективами, которых среди дешевых акций большинство. Но если фундаментальная позиция компании сильная, то низкий мультипликатор Р/Е — это сигнал к покупке. Итак, Нефф считает, что из дешевых нужно покупать только те акции, перспективы которых хороши, или, иными словами, качественные бумаги. О том, что такое качество, я и напишу в следующий раз. 

Другие материалы цикла «Стоимостное инвестирование в лицах и принципах»:

Елена Чиркова