Итоги недели 20 марта 2020

Испытание экономики коронавирусом, тестирование населения и «черная неделя» для нефти и рубля

Объявленные на этой неделе властями рецепты поддержки экономики явно не успевают за реальными проблемами бизнеса

Из-за пандемии ситуация в мировой экономике ухудшается настолько быстро, что даже самым авторитетным организациям приходится переписывать макропрогнозы каждую неделю. Ведущие экономики мира — уже в рецессии, считают экономисты и глобальные банки. России этот диагноз официально пока не поставлен. Возможно, это просто дело времени, ведь нашей экономике предстоит пережить сразу два шока — пандемию и нефтяной. На этой неделе, ставшей «черной» для нефти и рубля, российские власти представили свои планы спасения.

Идеальный шторм

Свой идеальный шторм Россия в какой-то мере устроила себе сама. Если предсказать эпидемию коронавируса было невозможно, то момент для вполне осознанного выхода из соглашения c ОПЕК был выбран явно неудачно.

Ценовая война между Россией и Саудовской Аравией привела к тому, что на этой неделе нефть марки Brent опускалась ниже $25 за баррель, российская Urals подешевела до $19. «Война на истощение», выигравшими из которой выйдут США и Китай, вынес вчера свой приговор ситуации совладелец «Лукойла» Леонид Федун.

Вслед за пике на нефтяном рынке доллар на этой неделе дорожал почти до 82 рублей, евро — до 89,6 рубля. Для того чтобы остановить падение, ЦБ пришлось ввести новый механизм продажи полученной из ФНБ валюты в привязке к ценам на нефть.

В рамках борьбы с коронавирусом за одну только эту неделю власти закрыли границы для иностранцев, распространили на всю территорию режим повышенной готовности к эпидемии и рекомендовали бизнесу переводить сотрудников на удаленку.

Россияне, руководствуясь богатым опытом, глядя на все это, начали лихорадочно закупаться впрок. Коронавирус и рубль среди причин беспокойства населения теперь уверенно делят первое и второе места — с большим отрывом от поправок в Конституцию и обнуления президентских сроков Владимира Путина.

Планы спасения

Успокаивать рынок и население на этой неделе вместе и по отдельности начали правительство и ЦБ (сегодня регулятор оставил ключевую ставку без изменения) — оба не по разу выступили с первоочередными пакетами «антивирусных» мер. Обещания пока сводятся к точечным мерам:

  • Для бизнеса это — мораторий на проверки ФНС, приостановка банкротств, выборочные налоговые каникулы, отсрочка страховых взносов для малого предприятий и компенсация потерь самым пострадавшим транспортным и туристическим компаниям.
  • Главный подарок населению пока — обещание реструктурировать кредиты и прощать пени и штрафы людям, заразившимся коронавирусом, и обнуление ввозных пошлин на импортные товары первой необходимости.

Подробно об анонсированных мерах поддержки мы рассказывали здесь и здесь.

Об этом говорят

Экономисты хвалят ЦБ и правительство за оперативность, но не сами меры поддержки.

«В нынешней ситуации важен сам по себе факт того, что власти вышли с пакетом мер, но многие из них еще предстоит уточнять под ситуацию, — говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. — Пока мы не видим масштаба шока, который испытал реальный сектор, — поэтому разумно действовать в рамках упреждающих мер, как это и делают ЦБ и правительство».

«Это очень осторожные меры, видимо, они призваны изобразить оптимистическую картину, в которой правительство и ЦБ готовы помогать, — комментирует профессор департамента финансов ВШЭ Александр Абрамов. — Меры действительно предполагают, что они будут немножко помогать бизнесу, немножко — людям, немножко — банкам. Но пока достаточной программы, которая содержала бы контрциклические меры, я не увидел».

Есть о чем подумать

Одна из самых обсуждаемых антикризисных мер в мире сейчас — прямая социальная помощь и поддержка спроса деньгами. Всеобщие денежные выплаты уже объявлены в США, Великобритании и нескольких азиатских экономиках. В России с этой идеей выступил профессор-экономист Константин Сонин, предложивший выплатить каждому россиянину единовременное пособие в 10 тысяч рублей из средств ФНБ (цена вопроса: 1–1,5 трлн рублей).

Представить, что правительство пойдет на такие меры, пока сложно, но таргетированная помощь конкретным группам населения нужна, считает профессор финансов РЭШ Олег Шибанов. Например, можно организовать доставку продуктов или выдачу талонов на еду малоимущим. Это могло бы хорошо поддержать спрос среди беднейших слоев населения, которые сильнее всего пострадают от инфляции.

«Все существующие механизмы — действия с процентной ставкой, фискальные меры — действуют с лагом, иногда довольно большим, — соглашается директор экономического направления Института энергетики и финансов НИУ ВШЭ Марсель Салихов. — Без него работает только прямая поддержка — раздача денег людям, например, в форме увеличения пособия по безработице».

Многие меры, предложенные бизнесу, нецелесообразны либо просто подходят к проблеме не с той стороны, критикуют опрошенные «Ведомостями» представители отраслей и эксперты.

  • Ослабление ограничений на импорт продуктов не означает снятия эмбарго, а обнуление пошлин едва ли их заметно удешевит на фоне падения рубля, говорит старший научный сотрудник РАНХиГС Галина Баландина.
  • Отсрочка по страховым взносам сейчас обернется дополнительной нагрузкой через три месяца, когда их все-таки придется платить. Ситуация усугубляется слишком быстро, нужно реальное снижение нагрузки, предупреждает президент «Опоры России» Сергей Калинин.
  • Строительному сектору, и без того крайне закредитованному, нужны не субсидии по проектному финансированию, а снижение ставки ипотеки, говорит президент ГК ФСК Владимир Воронин.
  • Малый бизнес очень сильно пострадает из-за карантина, а ведь именно он — основа долгосрочного потребительского спроса, говорит Александра Суслина из Экономической экспертной группы: «хорошо бы дать не льготные кредиты, а освобождение от налогов, пока не пройдет острая неопределенность».
  • А вот системно значимые предприятия и штрафы по госконтрактам могли бы и подождать, считает Суслина: есть риск, что «все неэффективности [в госсекторе], которые у нас испокон веков есть, спишут на форс-мажоры и никто не понесет ответственности».

Цена вопроса

Объем обещанной правительствами разных стран экономической помощи для борьбы с последствиями пандемии коронавируса уже к середине марта достиг $1 трлн (1% глобального ВВП) и только растет. На этом фоне 300 млрд рублей, вписанные в антикризисный план правительства Мишустина, выглядят чересчур оптимистично — это всего 0,3% российского ВВП.

Маховик мер будет раскручиваться, считает Александр Абрамов из ВШЭ, но, пока статистика в стране показывает чуть больше 200 заболевших из 140 млн населения, странно предлагать меры поддержки на 2 трлн рублей. Понятно, что многие риски — на горизонте, но, пока они не реализовались, бессмысленно говорить о прямых трансферах населению или бизнесу, соглашается Орлова. Пока непонятно, будет ли рост безработицы и какой процент бизнеса закроется. Дополнительные меры понадобятся, но пока неясно, какие и в каком объеме, отмечает она.

Осторожность властей при поддержке экономики и населения, оказавшихся в беспрецедентной ситуации, резко контрастирует с былой готовностью тратить триллионы на придуманные нацпроекты. Для бизнеса все происходящее уже стало тяжелым испытанием — в Москве закрываются рестораны, отели опустели, ивент-индустрия умирает, сотрудники многих компаний отправляются не просто в карантин, а в неоплачиваемые отпуска. «Резать косты, выживать, ждать», — делятся своими рецептами предприниматели. К сожалению, в ближайшие месяцы они пригодятся многим.

«РУССКИЕ НОРМ!»

Спецвыпуск — о вирусе и нефтяном шоке

«Если шок в глобальной экономике будет краткосрочным, Россия справится. Многое еще зависит от того, что будет с [распространением] вируса в самой России, потому что пока выглядит так, будто в России нет вируса. Можно подумать, что у граждан России к нему иммунитет. По некоторым европейским странам мы видим: если закрывать глаза на эпидемию, ситуация будет хуже», — за неделю, прошедшую с момента этого интервью с экономистом Сергеем Гуриевым, ситуация с распространением вируса в России не драматично, но ухудшилась, и страна закрыла границы для иностранцев.

Может ли пандемия вместе с обвалом цен на нефть стать смертельной для российской экономики? Что думает об этом Сергей Гуриев, читайте у нас на сайте и смотрите в спецвыпуске на канале «Русские норм!» — там вместе с Гуриевым о самых волнующих сейчас вопросах думают вслух финансист Сергей Романчук, инвестор Игорь Даниленко и предприниматель Евгений Чичваркин.

О ЧЕМ ВСЕ ГОВОРЯТ

Как в России тестируют на коронавирус

Число выявленных случаев заражения коронавирусом медленно, но растет. Больше всего — в Москве (131). Тем не менее по сравнению со многими странами Европы картина пока намного лучше. Но многих волнует — значит ли это, что в России справляются с ситуацией, или мы просто не видим полной картины?

По всей видимости, этот вопрос озаботил и власти. На этой неделе вице-премьер Татьяна Голикова пообещала в разы увеличить количество тестирований на коронавирус, а ее начальник Михаил Мишустин задействовал для решения задачи бизнес. РФПИ и АФК «Система» занялись внедрением экспресс-тестов, «Инвитро» обещает в течение месяца наладить проведение тестирования для всех желающих в своих лабораториях.

Мы разобрались, как в России тестировали на коронавирус до сих пор, могло ли это повлиять на статистику, а еще — сравнили российскую тактику выявления зараженных с зарубежными странами. Главный вывод — число выявленных заболевших в ближайшее время может вырасти, но это к лучшему.

BELL CLUB

Мы впервые встретимся онлайн

31 марта BellClub, заботясь о вашем здоровье, впервые проведет онлайн-конференцию, посвященную новым экономическим реалиям.

В ней примут участие:

  • Сергей Романчук, руководитель операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка, президент ACI Russia — The Financial Markets Association;
  • Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка;
  • Игорь Даниленко, управляющий директор Fosun Eurasia Capital;
  • Марсель Салихов, директор экономического направления Института энергетики и финансов НИУ ВШЭ.

Обсудим, что ждет российскую и мировую экономику — тем более что до 31 марта еще много чего может произойти. Присоединяйтесь! Зарегистрироваться можете здесь.

ИСТОРИИ 

Результаты поиска скрыты

Говорят, в России нет института репутации, но многие все же озабочены ее чистотой — особенно в интернете. Свежий пример — предприниматель Александр Удодов, родственник премьер-министра Михаила Мишустина, добился зачистки результатов поиска по запросам «александр удодов», «александр удодов обыск», «александр удодов налоги» и другим. Так, в поисковиках потерялась статья «Коммерсанта» почти десятилетней давности, которая рассказывает о попытках сотрудников СК «обыскать квартиру, где проживает официально безработный, но много решающий в налоговой сфере Александр Удодов». Зачистить выдачу поисковиков, удалить компрометирующие сведения из СМИ или «Википедии», забить негатив позитивом — все это теоретически возможно. Рассказываем, что получается на практике.

Ирина Малкова, Анастасия Стогней