Итоги недели 30 августа 2019

Как мы провели лето, инструкция о хранении денег за рубежом и новые приключения робота Федора

Главные истории лета 2019 года

Лето 2019 года, начавшееся с ареста Ивана Голунова в главный день ПМЭФ и заканчивающееся обменом заключенными с Украиной, стало одним из самых информационно насыщенных на нашей памяти. Мы выбрали пять главных историй лета, за развитием которых нам предстоит следить осенью.

Лето 2019 года, начавшееся с ареста Ивана Голунова в главный день ПМЭФ и заканчивающееся обменом заключенными с Украиной, стало одним из самых информационно насыщенных на нашей памяти. Мы выбрали пять главных историй лета, за развитием которых нам предстоит следить осенью.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.
  1. Лето протестов

Евгений Фельдман для «Медузы»

Мэр Москвы Сергей Собянин за лето 2019 года побывал сразу в двух непривычных и наверняка малоприятных ролях. В июне правительству Москвы довелось присоединиться к кампании беспрецедентного гражданского единения вокруг дела Ивана Голунова. Всего спустя два месяца Собянину пришлось зачитывать неуклюжее телеобращение в поддержку жестокого разгона мирных протестов и уголовных дел против очевидно невинных людей и мысленно прощаться с поддержкой московских хипстеров, которая такими усилиями завоевывалась восемь лет. Трудно придумать более яркую иллюстрацию маятника российской политики, в которой «оттепель» никогда не остается без быстрой реакции.

После полутора месяцев протестов против беспощадной зачистки на выборах в Мосгордуму кажется, что власть, как всегда, уверенно побеждает: разрешенные митинги ни к чему не ведут, запрещенные разгоняются еще до их начала, а оппозиционеры вернулись от июньского единения к привычной ругани о том, стоит ли бойкотировать выборы или голосовать за внука Зюганова. Но протестные настроения никуда не делись и не денутся — не просто так власть уже не может позволить себе даже таких конкурентов, как кандидат от лояльной КПРФ Владимир Бортко, которому пришлось сняться с выборов в Петербурге.

  1. Ожидание большого кризиса

На картинке выше — итоги падения мировых рынков в августе 2019-го. Трудно сказать, в какой из дней дежурное возмущение очередным обострением торговой войны между Китаем и США переросло в предчувствие неизбежного кризиса, но начало этому было положено в «черный понедельник» 1 августа, ставший худшим днем для мирового фондового рынка в 2019 году. Рынки наконец поверили в то, что торговая война — это всерьез и надолго. Спустя две недели даже не специалисты по фондовому рынку узнали значение термина «инвертированная кривая доходностей 10-летних и 2-летних гособлигаций США». Если не углубляться в экономику, значение этого верного признака близкого кризиса простое — инвесторы уверены, что ближайшем будущем все будет плохо. Для фондовых рынков это — самосбывающийся прогноз.

Для России приближение рецессии в США означает два неприятных последствия.

  • Падение мировых цен на нефть. Если торговая война неожиданно быстро не закончится, оно неизбежно. Bank of America Merrill Lynch уже допустил, что нефть подешевеет до $40. Напомним, серьезные проблемы для России начинаются с $41,6  — такова цена отсечения нефтяных сверхдоходов в бюджете на 2019 год. Если цены упадут ниже, российская экономика вернется к зависимости от падающих цен, а резервные фонды перестанут пополняться. Курс доллара в таком случае быстро превысит 70 рублей — это признает даже Минэкономики.
  • Отток денег с развивающихся рынков — главных пострадавших после обвала 1 августа. Это значит, что в Россию будет поступать меньше валюты, а значит — дополнительное давление на рубль.
  1. «Чернобыль» на экране и в жизни

В номинации «самые везучие» летом 2019 года безусловно выигрывает HBO — так подгадать с темой сериала, наверное, не получалось ни у одного кинопродюсера. «Чернобыль» и сам по себе стал главным хитом мая—июня 2019 года, а последовавшие за ним две техногенные аварии с ядерным следом зацементировали успех. Хуже того, на примере аварии на полигоне под Северодвинском Нёноксе мы увидели, насколько ничего не изменилось в России за 33 года после Чернобыля: никакой внятной публичной информации об опасности аварии, никаких предупреждений для врачей, к которым привозят пострадавших при секретном взрыве, и как результат — волна панических слухов и исчезновение из магазинов йода.

Очевидно, что ни о какой катастрофе чернобыльского масштаба речь не идет, но точно так же понятно, что в случае более серьезной аварии мы узнаем о ней либо из тайных телевизионных сигналов МЧС, либо от обычных людей, которые, как архангельские врачи, не побоятся рассказать о ней СМИ.

  1. Украинские надежды

Доля Украины на российских госканалах летом зашкаливала даже больше, чем обычно,  но, возможно впервые с 2014 года, это было не лишено оснований. В исторической важности победы Владимира Зеленского на президентских выборах трудно усомниться по многим причинам, однако для нас важнее, что смена власти на Украине дает небольшой, но все-таки шанс на начало реального разрешения кризиса на востоке Украины.

Во-первых, что может быть лучше освобождения невиновных из тюрьмы. А во-вторых, пусть этот шаг не помирит Россию ни с Украиной, ни с Западом, он все равно станет первым шагом двух стран навстречу друг другу после Минских соглашений 2015 года, а разрешение ситуации на востоке Украины всегда будет главным условием снятия с России западных санкций.

  1. Битва за «Яндекс»

Главная бизнес-история лета идет последней — но не по значимости, а потому, что она же наверняка станет главным новостным поводом осени. Летом 2019 года российские интернет-компании официально вступили в битву экосистем. Самый мощный игрок Сбербанк играет сразу на трех досках: с «Яндексом» пытается сохранить СП в онлайн-торговле, Mail.Ru Group выделяет миллиарды на конкуренцию с «Яндексом», а на основе купленного «Рамблера» строит собственный медийный холдинг.

Первое сражение в большой битве начнется в сентябре, когда депутаты Госдумы вернутся из отпуска и начнут обсуждать законопроект Антона Горелкина о запрете иностранного контроля над интернет-компаниями. Внесение законопроекта в последний день весенней сессии дало «Яндексу» месяц подумать о своем будущем и, возможно, поискать нового российского ответственного инвестора. Вероятно, уже в сентябре мы узнаем о результатах.

РАССЛЕДОВАНИЕ

Как ФСБ крышует частные банки

Еще одна несомненно знаковая история этого лета — суд над бывшим главой банковского отдела управления «К» ФСБ Кириллом Черкалиным. Его знал весь банковский сектор, как и о методах работы его подразделения. Один из крупных банкиров в разговоре с The Bell деликатно назвал их «очень коммерческими». О том, в чем именно заключалась коммерция, мы — насколько удалось подробно — написали в июльском расследовании о том, как ФСБ крышует российские банки. Не можем не поделиться радостью: сегодня стало известно, что этот текст стал лауреатом важной для медиа премии «Редколлегия». Если вы его пропустили, самое время прочитать.

ДЕНЬГИ

Выбор между плохим и очень плохим

Минэкономики пересмотрело почти все свои прогнозы на 2019–2020 годы в сторону ухудшения. Доходы населения в 2019 году снова не вырастут, в 2020 году экономика будет расти медленнее, чем предполагалось, а рост потребительского кредитования почти остановится — и потянет за собой потребительский спрос, следует из новых цифр. Вот как теперь выглядит ближайшее будущее:

Эти цифры — верхняя планка: для того чтобы выполнить даже такой прогноз, считает Минэкономики, еще нужно соблюсти ряд условий, например «повысить доверие к правоохранительной системе». А есть и худший сценарий: там речь идет о том, как поведет себя российская экономика в случае падения цен на нефть до бюджетной «цены отсечения» (от $42,5 в 2020 году до $45,9 в 2024-м).

ИНСТРУКЦИЯ

Как изменился валютный контроль

В начале августа Владимир Путин либерализовал часть валютных операций, правда одновременно расширил область применения валютного законодательства. С нового года под действие закона о валютном контроле будут попадать не только банковские, но и вообще все счета за рубежом, в том числе, по всей видимости, брокерские и страховые. Зато с операций по счетам в самых прозрачных, с точки зрения налоговиков, странах снимут почти все ограничения. Но это не значит, что разобраться в тонкостях российского валютного законодательства стало проще. Бывает, что предприниматели нарушают его, даже не подозревая об этом, как в случае с бизнесменом, который взял кредит в армянском банке и положил деньги на счет в нем же.

Если вам спокойнее хранить деньги за рубежом, обязательно изучите нашу новую инструкцию о том, как это делать, ничего не нарушая. Она учитывает последние изменения в валютном законодательстве (по состоянию на август 2019 года). Юристы помогли нам разобраться, где может ждать подвох, и дали советы, как лучше поступить в ситуациях, которые закон трактует неоднозначно.

ЭКСКЛЮЗИВ 

Как взломщик алгоритмов Google стал банкиром

Расчистка российского банковского сектора, которую устроила Эльвира Набиуллина, привела к тому, что за пять лет число банков уменьшилось вдвое, а сам банковский бизнес, очевидно, потерял свою привлекательность. За последние четыре года ЦБ выдал только одну новую банковскую лицензию. Ее получил 36-летний бизнесмен из Казани Дмитрий Еремеев: ни о нем, ни о его бизнесе до этого события никто особо не знал. Мы познакомились с Еремеевым и считаем, что о его предпринимательской карьере можно смело снимать кино. Особенно впечатляет ее начало: еще на первом курсе института потанинский стипендиат научился находить лазейки в алгоритмах Google и буквально за день выводить в топ поисковиков любой сайт, даже если это был ноунейм-блог со словами «купи ноутбук». Несколько лет спустя многие из его ноу-хау стали называть «черным CEO», а поисковики начали нещадно банить тех, кто обходит их правила. Но к этому времени Еремеев придумал новые способы монетизировать трафик, помогая привлекать клиентов и аудиторию крупнейшим компаниям от AliExpress до Тинькофф-банка. Теперь он делает банк, который не будет зарабатывать на кредитах, зато обещает облегчить жизнь армии фрилансеров, работающих из России (а в перспективе — и из других стран) на западные IT-гиганты. Если пропустили, читайте его историю у нас на сайте.

«РУССКИЕ НОРМ!»

Что читают «Русские норм!»

Видеоблог Лизы Осетинской выйдет из отпуска уже на следующей неделе — 3 сентября. В ожидании новых выпусков вспоминаем героев прошлых сезонов и рассказываем, какие книги повлияли на них больше всего. Сергей Галицкий, к примеру, оказался фанатом толстенных биографий великих людей авторства Уолтера Айзексона, а Давид Ян говорит, что ни одна книжка не повлияла на него больше «Алисы в Стране Чудес»: Льюис Кэрролл показал мир таким, что он перестал выглядеть «однозначным и плоским».

FUN

Приключения робота Федора продолжаются

В начале недели вся страна с замиранием следила: удастся ли космическому кораблю с роботом Федором на борту пристыковаться к МКС. Со второй попытки это случилось, но приключения на этом не закончились. В пятницу, на четвертый день пребывания Федора на станции, космонавты попытались его включить. Это оказалось не так просто. «Может, по ней (кнопке включения электропитания на плече робота) молотком стукнуть? Я уже гаечный ключ взял, упираюсь — никакого эффекта», — цитируют «РИА Новости» переговоры с ЦУП космонавта Алексея Овчинина. Но вскоре настойчивость дала свои плоды. «Я включил его. Раз 10–15 включал и выключал. Вот он включился и даже сказал что-то», — доложил Овчинин. Надеемся, дальнейшее пребывание Федора на станции будет небесполезным, хотя его главная функция — PR, и с ней он справляется хорошо. Вот здесь мы рассказываем, как Федор превратился в героя соцсетей и стал едва ли не самым успешным проектом Дмитрия Рогозина с тех пор, как он возглавил «Роскосмос».

Петр Мироненко, Ирина Малкова