Итоги недели 24 мая 2019

Битва экосистем «Яндекса» и Сбербанка, Британия после Терезы Мэй и пессимизм в экономике

«Яндекс» движется все дальше в офлайн, а Сбербанк — в онлайн. Тот, кто придет первым, получит преимущество в битве за наше жизненное пространство

Герман Греф, премьер Дмитрий Медведев и основатель «Яндекса» Аркадий Волож на форуме «Открытые инновации», 16 октября 2018 года. Александр Астафьев/ТАСС

Главными событиями конца недели стали ежегодные мероприятия двух компаний, которые собираются в ближайшие годы поделить российский рынок между своими экосистемами, — конференция YaC, на которой «Яндекс» рассказывал о своих планах завоевания авторынка, и собрание акционеров Сбербанка, где Герман Греф говорил об успехах в превращении Сбербанка в технологическую компанию. По сути оба идут к одной и той же цели — технологическому доминированию в повседневной жизни клиентов, но с разных концов: «Яндекс» — из онлайна в офлайн, Сбербанк — из офлайна в онлайн.

  • «Яндекс» — классическая интернет-компания, бизнес которой был построен вокруг медийных продуктов — от поиска до новостей, а монетизация строилась на рекламной модели. С середины 2010-х главная цель компании — зарабатывать больше на сервисах, а из онлайна перейти в офлайн. Не зря в феврале Аркадий Волож, представляя итоги 2018 года, с гордостью говорил, что нерекламная выручка «Яндекса» достигла 20%. Главными героями конференции YaC 2019 в четверг (подробно мы разбирали ее здесь) стали беспилотник, система «Яндекс.Авто», которую установят на 2 млн автомобилей «АвтоВАЗа», Renault и Nissan, и голосовой помощник Алиса, который должен связывать воедино онлайн- и офлайн-элементы экосистемы «Яндекса». Логичным в рамках этой стратегии выглядит назначение управляющим директором «Яндекса» Тиграна Худавердяна, который возглавлял самый успешный офлайновый актив компании — «Яндекс.Такси». Одновременно «Яндекс» старается застолбить за собой самые большие, но до сих пор не до конца освоенные медийные сегменты — музыку и видеостриминг.
  • Сбербанк, наоборот, движется из офлайна в онлайн и становится все более медийной компанией. Сделкой года для банка стала покупка «Рамблера» (а до нее — были неудачные переговоры о покупке «Яндекса», которые Греф, впрочем, отрицает). Самым интересным активом в этой сделке для Сбербанка был онлайн-кинотеатр Okko, а большая часть инвестиций в «Рамблер» будет направлена на покупку контента, сказал сегодня Герман Греф в интервью «Коммерсанту». «Рамблер» должен стать витриной для всех продуктов экосистемы Сбербанка. Она, как объяснял недавно The Bell член совета директоров банка, известный IT-инвестор Леонид Богуславский, должна стать полносервисным супермаркетом с единой идентификацией клиентов, который будет предлагать им кросс-бенефиты в разных сервисах. Это чем-то напоминает подписку «Яндекс.плюс», на базе которой «Яндекс» объединяет свои сервисы, предлагая подписчикам скидки одновременно на такси, каршеринг, музыку и видео.
  • Одним из главных героев сегодняшнего собрания акционеров Сбербанка была робот и цифровая ведущая корпоративного телевидения Сбербанка Елена, разработанная компанией «Центр речевых технологий». В апреле банк Грефа заплатил Газпромбанку за контроль над ЦРТ как минимум 5 млрд рублей — всего вдвое меньше, чем Александру Мамуту за «Рамблер». Сделка поможет Сбербанку и в банковских сервисах (распознавание лиц и голоса для идентификации клиентов), и, в перспективе, в создании собственного голосового ассистента, без которого не обходится ни одна цифровая экосистема от Amazon до «Яндекса». «Мы будем точно не хуже Google и Apple», — заявил сегодня на собрании акционеров Греф.

Что будет дальше

У исходных точек обеих компаний есть свое преимущество: у «Яндекса» — сильная технологическая экспертиза и способность быстро масштабировать свою инфраструктуру на новом рынке, у Сбербанка — готовая многомиллионная база клиентов, которые к тому же собраны в едином мобильном приложении с функцией платежей. Это, конечно, «Сбербанк онлайн», у которого на ноябрь 2018 года было больше 40 млн пользователей. Это может позволить Сбербанку попробовать использовать стратегию «суперприложения», объединяющего все нужные клиентам сервисы. Благодаря ей китайский Wechat смог стать доминирующим игроком на рынке страны. Сейчас по этому же пути в Юго-Восточной Азии идут сервисы Grab и Go-Jek, которые начинали как приложения для заказа такси.

Битва экосистем почти неизбежно закончится тем, что в течение 5–10 лет одна из них завоюет ваше жизненное пространство. Пока кажется, что у «Яндекса» и Сбербанка больше всего шансов сыграть эту роль в России.

BELL CLUB

ОТСТАВКА

Тереза Мэй

24 мая состоялось ожидаемое, но все равно историческое событие — Тереза Мэй, вторая в истории Великобритании женщина-премьер, объявила об уходе со своего поста. Премьер, заслужившая за механичность своих выступлений обидное прозвище «Мэйбот», выступила с такой эмоциональной речью (отвернувшись от камер, она почти рыдала), что заслужила похвалы даже своего оппонента Бориса Джонсона.

«Всегда помни, что «компромисс» — это не ругательство. Компромисс — это основа жизни», — процитировала Мэй слова, сказанные ей Николасом Уинтоном, который во время Второй мировой войны переправил в Великобританию сотни детей из захваченной нацистами Европы. Это было и ее собственное послание парламенту, который ей за три года в должности премьера так и не удалось склонить к соглашению с ЕС по Brexit.

Что будет дальше?

  • Уход Мэй повышает шансы на выход Великобритании из ЕС без сделки.
  • Новым лидером тори и премьером может стать только сторонник Brexit. И наибольшие шансы пока у экс-министра иностранных дел и «ночного кошмара» Евросоюза Бориса Джонсона — человека, которого многие в ЕС считают ответственным за беспорядочную политическую кампанию по Brexit и подрыв доверия к премьеру. Букмекеры оценивают вероятность его победы в 40%, шансы бывшего министра по вопросам «брекзита» Доминика Рааба оцениваются гораздо скромнее — в 14%.
  • Оба претендента выступают за «жесткий вариант» Brexit и покинули правительство из-за несогласия с уступками Мэй. Это значит, что шансы на выход Великобритании из Евросоюза без всякого соглашения возросли: Евросоюзу просто не будет иметь смысла снова отодвигать крайнюю дату Brexit (сейчас — 31 октября). «Мы покинем ЕС 31 октября, со сделкой или без нее», — заявил сегодня Джонсон. В Евросоюзе в ответ предупредили, что надежды Британии на то, что более жесткий, чем Мэй, переговорщик сможет выторговать лучшие условия, — ничем не оправданы.
  • Brexit без соглашения нанесет по экономике сокрушительный удар, и вот почему. Без соглашения Великобритания потеряет право беспошлинной торговли со своим соседом, на долю которого сейчас приходится около 48% всего британского экспорта. В этом случае во взаимной торговле сторонам снова придется подчиняться правилам ВТО — в отсутствие нового торгового соглашения для британского сельского хозяйства пошлины могут вырасти примерно до 11%, животноводства — до 15,7%, для автомобильной промышленности — до 10%, а британские финансовые компании просто лишатся прав продавать в оставшихся 27 странах ЕС свои продукты и услуги без открытия в каждой из них своего подразделения. По подсчетам британского правительства, чистые потери могут достигнуть £250 млрд, а падение ВВП в последующие 15 лет — 10,7%. Слишком большая цена даже для кресла премьера, а британскому бизнесу при таком сценарии можно только посочувствовать.

ДЕНЬГИ

Пессимизм россиян, инвесторов и Кудрина

На этой неделе вышел опрос о том, как россияне чувствуют себя в экономическом плане и чего ждут, а также свежие данные и прогнозы о том, что происходит с экономикой на самом деле. Вывод один — россияне настроены пессимистично, и интуиция их не подводит.

  • Число россиян, которые уже ощутили кризис на себе и верят, что это надолго, продолжает расти. В этом году, если верить исследованию компании GfK, их число перевалило за 53% — такое количество опрошенных полагают, что экономические трудности продлятся еще минимум четыре года. Еще в 2017 году таких пессимистов было 44%, в 2015-м — 29%.
  • Не верят в лучшее не только россияне, но и инвесторы — по данным ЦБ, прямые иностранные инвестиции в Россию в 2018 году сократились больше чем в три раза — до минимальных за 10 лет $8,8 млрд.
  • Ощущения и тех и других подкрепила своим прогнозом Счетная палата — реальные доходы россиян в 2019 году упадут, а бедность не снизится, считает ведомство Алексея Кудрина.

О ЧЕМ ВСЕ ГОВОРЯТ

Победа горожан в Екатеринбурге

После того как опрос ВЦИОМ показал, что 74% респондентов считают неудачной идею построить в сквере храм, власти Екатеринбурга сдались. Если верить губернатору Евгению Куйвашеву, «конфликт исчерпан» и сквер в центре города будет исключен из списка возможных площадок для строительства. Хорошая новость, но, как выяснилось, за последние пять лет против строительства храмов протестовали не только в Екатеринбурге. Напоминать властям о том, что Россия — светское государство, за это время с разным успехом приходилось жителям 28 городов в 25 регионах России. Сами представители РПЦ при этом не прочь вести вполне светский образ жизни — об этом наша история про строительство новой резиденции для патриарха Кирилла под Петербургом.

СКАНДАЛ НЕДЕЛИ

Демарш «Коммерсанта»

Политический скандал недели — увольнение из газеты «Коммерсант» отдела политики в полном составе. Причина — публикация о скорой отставке с поста главы Совета Федерации Валентины Матвиенко. Представителям владельца «Коммерсанта» Алишера Усманова статья показалась «заказной», самой Валентине Матвиенко — «абсолютной выдумкой». Оба — и спикер, и миллиардер — при этом утверждают, что к увольнению журналистов никакого отношения не имеют. О том, как все было на самом деле, The Bell первым рассказал, узнав версии обеих сторон конфликта. А главный вывод, который напрашивается после демарша десятка журналистов, которые положили на стол заявления об увольнении, — «мягкая цензура», осуществлявшаяся под присмотром акционера «Коммерсанта», неожиданно перестала работать.

Петр Мироненко, Ирина Малкова