Итоги недели 22 февраля 2019

Откровенность Путина, забытая реновация и основатель WayRay в «Русских норм!»

Ракеты и суверенный рунет: о самом главном Владимир Путин рассказал уже после своего послания

Искать в посланиях Владимира Путина Федеральному собранию (как и в его ежегодных пресс-конференциях и «прямых линиях») содержательные сообщения и скрытые смыслы — неблагодарное занятие. Но на этой неделе нам повезло — из того, что Путин говорил уже после своего послания, на кулуарной встрече с редакторами СМИ, можно сделать и без того напрашивавшийся вывод о реальных приоритетах Кремля.

«Тональности не выдержал. Сорвался на ракеты в конце. А все так мирно начиналось», — описывает The Bell свои ощущения от послания Владимира Путина федеральный чиновник. На самом деле выступление президента оказалось намного более мирным, чем в 2018 году. Почти все полтора часа он посвятил социальным гарантиям для населения и довольно много говорил о бизнесе — правда, эта часть речи Путина была больше похожа на поручения из прошлого. Так и было задумано — «внешнеполитическая тематика уйдет на второй план», обещали накануне источники телеканала «Дождь» в АП.

Зато в тот же вечер, на встрече с редакторами печатных СМИ, которую почти никто не заметил, про ракетные комплексы президенту удалось поговорить вволю.

  • На первый же вопрос Алексея Абакумова с телеканала РБК, предполагавший мирное развитие беседы («прошлогоднее [послание] прошло под канонаду ракет и артиллерии, нынешнее скорее под шелест купюр — откуда такая разница?»), Путин возразил: «обращаю внимание, что было продолжение послания прошлого года в части военно‑стратегической составляющей».
  • Чтобы сомнений не оставалось, на следующий вопрос, о том, «куда идет Россия», Путин ответил: главные задачи связаны с экономикой, производительностью труда, технологиями, но «мы никогда не забывали и не будем забывать: чтобы чувствовать себя уверенно, мы должны обеспечить свою безопасность».
  • После этого опытный главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин сразу повернул разговор в военное русло. Отвечая, Путин потратил на рассказ о новом ядерном оружии 10 минут. Главная мысль: новые российские перспективные комплексы способны достичь территории потенциального противника за шесть с небольшим минут, вдвое быстрее, чем американские ракеты долетят до Москвы. «Считать-то они умеют», — эту мысль президент повторил как минимум шесть раз.

Цитата: «Это все просто, как апельсин. Шесть на ум пошло, семь с ума сошло. Посчитайте, сколько это будет. И Грузия, и Украина большого выигрыша им не даст».

  • Резюме: никаких предпосылок для нового Карибского кризиса и жесткого противостояния нет, взаимные претензии — не основание для такого обострения отношений. Но: «Думаю, что мы во всяком случае этого не хотим. Если кто‑то хочет — ну пожалуйста. Я назвал сегодня, что будет. Пусть считают».

Что будет дальше? На этот вопрос Владимир Путин тоже в каком-то смысле ответил: даже если нового Карибского кризиса не будет, Россия продолжит курс на изоляцию от мира. Сразу после разговора о ядерном оружии главный редактор «Ленты.ру» Владимир Тодоров спросил президента о законопроекте про суверенный рунет. «Чем больше суверенитета у нас, в том числе в цифровой сфере, тем лучше», — ответил Путин, отправив правительству сигнал не жалеть на это денег.

Почему это важно? Те, кто следил на этой неделе за развитием событий в деле Baring Vostok, задавались вопросом: почему защитники Майкла Калви в своих петициях обращаются к Следственному комитету, Генпрокуратуре — кому угодно, кроме Владимира Путина, который вроде бы проинформирован о деле. Ответ на этот вопрос — в послании Федеральному собранию, в ходе которого президент фактически предложил создать платформу для борьбы с давлением на бизнес инициатору дела Baring Vostok Артему Аветисяну, и во встрече с главными редакторами, где в ответ на вопрос об экономике он рассуждает о ядерном оружии.

ЭКСКЛЮЗИВ

Забытая реновация от Лужкова

Был бы дом, а бумага под его снос всегда найдется: корреспонденты The Bell месяц изучали опубликованные в открытом доступе документы правительства Москвы о том, какие дома и на каком основании в столице были приговорены к сносу. Жильцы могут об этом даже не догадываться, но, оказывается, почти 1000 домов в столице формально ничто не мешает снести на основании постановлений, подписанных еще при Юрии Лужкове. Именно по этим документам собираются сносить кирпичные пятиэтажки в не самом плохом московском районе Кунцево — жители двух его кварталов в прошлом году  устроили по этому поводу массовый протест, но пока ничего не добились.

  • Всего в ходе расследования мы обнаружили около 980 домов, которые были приговорены к сносу еще при Лужкове, но до сих пор стоят.
  • Из них почти две трети попали под реновацию, но оставшиеся 395 можно снести и без нее.
  • Среди них есть и дома в дорогих районах вроде Тверского, Пресненского и Гагаринского, и кирпичные пятиэтажки, как в Кунцеве, которые не являются аварийными.
  • Кроме Кунцева, есть еще как минимум три примера реконструкции московских районов, против которых протестовали жители.
  • Удивительно, но постановления Лужкова до сих пор действуют, и при желании власти могут ими воспользоваться, говорят опрошенные The Bell девелоперы и юристы. Впрочем, вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин, который отвечает в правительстве за градостроительную политику, отрицает, что у города есть такие планы.

Есть ли ваш дом в «группе риска», можно проверить с помощью нашей карты-навигатора по московским документам: для этого нужно выбрать ваш округ, район и посмотреть, нет ли среди постановлений Лужкова вашей улицы. Выглядит она вот так, а воспользоваться ею можно вот здесь.

О ЧЕМ ВСЕ ГОВОРЯТ

Дело Baring Vostok: что нового

На этой неделе Следственный комитет предъявил Майклу Калви обвинение в мошенничестве, по которому ему грозит до 10 лет тюрьмы. Обвинения получили и пятеро его коллег. Журналисты плотно следят за этой темой, но вопросов все равно остается много: что именно терял Артем Аветисян, чтобы решиться на такую спецоперацию, как ее восприняли власти, на что рассчитывали, затевая в 2017 году партнерство с Аветисяном, фонды Baring Vostok и почему первыми пошли в суд.

А вот коротко, что стало известно за неделю:

  • ЦБ нашел многочисленные нарушения в банке «Восточный» за полгода до ареста Калви и его товарищей и уже тогда имел все основания отозвать у банка лицензию. Причем большая часть нарушений относилась к «Юниаструм банку», которым до объединения с «Восточным» владел Аветисян.
  • Оценка акций, на которой построено дело Baring Vostok, проводилась по номинальной стоимости.
  • Владимир Путин в своем послании не упомянул о громком деле, зато со словами поддержки продолжали выступать бизнесмены и бывшие партнеры Baring Vostok, включая Аркадия Воложа, который назвал работу Калви и его команды «стандартом законности для рынка».
  • Но реально помочь фигурантам дела Baring Vostok может не это и даже не вмешательство Бориса Титова, а решение главы РФПИ Кирилла Дмитриева подать ходатайство об изменении меры пресечения на домашний арест. Почему это важный шаг, мы объясняли здесь.

BELLCLUB

РУССКИЕ НОРМ!

Новый герой — основатель WayRay Виталий Пономарев

Виталий Пономарев создал компанию после автомобильной аварии. Первые инвесторы кинули его и даже похитили одного сотрудника. Но за семь прошедших с тех пор лет многое изменилось: WayRay привлекла $100 млн, в нее вложились Porsсhe, Alibaba и Hyundai Motor. В интервью Лизе Осетинской Пономарев рассказал, у кого не взял деньги, как изменить автомобильный рынок и в чем был не прав Алексей Навальный в своем расследовании «Он вам не Димон». Подписывайтесь на канал «Русские норм!» в YouTube, чтобы не пропустить новые выпуски.

РЕКЛАМА

Телеграм-канал Freakbook экономит самое ценное, что у вас есть – время. Ежедневно там выходит подборка интересных статей рунета за сутки на разные темы: история, общество, литература, бизнес, наука и технологии. Автор канала отбирает лучшие статьи из 200 источников и указывает для каждой аннотацию и время на прочтение. Подпишитесь на Freakbook и вам больше не придется искать мастриды по всему интернету.

Петр Мироненко, Ирина Малкова