«Оставьте льготы многодетным и малоимущим». Почему бизнесу не нужна помощь от государства

Предприниматель и общественный омбудсмен по делам малого и среднего бизнеса Анастасия Татулова объясняет, что не так с последним отчетом правительства перед Госдумой.

На прошлой неделе премьер-министр России Михаил Мишустин выступал в Госдуме. В красивом галстуке и с заряжающей интонацией он говорил про отсрочки и кредитные каникулы, называл суммы льгот и субсидий. Но речь, так же как и сами меры поддержки, не нашла отклика среди предпринимателей, но вызвала раздражение и очень много вопросов. Бизнес ждал давно назревших системных изменений. А что получил? Разберем на примере цитат из выступления премьера.

Что говорил Мишустин

«Двукратно снизится размер пени за просрочку уплаты налогов, начиная со второго месяца». И это в ситуации, когда некоторые отрасли в регионах после ковида только пару месяцев как открылись, а некоторые не открылись вовсе, как, например, многие бары. Но налоги святое — вынь да положь.

«Регионы смогут устанавливать налоговые каникулы для новых ИП». Опять старые предприниматели не годятся — новых подавай, эти скисли. При этом рынок, скажем мягко, не расширяется, а покупательская способность пикирует. Но мы будем снова и снова звать в предприниматели всех и выдавать им много кредитов, хороших и разных, пусть потом банкротятся.

«Плановых и внеплановых проверок не будет». Тут дьявол в деталях: мораторий НЕ касается налоговых проверок и всех проверок силовиков (миграционных, полицейских и т.д.), это все продолжается в полный рост – данные ежедневно стекаются в мой телеграм-канал. Чему удивляться, если проверяющих в стране на миллион больше, чем предпринимателей?

Традиционно упомянули «жуликов». «Те, кто цены поднял, кто на панических настроениях создавал дефицит». Это, теряюсь в догадках, кто? Выходит, что примерно все, поскольку полки стояли пустые, инфляция — 16%, и при рентабельности пищевого производства 4% удерживать цены на докризисном уровне — стопроцентное разорение. Но это мелочи, «эти разорятся — придут другие», им и каникулы дадут для новых ИП, как выше обещали.

«Мы надеемся, что бизнес будет нас драйверить и спасать от ситуации, когда рвутся логистические цепочки». Тут я вздрогнула и вспомнила Арвидаса, предпринимателя из Владивостока. Он создал отличную логистическую компанию-агрегатор, которую я пятый месяц пытаюсь спасти от банкротства, так как региональное отделение ведомства, откуда вышел наш премьер-министр, заблокировало счет его компании и просит отдать родине то, что он у нее не брал: более 70 млн рублей доначисленных налогов, которые он как агрегатор платить не должен. Налоговики не сочли убедительными расходы Арвидаса на контрагентов и потребовали заплатить налоги со всей суммы поступивших ему средств — обычное дело, каких тысячи. Бизнес фактически погубили: он пытался какое-то время платить зарплату сотрудникам, но к марту это стало невозможным. Представила, как он будет «драйверить». А за ним и многие другие.

«Отсрочка по перечислению налога по упрощенной системе налогообложения в 37 млрд рублей поможет перенастроить товарные цепочки». Если поделить сумму в 37 млрд на всех, кому нужно дать отсрочку, денег не хватит даже на бирку от товарной цепочки. Да и в целом налог и его отсрочка логистику перестроить не помогут. Это я вам как пострадавший от разорванных цепочек производственник говорю.

Ну и «бизнесу грех жаловаться» и «сейчас все сделано, чтобы свобода предпринимательства была, чтобы все работали. Если аккуратно исполнять несложные налоговые режимы для бизнеса <можно> заняться эффективностью своей деятельности». Вот что наше правительство всегда умело — дать нам, предпринимателям, советы. Жаль только, что эффективности, которой пора заняться, почти не остается после налогов, взлетевшей себестоимости и разнообразных неналоговых поборов.

И про главный побор последних лет. «Мы не отойдем от маркировки, но сделаем послабления». Эта фраза породила в чатах предпринимателей волну непередаваемого фольклора, перемежающегося предлогами. Ведь прямые 60 копеек с каждой пачки молока или сыра, которые сейчас предприниматель должен платить частной конторе за марку, — только вершина айсберга. Еще нужно на миллионы купить оборудование, поставить ПО и добавить в расходы зарплаты людей, специализирующихся на этой работе. Отдельная тема — штрафы. Только представьте: продавец, который забыл просканировать продукт, «попадает» на 300 тысяч рублей. А его руководитель — на 1,5 млн и уголовную ответственность. Спору нет: контрафакт — это плохо, но при чем тут законопослушные производители и продавцы? Государство обязано бороться с контрафактом, мы с вами из наших налогов содержим для этого армию проверяющих, так что странно, что мы же должны еще раз за это заплатить. Хотите маркировать — супер, но не за счет предпринимателей. Этот проект надо срочно заморозить, с компенсацией расходов, которые уже понес бизнес. Но, видимо, не в этой жизни: после этой фразы премьера стонущие от маркировки отраслевики поняли, что искать пора не эффективность, а веревку и мыло.

Что отвечает бизнес

Очевидно, правительству пока не удалось услышать малых и средних предпринимателей, а предприниматели, в свою очередь, не оценили ни меры, ни результаты по выруливанию из кризиса, зато отметили у правительства отсутствие самокритичных выводов и кадровых решений по итогам проваленного импортозамещения.

Вот несколько самых приличных цитат предпринимателей из моего телеграм-канала по итогам отчета:

  • «Вместо системных изменений мы опять слышим про точечные меры и раздачу денег».
  • «В отношении каждой отрасли нужна долгосрочная политика, а не просто ситуационные решения и «мы отреагировали на вызовы».
  • «Завалили за десять лет всю промышленность, а теперь хотят за год возобновить».
  • «Налоги снизили айти, а производственные [предприятия] как платили 42% с каждого сотрудника, так и будут».
  • «Кому опять раздадут? Допустим, в отрасли больше 20 тысяч компаний. И этой отрасли дали субсидию 500 миллионов. Делим одно на другое, получаем по 25 тысяч рублей на предприятие. Или как по факту происходит, по 5 миллионов, но своим <...> Как вы можете 500 миллионов раздать 20 тысячам компаний честно? Никак. Так давайте просто не будем раздавать, Оставьте льготы многодетным и малоимущим <...> Дайте работать по-человечески».

Выступление Мишустина в Думе было отчетом, то есть рассказом про прошлые дела. Но ситуация с конца февраля изменилась настолько, что прошлое уже никому не интересно. Предприниматели ждали плана на будущее, причем ближайшее, радикальных реформ. Не дождались. В который раз.

Замкнутый круг кризиса

Что с нами не так? Мы будто играем в сломанный телефон. Долгие годы, из кризиса в кризис, больного под названием «экономика России» лечим одинаково: очередь на прием к начальникам, письма от объединений, раздача очередных льгот, субсидий и дотаций.

Этот кризис не исключение, все пошло по той же тупиковой дорожке. Власть говорит: «Дайте перечень необходимых мер». А мы давали! Мы лет шесть уже одно и то же пишем: надо не тащить в предприниматели новых людей, а создать условия для роста тем, кто уже занимается бизнесом. Давление снизить, маркировку убрать, налоговую систему сделать стимулирующей, налоги зарплатные хотя бы до 15% снизить со всей суммы. Навсегда, а не на год, и не выборочно, а всем.

А они нам: «Нет, дайте новые меры!» Может, мы старые все же реализуем? Может, новыми людьми, если эти не могут справиться последние десять лет?

А еще скажу крамольное: льготами для микро- и малого предпринимательства (МСП) мы убиваем экономику. Это я ответственно заявляю как омбудсмен по МСП. Через льготы торговле, IT, услугам перестроить экономику невозможно. В России 80% малого и среднего бизнеса — торговые предприятия. Промышленным производством товаров народного потребления занимаются всего 344 тысячи компаний из 6 млн. Менее 5%. Работают в МСП 30 млн человек. И только 2 млн из них заняты на производстве, создают продукт. Остальные — в услугах или торговле. Для сравнения, в Китае доля производства — 40% против наших 5%.

Эта пропорция и есть квинтэссенция проваленного импортозамещения. Как изменит ее раздача 500 миллионов? Да хоть 50 миллиардов? Никак.

Не сработают здесь никакие точечные меры — помощь, поддержка, обучение, субсидии, льготы и гранты по 100 тысяч рублей молодежному предпринимательству. Цифровизация также не поможет. Как и слово «импортозамещение». Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. За восемь лет стало очевидно, что мы пришли не туда.

Какая поддержка реально нужна бизнесу

В экономике нужен локомотив. Если в России станет выгодно производить, то будут развиваться и торговля, и агрегаторы, и IT, и рестораны, и услуги. Станут востребованными наука и образование. Возрождение несырьевого производства потянет за собой все виды бизнеса: и малый, и средний, и крупный.

Но, чтобы производство возобновилось, оно должно стать инвестиционно привлекательным. Производственникам нужно прежде всего вернуть рентабельность. Чтобы труд 24/7 365 дней в году позволял зарабатывать и вкладывать в дело их жизни. А пока чистая прибыль малого и среднего бизнеса «белого» производства на общей системе налогообложения за десять лет скатилась с 20% до 4%.

Чтобы вернуть рентабельность, нужна адекватная налоговая система, которая стимулирует рост. Необходимо дать экономический стимул предприятиям расти. Пересмотреть критерии МСП, уравнять всем зарплатные налоги до 15%, стимулировать создание рабочих мест.

И страшно сказать: если не отменить, то хотя бы в разы снизить великий и ужасный НДС — убийственный налог для любого человекоемкого предприятия. НДС промежуточно взимается в цепочках поставок сырья, обеспечивая дополнительно в бюджет, по словам министра финансов Антона Силуанова, 800 млрд рублей. Если его отменить, не изымать у предпринимателей сейчас, эти 800 млрд останутся в экономике, пойдут на развитие, на оборотные средства. Давайте уберем НДС из производственных цепочек — и не нужно будет изобретать какие-то субсидии.

Нужно убрать и все неналоговые платежи: все эти «честные знаки», СОУТы, коррупцию при проверках, банковские комиссии под предлогом 115-ФЗ, паспорта безопасности, согласования каждого чиха.

Повторю: сегодняшняя регуляторика и налоговая политика не позволяют производству ни зарабатывать, ни развиваться. Чтобы получить массовый рост промышленности, а не только рост компаний друзей и родственников, надо вложить в это ресурсы.

Тем временем федеральный бюджет в первом квартале — с профицитом в 1,5 трлн рублей. Иначе не могло и быть, ведь ведомство Силуанова отфутболивает любую попытку изменить ситуацию по налогам и стимулам развития отраслей, промышленности и экономики в целом хорошо знакомой фразой: «Выпадающие доходы, дополнительные расходы, не согласовано…»

Пишу все это в очередной раз, читаю в телеграм-канале ответы на опрос «Чего вы не дождались в речи Мишустина?» и думаю: что еще, не дай бог, должно с нами случиться, чтобы то, что видно предпринимателям и производственникам, стало бы очевидно и тем, от кого зависит принятие решений? Ответа нет. Пойду поищу эффективность, как велел Михаил Владимирович. И вы ищите. И помните: спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Скопировать ссылку

«Российские элиты усвоят, что в будущем им лучше не иметь централизованной власти». Экономист Бранко Миланович — о причинах и последствиях войны

Бранко Миланович — профессор Городского университета Нью-Йорка и Лондонской школы экономики, один из главных мировых специалистов по глобальному неравенству.
Getty Images @
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Миллиардер из Кузбасса. Что известно о покупателе российского McDonald's Александре Говоре

Новым владельцем российского бизнеса уходящего из страны McDonald’s стал бизнесмен с богатой биографией — экс-совладелец компании «Южкузбассуголь» Александр Говор. С первым угольным бизнесом ему пришлось расстаться в середине 2000-х — после двух аварий, в результате которых погибло 148 шахтеров. Теперь Говор — владелец нефтеперерабатывающего завода в родной Кемеровской области, а его сын, долгое время управлявший остальными бизнесами отца, — депутат кемеровского заксобрания от «Единой России». 
biz.a42.ru @