Что мне с этого 2 сентября 2019

«Катастрофы не случится»: Максим Орешкин о нефти по $40

Главное чтение этого утра — большое интервью министра экономики Максима Орешкина ТАСС. Собственно экономике там посвящена максимум четверть времени, зато Орешкин рассказывает о противоречиях с ЦБ, объясняет, почему сдержанно комментировал громкие уголовные дела, и — самый важный сигнал — уверяет, что российская экономика отлично справится с падением цен на нефть до $40. На прошлой неделе РБК публиковал прогноз Минэкономики с таким сценарием, предполагающий, что курс доллара превысит 70 рублей.

  • О ближайшем будущем в экономике. «Рост экономики в первых двух кварталах замедлился, сейчас должен выровняться. Правда, добавился фактор риска, который мы в таком объеме не учитывали: торговая война между Китаем и США. Это тоже может на нас повлиять, хотя мы в значительной степени защищены макроэкономическими структурными реформами, которые провели за последние несколько лет. Тут и бюджетное правило, и механизм покупки валюты, и многое другое. Нефть, уходящая с $70 за баррель на $60, сейчас никак не давит на внутриэкономическую ситуацию. Катастрофы не случится».
  • О нефти по $40. «То, что сделано в макроэкономике России с 2014 по 2019 год, точно попадет в учебники. Пять лет назад России было необходимо, чтобы за баррель давали $115. В этом случае мы могли поддерживать свой бюджет и платежный баланс. Сейчас сумма — $45 за баррель. <…> Мы с саудитами поменялись местами на нефтяном рынке: им нужно $70 за баррель, а нас устроят и $40. Хотя, конечно, лучше $60 — это оптимальная цена, некий уровень, позволяющий нам спокойно инвестировать в новые проекты, развивать их. При $40 это станет делать сложнее, но даже на такой цене мы не будем испытывать серьезного давления на финансовый рынок и внутреннюю экономику с точки зрения бюджета, платежного баланса».
  • О торговой войне США и Китая. «Уже сравнивал происходящее с началом новой Столетней войны. Только в экономике. Это может затянуться надолго. По сути, речь о конфликте платформ развития. Есть риск быстрого разрушения с огромным негативом для Китая и с чуть менее печальными последствиями для США, поскольку американская экономика больше ориентирована на себя, а не на внешнюю торговлю. Пока идет психологическое давление на оппонента. Но и Трамп, и Си из тех лидеров, которые не любят отступать».
  • О спорах с Набиуллиной. «Эльвиру Сахипзадовну люблю и уважаю, считаю, у нас хорошие отношения. Наезжаю я на ситуации, а не на конкретных людей. Скажем, уже публично высказывался, что ЦБ и регулирует, и надзирает, и владеет банками. Три функции соединены в одну. Так, на мой взгляд, быть не должно… Или мы говорили о рынке потребительского кредитования. То, чего я добивался, случилось: удалось привлечь общественное внимание. Появление дополнительного прессинга по этой теме заставило и ЦБ сконцентрироваться, провести более глубокий анализ. Надеюсь, это отразится и на принимаемых Центральным банком решениях».
  • Об уголовных делах против бизнесменов. (В вопросе упоминались дела на Майкла Калви, Сергея Петрова и Давида Якобашвили.) «У меня нет желания пиариться на модной повестке. Важно работать над системными изменениями, а не точечными. А по поводу Майкла Калви. С этим делом надо максимально быстро разбираться. У нас ведь проблема не только в том, что какие-то дела, как видим на примере Ивана Голунова, возникают на ровном месте. Они порой длятся месяцами, годами, зависая без проведения каких-то фактических действий».
  • О претензиях к работе Росстата. «В последние лет 15 Росстат де-факто был бесхозным и брошенным. Никто в правительстве им предметно не занимался, и он пришел в Минэк в ужасном состоянии. В команде Росстата почти отсутствовала молодежь, зарплаты были в два раза ниже, чем в Казначействе, IT на порядок меньше, чем в других органах власти… Мы пытаемся сделать Росстат по-настоящему передовым ведомством. Есть проблема, связанная с качеством данных. Если сдал неправильную отчетность в налоговую инспекцию, можно и в тюрьму сесть. А за искаженные сведения в Росстат никакого наказания не будет, даже административного. Поэтому сейчас выстраивается система, когда данные из одного источника станут проверять информацией из других».
Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.
Обсуждение будущего российской экономики при нефти по $40 быстро переходит из разряда апокалиптических теорий в мейнстрим — и это неудивительно, учитывая прогнозы и новости об американско-китайской войне и приближении рецессии в США. Экономисты при этом считают прогнозы Минэкономики при нефти по $40 чрезмерно оптимистичными.

Лада Шамардина