Новости 28 июня 2019

ЦБ обвинил владельца «Трансаэро» и его мать в манипуляциях с акциями авиакомпании

Совладелец «Трансаэро» Александр Плешаков и его мать манипулировали акциями компании, считает ЦБ. Регулятор обнаружил две схемы манипулирования акциями компании, которые позволили ее владельцам продать долю, избежав потерь на 200 млн рублей.

Что случилось. О манипуляциях с акциями «Трансаэро» рассказал директор департамента противодействия недобросовестным практикам ЦБ Валерий Лях. Схемы действовали в 2014–2016 годах, пишут «Ведомости». Всего регулятор обнаружил две схемы.

  • Первую схему «Трансаэро» в течение двух лет — с 2014 по 2016 год — осуществляла через свою «дочку», кипрскую Jeimbo Cyprus. Она заключалась в том, что кипрская компания и бермудская Otkritie Advisory Services, которая сейчас ликвидирована, регулярно продавали друг другу на бирже акции «Трансаэро», создавая видимость торговой активности и поддерживая цены на высоком уровне. Это помогало авиакомпании использовать акции в качестве залога для привлечения займов через Jeimbo. При этом заявки со стороны Jeimbo подавали сотрудники, которые одновременно были сотрудниками «Трансаэро», подчеркивается в материалах ЦБ.
  • Еще одна схема связана непосредственно с совладельцем и членом совета директоров «Трансаэро» Александром Плешаковым, который владел 59,48% компании, и его матерью, председателем Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Татьяной Анодиной. По договорам Плешаков переводил акции со своего счета на счет Анодиной — всего таким образом мать консолидировала 41,4% бумаг. Акции переводились небольшими пакетами — до 5% — чтобы не привлекать внимания, об изменении долей основных акционеров не сообщалось. На тот момент авиакомпания уже год существовала без сертификата эксплуатанта, но ее котировки на бирже периодически взлетали вверх. Все дело в том, говорит Лях, что Анодина постепенно продавала бумаги на бирже, а перед такими сделками «Трансаэро» разогревала рынок, распространяя в СМИ информацию о возможном возобновлении своей деятельности. Стратегия давала свои плоды — к ноябрю 2016 года акции «Трансаэро» взлетели вверх, подорожав на Московской бирже почти на 68%.  Как только со счета Анодиной был продан весь пакет, слухи о восстановлении работы «Трансаэро» прекратились, а значит, Плешаков и Анодина манипулировали рынком акций, считает теперь ЦБ.
Узнайте, как зарабатывают миллиарды, в e-mail рассылке The Bell.

Другие обвинения. В марте этого года ВТБ потребовал от бывших владельцев «Трансаэро» почти 250 млрд рублей и также обвинил их в мошенничестве, но только связанном с отчетностью компании.

  • Иск о привлечении Плешаковых и Анодиной к субсидиарной ответственности на 249,2 млрд рублей ВТБ подал в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области — по месту регистрации «Трансаэро».
  • Банк обвинил бывших акционеров «Трансаэро» в манипуляциях с отчетностью. Плешаков был крупнейшим акционером «Трансаэро», его жена Ольга — гендиректором, а Анодина — членом совета директоров и владельцем — как тогда считалось — 3% акций. На троих им принадлежало 53% акций «Трансаэро». По версии ВТБ, компания с 2012 года знала о возможности своего банкротства, а в 2014–2015 годах при получении кредитов трижды переписывала отчетность задним числом. Помимо подмены отчетности, ВТБ обвиняет акционеров «Трансаэро» в выводе денег из компании с помощью займов связанным с ними юрлицам, выплаты дивидендов и вознаграждений менеджменту.
  • Огромная сумма иска объясняется требованиями закона «О банкротстве»: при привлечении акционеров к субсидиарной ответственности сумма иска должна равняться совокупному размеру требований кредиторов.
  • Общие долги «Трансаэро» к моменту остановки компании составляли почти 250 млрд рублей. Львиная доля, 150 млрд, приходилась на договоры лизинга самолетов, 80 млрд — на банковские кредиты, 20 млрд — долги поставщикам топлива, аэропортам и другим контрагентам. Главные пострадавшие — лизинговые дочерние компании госбанков, ВЭБа, ВТБ и Сбербанка.

Узнайте больше. Хорошее расследование о других махинациях «Трансаэро» — в том числе с участием лизинговой «дочки» ВЭБа — можно прочитать здесь (платный материал).

Анна Коваленко