Новости 17 февраля 2020

ЦБ изменил основания для блокировки транзакций и счетов

Центробанк впервые за восемь лет решил изменить перечень признаков, по котором банковские операции признаются сомнительными и могут быть заблокированными, заметил РБК. Часть устаревших пунктов из списка убрали, но добавили не меньше новых.

Что случилось

ЦБ опубликовал поправки к положению 375-П, в котором описываются признаки сомнительных операций. При наличии этих признаков банки имеют право отказать клиенту в операции, иногда — расторгнуть с ним договор. В этом случае клиент может попасть в «черный список» ЦБ. Список был утвержден в 2012 году и с тех пор не менялся.

Эльвира Набиуллина год назад говорила, что часть признаков устарела, и обещала, что число оснований для отказа в проведении операций снизится. В новой редакции часть признаков действительно исчезла, но добавились и новые.

Что убрали

  • Пункт о том, что к подозрительной можно отнести ситуацию, когда клиент проводит операцию, несмотря на высокие комиссии или заградительные тарифы (признак 1108).
  • Пункт о том, что, если операция отличается от обычной практики клиента и предполагает «нестандартные и сложные» расчеты, ее можно счесть подозрительной. Но, если транзакции «не соответствуют общепринятой рыночной практике», это должно стать поводом для повышенного контроля.
  • Из списка исчезло указание на то, что подозрение может вызвать несоответствие операции описанию деятельности компании в ее учредительных документах.
  • Сократилось число признаков сомнительности, которые касались зачисления средств на счета юрлиц и переводов.

Что добавили

  • ЦБ предлагает считать признаком сомнительности операции подозрительное поведение клиента при возникновении у банка вопросов — если клиент после этого просит отменить операцию или закрыть счет и выдать деньги.
  • С особым вниманием ЦБ предлагает относиться к операциям по исполнительным документам. Это, например, документы комиссий по трудовым спорам (КТС), с которыми недавно случился скандал в «Тинькофф-банке», или нотариальные подписи, которые, по версии Росфинмониторинга, стали популярным инструментом для обналичивания. Если банк заподозрит, что в такой операции есть признаки отмывания или обналичивания, он будет вправе отказать в обслуживании.
  • Подозрительными предлагается считать регулярные операции по снятию наличных физлицами, если деньги на счет поступили от юрлица или ИП, а операции нельзя объяснить начислением зарплаты, дивидендов, алиментов, пенсий и страховых возмещений. Отдельно указано на операции по снятию наличных с корпоративных карт.
  • К сомнительным причисляются операции, которые делаются с одного и того же удаленного устройства (ноутбука или смартфона) по счетам разных компаний, зарегистрированных в разных странах или принадлежащих разным собственникам.
  • В список впервые вошли операции, связанные с приобретением или продажей виртуальных активов (цифровых аналогов долговых расписок, облигаций и прав участия в капитале).
  • В списке появилось отдельное указание на операции компаний в отраслях, которые могут указывать на обналичивание: покупка металлолома, почтовые денежные переводы физлицам, переводы платежным агентам, а также на операции компаний, которые рассчитываются наличными за транспортные, туристические или медицинские услуги.

Что важно знать

Перечень не является исчерпывающим: каждый банк «вправе дополнить его своими критериями, характерными именно для них, с учетом масштаба, специфики и характера деятельности кредитной организации», предупреждают в ЦБ.

На прошлой неделе ЦБ отчитался, что объем обналичивания в банковском секторе России в 2019 году сократился в 1,9 раза — со 176 млрд рублей до 95 млрд. На деле он может быть значительно больше — о рынке наличных мы недавно писали здесь и здесь.

Что дальше

Обновленный список «чем-то упростит работу банков», но не клиентов: им придется «более ответственно подходить к документообороту и выбору контрагентов», сказала РБК замгендиректора по правовым вопросам компании «Амулекс» Юлия Галуева.

По словам партнера юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимира Ефремова, в целом существенных изменений в практике правоприменения не произойдет, и единственный пункт, вызывающий настороженность, — возможность относить к сомнительным операциям действия по списанию со счетов на основании исполнительного документа. Как объясняет эксперт, «неясно, каким образом службы банка будут определять такие исполнительные документы», а также то, как это будет действовать наряду с «действующим регулированием порядка исполнения судебных решений».

Лада Шамардина