Ежедневная рассылка

Читаем новости за вас, экономим время и деньги
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама

Информация по делу

Самые полезные новости
за 5 минут в ежедневной рассылке

У нас есть утренняя и вечерняя рассылки.
Что вы хотите получать?

В 2016 году консорциум журналистов-расследователей ICIJ взорвал информационную бомбу, опубликовав тысячи документов небольшой панамской компании Mossack Fonseca. И вот вторая серия – архивы бермудской юридической фирмы Appleby.

Фото: H. Michael Miley/Flickr/(CC BY-SA 2.0)

13,4 млн документов, больше 120 политиков со всего мира, офшорные компании королевы Великобритании и соратников Трампа, а также очень любопытные детали известных сделок с участием Алишера Усманова и Юрия Мильнера. Главные зарубежные истории – тут, а мы коротко рассказываем о тех, которые связаны с Россией.

Министр торговли США и «Сибур»

Больше всех от публикации пострадает, похоже, Дональд Трамп. Министр торговли в его правительстве, миллиардер Уилбур Росс, оказался совладельцем судоходной компании Navigator Holdings. Один из ее крупнейших клиентов — российский «Сибур», в число акционеров которого входят Геннадий Тимченко, включенный в санкционный список США как представитель ближайшего круга Владимира Путина, и предполагаемый зять Путина Кирилл Шамалов.

До прихода Росса в компанию Navigator Holdings сдавала «Сибуру» во фрахт два газовоза, после — четыре, пишет участвовавшая в расследовании The New York Times. Доля «Сибура» в выручке судоходной компании с 2014 до 2015 года выросла с 5,3% до 9,1%. Всего с 2014 года российская компания принесла Navigator $68 млн. CEO судоходной компании Дэвид Баттерс на конференс-колле в 2016 году рассказывал инвесторам, какую выгоду компании принесет вытеснение «Сибуром» американских поставщиков газа с европейского рынка.

Росс не нарушает закона, но ситуация может быть расценена как конфликт интересов: министр одновременно получает прибыль от работы с российской компанией и отвечает за внешнюю политику в кабинете Трампа, пишет NYT. Для Трампа это очень некстати. Бывший руководитель его предвыборного штаба Пол Манафорт под домашним арестом, а советник по внешней политике Джордж Пападопулос еще в июле сдался ФБР и дает показания о том, что Трамп и его окружение были не против встреч с российскими чиновниками вовремя предвыборной кампании. На этом фоне Трамп готовится к новой встрече с Владимиром Путиным на саммите АТЭС.

Уилбур Росс в расследовании российских связей команды Трампа быстро ушел на второй план, хотя поначалу казался перспективным подозреваемым — с 2014 по 2017 год Росс был совладельцем и зампредом совета директоров Bank of Cyprus, не меньше трети которого тогда принадлежало россиянам. Такую же должность в совете директоров банка занимал бывший гендиректор «Норникеля» и сослуживец Владимира Путина по ленинградскому КГБ Владимир Стржалковский. В числе российских акционеров Bank of Cyprus были Виктор Вексельберг и Дмитрий Рыболовлев, а возглавлял банк экс-глава Deutsche Bank Йозеф Аккерман, которого, по выражению Guardian, «связывали теплые отношения» с  Путиным и Германом Грефом.

Министр торговли США Уилбур Росс. Фото: United States Patent and Trademark Office/wikimedia commons/(CC0 1.0)

Росс был связан с Россией еще в 1990-е, когда входил в правление американско-российского фонда TUSRIF, инвестировавшего в активы в России. Деньгами фонда управляла инвестиционная компания Delta Private Equity Partners, в руководство которой входил нынешний глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев.

Представитель Росса в ответ на запрос NYT сообщил, что Navigator Holdings начала работать с «Сибуром» до того, как миллиардер вошел в совет директоров компании в марте 2012 года, а сам Росс ни разу не встречался с российскими крупными акционерами компании. Совладельцем Navigator Росс, впрочем, стал в ноябре 2011 года — за три месяца до заключения контракта с «Сибуром», отмечает NYT. Представитель Росса также напомнил, что на «Сибур» не наложены американские санкции.

Как Усманов покупал Facebook

Архив Appleby также проливает свет на крайне удачные инвестиции Алишера Усманова. Как известно, он одним из первых в российском списке Forbes начал инвестировать в акции американских технологических компаний и сумел хорошо на этом заработать. Особенно Усманов гордится тем, что вовремя инвестировал в Facebook — покупать акции соцсети он начал в разгар кризиса 2008-2009 годов.

В интервью Forbes в 2014 году Усманов рассказывал, что первую сделку по покупке акций Facebook начал обсуждать осенью 2008 года. Для Усманова и его партнеров, основным активом которых был холдинг «Металлоинвест», это было непростое время – цены на сталь и руду рухнули вдвое, металлургические предприятия Усманова резко снизили производство, а банки начали требовать увеличить залоги по кредитам. Чтобы не нарушить ковенанты, нужно было срочно выплатить им около $2,6 млрд. Владельцы «Металлоинвеста», писал Forbes, тогда распродавали все что можно – от офисных комплексов до акций «Газпрома» и «Сбербанка». И тут Усманов сообщил своим партнерам по «Металлоинвесту», что хочет вложить до $1 млрд в интернет. Те признавались, что сочли его сумасшедшим, но Усманов настоял на своем: вместе с венчурным инвестором Юрием Мильнером он за несколько лет консолидировал до 10% акций Facebook. Первые сделки проводились, исходя из оценки всей компании примерно в $6,5 млрд, при IPO в 2012 году Facebook стоил уже свыше $100 млрд.

Но откуда в кризис Усманов взял деньги на инвестиции в технологические стартапы? Ответ на этот вопрос как раз и нашелся в архивах Appleby. Оказывается, деньги на покупку Facebook – около $920 млн – Усманову могла одолжить структура «Газпрома» «Газпром инвестхолдинг», которую на тот момент сам Усманов и возглавлял.

  • Издание The Guardian пишет, что еще в 2005 году «Газпром инвестхолдинг» начал предоставлять финансирование зарегистрированному на Британских Виргинских островах офшору Kanton Services.
  • В 2009 году «Газпром» одолжил этой фирме $920 млн, став ее контролирующим акционером. Позже эта компания вложила деньги в фонд Мильнера DST USA II,  а тот – в акции Facebook.
  • Кто на этот момент был бенефициаром Kanton – непонятно, пишет The Guardian, но источник издания утверждает, что эта компания считалась одной из инвестиционных структур Усманова.

Удалось ли «Газпрому» что-то заработать на акциях Facebook – большой вопрос, а вот Усманов с Мильнером после IPO соцсети в 2012 году продали свои акции. Как писал Forbes, чистая прибыль партнеров от вложений в соцсеть превысила $500 млн.

  • Представитель «Газпром инвестхолдинга» подтвердил журналистам, что компания кредитовала Kanton Services с «общекорпоративными целями».
  • Мильнер сообщил, что не знал, что Усманов мог использовать для инвестиций в Facebook государственные средства.
  • Представитель Усманова, не став вдаваться в детали, заявил, что государственные или квазигосударственные деньги для инвестиций в Facebook не привлекались.

Кроме Усманова, партнером Мильнера в США выступал и государственный ВТБ. В 2011 году вместе они инвестировали в акции Twitter. Через фонд Мильнера банк вложил в эту компанию около $190 млн. Перед IPO Twitter доля, купленная на деньги ВТБ, составляла около 2%. В 2014 году этот пакет был продан, банк мог заработать на сделке около $240 млн.

Для наглядности Guardian нарисовала такую схему:

Надо сказать, что Мильнер и раньше не скрывал, что ВТБ был соинвестором в его проектах. Но теперь это партнерство может вызвать вопросы в США. Дело в том, что, помимо прочего, Мильнер инвестировал в стартап зятя Трампа Джареда Кушнера. В 2014 году он вложил около $850 тыс. в торговую онлайн-платформу Кушнера и его брата Cadre. Сейчас эта фирма, как уверяют Кушнеры, оценивается в $800 млн. В самой сделке нет ничего примечательного – Мильнер утверждает, что преследовал исключительно инвестиционные цели, а с Кушнером виделся лишь однажды. Но зятю президента США любые ассоциации с Россией, а тем более – с российскими госструктурами, сейчас не на руку.

Марина Сечина и Юлиус-пятый

Среди других российских героев Paradise Papers самый интересный — бывшая жена главы «Роснефти» Игоря Сечина Марина и ее бизнес с владельцем австрийской Julius Meinl, Юлиусом Майнлом-пятым.

Считается, что Игорь и Марина Сечины развелись в 2011 году. В декларациях о доходах Игоря Сечина, который тогда работал в правительстве, в 2008-2010 годах доход его жены был указан как нулевой, а в 2011 году составил 9 млн рублей (тогда — около $300 тысяч), напоминает «Новая газета», участвовавшая в расследовании ICIJ. Спустя год на имя Сечиной на Каймановых островах была зарегистрирована компания S Holdings Ltd, созданная специально для участия в девелоперских проектах Майнла в России и Восточной Европе, пишет издание со ссылкой на документы Appleby.

У владельца знаменитого кофейного бренда Julius Meinl уже был опыт с российской недвижимостью — его Meinl European Land в 2000-е инвестировала в торговые центры в Москве и регионах и в 2007 году оценивала свой российский портфель в $1,4 млрд. Но уже в 2009 году выяснилось, что Майнл обманывал инвесторов, искусственно поддерживая котировки MEL с помощью тайной скупки акции на бирже. Бизнесмен был арестован и вышел на свободу под залог €100 млн.

В 2011 году Майнл создал новый фонд для вложений в российскую недвижимость, на этот раз уже без без всякого биржевого листинга — инвесторов предполагалось привлекать в офшорные компании. Одним из них и стала Марина Сечина. Ее кайманская компания должна была стать совладельцем мальтийской Fulcrum, которая сейчас владеет торговым центром в Уфе и недостроенным ТЦ в Перми. Трасты семьи Майнла вложили в компанию €40 млн, еще €40-80 млн предлагалось вложить инвесторам, пишет «Новая газета» со ссылкой на документы Appleby. Сколько именно в итоге вложила Сечина в проект, неизвестно.

Абрамович, Тиньков и корги Ольги Шуваловой

Больших сенсаций о сделках и инвестициях других российских предпринимателей в документах Appleby нет. Но есть характерные истории, показывающие, как работает офшорный бизнес. Например, случай с Романом Абрамовичем, который описывает «Новая газета». В 2008 году миллиардер решил купить 31,7% акций дальневосточного лесопромышленного холдинга Russian Forest Products, основанного партнерами Абрамовича по Evraz Александром Абрамовым и Александром Фроловым. Холдинг был зарегистрирован на Бермудах.

Траст Абрамовича подал документы на утверждение сделки. Но в анкете, которую миллиардер заполнял как бенефициар траста, «к сожалению, он неверно ответил на один из важных вопросов», цитирует «Новая газета» документы Appleby. Издание утверждает, что речь о вопросе, был ли он когда-либо объектом судебного расследования, на который Абрамович ответил отрицательно. Юристов бермудской компании это расстроило, но не смутило: они просто выбрали другой популярный офшор для оформления сделки. «На BVI такие проблемы вряд ли возникнут», — говорится в переписке сотрудников Appleby. Так и вышло: у властей Британских Виргинских островов точно та же анкета Абрамовича вопросов не вызвала. В 2013 году АБрамович принадлежало 33% акций RFP.

Остальные известные россияне, о которых говорится в расследовании ICIJ, в основном использовали Appleby для регистрации своих бизнес-джетов на острове Мэн. Эта схема позволяла не платить НДС при ввозе самолетов в ЕС. В их числе братья Ротенберг, Олег Дерипаска, Олег Тиньков и жена Игоря Шувалова Ольга. Учрежденная ей бермудская компания владела самолетом Bombardier BD-700, который стал знаменитым благодаря полетам корги на международные выставки, о которых в 2016 году написал Алексей Навальный.

Петр Мироненко, Ирина Малкова, The Bell

Ежедневная рассылка

Читаем новости за вас, экономим время и деньги
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама