Разборка 22 октября 2019

Олег Тиньков хоронит крипту и блокчейн. С ним невозможно согласиться

Два года назад основатель «Тинькофф банка» Олег Тиньков то ли в шутку, то ли всерьез пообещал запустить криптовалюту TinCoin. Но быстро передумал: «После последнего совещания в Сочи [под председательством Владимира Путина] мы понимаем, что, наверное, не будет так просто в России иметь криптовалюту». На прошлой неделе банкир опубликовал два поста в соцсетях (1, 2), в которых «поставил жирную точку в эре криптовалют» вообще и в проекте Павла Дурова (TON) в частности. В его рассуждениях столько натяжек, что мы не могли пройти мимо.

Главная мысль основателя «Тинькофф банка»: криптовалютные проекты Telegram (TON) и Facebook (Libra) провалились. О провале TON банкир поспешил объявить после решения Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), которая добилась временного запрета на выпуск и обращение криптовалюты Gram за две недели до официального запуска проекта (подробно об этом мы писали здесь). Проект Facebook под названием Libra примерно в это же время лишился ключевых партнеров.

Цитата. «Провал Libra и Ton поставили жирную точку в эре криптовалют. Очевидно, что все умные люди или хотя бы реалисты понимали, что никакая крипта никакие валюты не победит», — написал Тиньков.

The Bell по пунктам разобрал заключения Тинькова.

Банковским картам не нужна альтернатива

Тиньков: «Я вот даже не понимаю, зачем люди используют PayPal. Я получил первую карту Visa в далеком 1991 году: с этого времени я не испытываю никаких трудностей с оплатой товаров. Как мы видим, кошельки в основном используются для сомнительных операций в интернете, и самое страшное — в даркнете. И торговля наркотиками — это еще не самое худшее из зол. Какую боль лечит кошелек? Ответ — никакую!»

«Если ты ЗАКОНОПОСЛУШНЫЙ и ЧЕСТНЫЙ гражданин, то тебе нечего скрывать и быть анонимным и делать финансовые транзакции без контроля государства»

Возможно, электронные кошельки, так же как и криптовалюты, не решают всех проблем, но точно помогают как компаниям, так и физлицам совершать вполне легальные операции. Тот же PayPal, о котором пишет Тиньков, и другие платежные системы часто используют для обычных нужд. Например, для трансграничных переводов.

Трансграничные переводы в целом остаются большой проблемой. Отправить деньги из России, например, в Великобританию на карту физлица фактически невозможно — у многих банков просто нет такой услуги. Сбербанк только в этом году пообещал запустить мгновенные трансграничные переводы, но пока только в страны СНГ, и получить их можно будет только наличными в отделениях Western Union. Переводы с карты на карту за границу есть у «Тинькофф банка», но услуга доступна лишь для некоторых банков. В техподдержке банка объяснили, что партнеров за рубежом у него нет, поэтому все зависит от того, принимает ли сам банк переводы с карты на карту и не запрещает ли это местное законодательство.

Например, в США на карты Visa такие переводы в принципе невозможны, пояснили в банке и предложили воспользоваться переводами со счета на счет. Такие переводы доступны практически в любом банке, но для этого нужны полные реквизиты банка и счета, а также паспортные данные отправителя. Деньги могут идти получателю до пяти рабочих дней, а если вы отправляете больше $5 тысяч, назначение перевода придется объяснять документами. Им банки часто не верят, предпочитая блокировать операции при малейших подозрениях на нарушение антиотмывочного законодательства. От этого страдают и добросовестные предприниматели.

Трансграничные выплаты от юридических лиц физическим — еще одна боль. Это касается, например, фрилансеров, которые работают на зарубежные компании или зарабатывают с помощью их сервисов. Тот же Google еще несколько лет назад выплачивал гонорары за работу в его рекламных сервисах чеками, которые в России не так просто обналичить. Теперь компания дает возможность получить выплаты и с помощью банковских переводов, но даже для небольших сумм приходится взаимодействовать с банком и вести документооборот.

Проблема с трансграничными выплатами породила целую волну финтех-стартапов, которые пытаются ее решить.

  • Один из самых известных — Revolut. Но он пока не работает в России.
  • Ту же проблему собирается решать новый казанский Банк 131 IT-предпринимателя Дмитрия Еремеева, про которого писал The Bell. Его банк планирует создать инструмент для крупных IT-компаний, чтобы дать им возможность выплачивать гонорары большому числу зарубежных фрилансеров.
  • Другой пример — стартап российского инвестбанкира Владислава Солодкого, который собирается создать в США банк для клиентов, с которыми не работают обычные банки. Как писал The Bell, работать Arival (так называется банк Солодкого) собирается с криптостартапами, благотворителями, фрилансерами, а в перспективе — и с производителями марихуаны, продажа которой легальна во многих штатах США, но многие обычные банки все равно отказываются с ними работать.

Банки — надежные, криптовалюты — нет

Тиньков: «Два раза за 28 лет у меня компрометировали карту… в Европе, европейского же банка, но банк всегда был на моей стороне и помогал мне вернуть средства»

«Cредства защиты криптобирж сильно уступают банковским, а зачастую и вообще отсутствуют. А поскольку криптовалюты вне правового поля, жаловаться держателям, которые стали жертвами атак, некуда»

Криптобиржи успешно взламывают — это факт. За 2017 году и девять месяцев 2018 года из криптобирж вывели $882 млн, подсчитала Group IB. Одна японская биржа Coincheck в результате взлома потеряла $534 млн. Или взять хотя бы канадскую криптовалютную биржу QuadrigaCX. Ее владелец якобы умер, после чего 115 тысяч владельцев кошельков потеряли доступ к $137 млн.

Отследить, куда злоумышленники вывели деньги, обычно практически нереально. Вернуть деньги получится, только если взломанная биржа заплатит из собственных денег — такое случалось, например, после взлома биржи Bitfinex. Она рассчиталась с клиентами, чтобы не уронить репутацию.

Но проблемы с безопасностью существуют не только в мире крипты. Сложно судить, кто больше подвержен атакам мошенников и хакеров: банки или криптобиржи. Киберпреступники успешно взламывают и тех и других, причем используют одни и те же методики: социальную инженерию, фишинг и вирусы.

Только одна неделя октября вместила в себя сразу две предположительно многомиллионных утечки чувствительных данных россиян, произошедших по абсолютно разным сценариям. Одна из них — в Сбербанке, крупнейшем банке страны. Вы не можете быть уверены, что ваши данные не утекли из госорганов, банков или мобильного приложения, которым вы пользуетесь каждый день. Хуже того: скорее всего, ваши данные уже украдены. В случае с банками злоумышленники ищут и находят все новые способы этим воспользоваться (о том, что стоит в этой связи предпринять, мы писали здесь).

Пирамида для мошенников

Тиньков: «Крипта хочет обслуживать мошенников и преступников (анонимность), но добавила в себя элемент пирамиды»

Это мнение распространено среди банкиров. Осенью 2017 года его высказывал, например, глава JPMorgan Джейми Даймон. Правда, уже спустя три месяца ему пришлось извиниться, признав, что к каждому токену нужно подходить индивидуально.

Очевидно, что криптовалюты, как и любой другой финансовый инструмент, можно успешно использовать для создания пирамид (вот рассказ об одной из самых крупных и свежих), но никаких принципиально новых возможностей создателям пирамид криптовалюты не дают.

В России больше всего денег все еще несут в офлайновые пирамиды (150 из 240 выявленных ЦБ за первые девять месяцев 2019 года). Пока люди готовы верить в инструменты с гарантированной доходностью 300%, не так важно, будет ли это криптовалюта, форекс, «ценные бумаги» или что-то еще.

Криптовалюты никому не нужны

Тиньков: «Выехал парень с отточенной фигурой на коне и сказал всем: тащите мне деньги, я вас освобожу! Я сделаю так, что мои транзакции будут в разы быстрее, чем биткоин и эфир, не говоря уже о Visa и MasterCard. У меня только вопрос: вас не устраивает скорость обработки вашей транзакции в ресторане или магазине по всему миру? Я очень доволен — у меня тут точно не болит»

Здесь Тиньков откровенно лукавит. Платежные системы медленнее TON, обещающего миллионы транзакций в секунду.  Для сравнения, Visa в среднем обрабатывает до 1700 транзакций в секунду, на пике — 4000. Другое дело, что впечатляющие цифры TON пока есть только на бумаге.

То, что банковские платежи притормаживают, можно заметить в реальной жизни. Задержка в оплате заметна даже в микротранзакциях, когда, скажем, вы прикладываете карту к турникету в метро — и практически моментальна, когда используется стандартный проездной.

В целом как криптовалюты, так и кошельки платежных систем в среднем просто более технологически совершенны. Заявление Олега Тинькова о том, что банки умеют все, что нужно, звучит на фоне обещанной Госдумой отмены «банковского роуминга» — комиссий за перевод денег из региона в регион. В мире криптовалют и того же PayPal так вопрос ставиться вообще не может — они не так зарегулированы, как банки.

Инструмент для спекулянтов

Тиньков: «Про то, что покупательская деятельность в активе, цена которого может резко меняться, теряет всякий смысл, тоже никто не подумал: как в том же случае биткоина, который стал инструментом спекуляций, а не расчетов»

«Не так давно, кстати, выяснилось, что часто рост биткоина — это следствие манипуляции его ценой за счет эмиссии другой крипты Tether. Tether — это stablecoin (курс привязан к доллару), поэтому является основной расчетной валютой при торговле криптопар. Дневной оборот Tether в полтора раза выше, чем у биткоина»

Любой финансовый инструмент может и будет использоваться для финансовых спекуляций или в надежде на быстрое обогащение — даже если, казалось бы, он для этого не приспособлен. Олег Тиньков прав в том, что Tether мог влиять на рынок.

В начале октября Bloomberg опубликовал исследование, из которого следует, что в 70% случаев эмиссия Tether совпадала с ростом Bitcoin. При этом только за последний год компания выпустила токенов на $2 млрд, чем не могла не повлиять на рынок, считают авторы исследования. Однако в связанной с компанией бирже Bitfinex утверждают, что статья «некорректная» и нужна, чтобы стать основанием для подачи исков. В целом так и произошло: против Tether и Bitfinex выдвинут коллективный иск на $1,4 трлн.

Другая претензия к USDT в том, что 80% всех токенов находятся на 318 кошельках, писал Bloomberg. При этом 70% — на 104 кошельках, подсчитала аналитическая компания Intotheblock. То есть среди довольно узкого круга лиц распределено почти $2,8 млрд.

Решить проблему излишней концентрации той или иной криптовалюты в одних руках можно, расширив базу участников операций: Telegram с почти 300 млн пользователей (и уж тем более Facebook) мог бы решить эту проблему.

Регулятор все убьет

Тиньков: «Политики и регуляторы ВСЕХ стран никогда не отдадут центр эмиссии в частные руки, в это просто наивно верить. Только если они сами возглавят этот процесс, но тогда крипта никому и не будет нужна»

Здесь с Олегом Тиньковым поспорить трудно. Но вполне вероятно, что криптовалютная революция начнется не с международной политики, а с международной торговли и крупных банков. У них есть проблемы с оформлением внутрибанковских трансграничных платежей, которые блокчейн мог бы решить. В начале 2019 года криптовалюту, к примеру, выпустил JP Morgan, удовлетворив тем самым запрос крупных клиентов, переводящих десятки миллионов долларов. Если подобные инструменты будут пользоваться спросом и банки поймут, что за ними — будущее, они сами начнут наступление на регуляторов.

Парадокс Авена

Тиньков: «Петр Авен сказал, что поверит в криптовалюту, только если ей можно будет платить налоги, — согласен. Но я бы еще добавил, что она полетит только тогда, когда будет полностью под эмиссионным контролем США, то есть не будет угрожать доллару. Тогда эту подконтрольную Libra нужно будет еще адаптировать в мире, но мы знаем, как американцы могут применять свои законы экстратерриториально и как могут навязывать»

Этот аргумент звучит убедительно. Но он потерял свою силу. Бермуды стали первой территорией, разрешившей оплату налогов криптовалютой. Правда, не любой, а стейблкоином USDC, курс которого привязан к доллару.

Аргумент об эмиссионном контроле США пока опровергнуть нельзя, но те же Бермуды — заморская территория Великобритании, и их опыт может повлиять на регулирование криптовалют в Соединенном Королевстве.

Libra, которую продвигает Марк Цукерберг и которую также критикует Олег Тиньков, является криптовалютой с низкой волатильностью. Это компромиссный вариант, с одной стороны, не привязанный жестко к валюте, а с другой — зависящий от надежных мировых центробанков (обеспечение формируется из корзины мировых валют).

Именно эксперименты, подобные Libra, — отличный ответ на множество вопросов, возникающих у регуляторов к криптовалютам. К сожалению, ее будущее пока тоже под вопросом — ключевые партнеры Facebook отказались от поддержки этой валюты.

Валерия Позычанюк, Александр Амзин, Петр Мироненко