Вечерняя Рассылка 22 мая 2019

Есть ли у Чубайса единорог, победа протеста в Екатеринбурге и новый проект штатного вундеркинда Google

Анатолий Чубайс и Андрей Мовчан поспорили о том, есть ли у «Роснано» портфельная компания на $1 млрд. Мы разобрались, кто прав

«Скандал вокруг ”Роснано”» — популярный жанр, но в последние три дня вокруг компании Анатолия Чубайса разворачивается на удивление содержательный спор. 15 мая Чубайс объявил, что в портфеле «Роснано» появился первый единорог — компания OCSiAl («Оксиал») получила оценку больше $1 млрд. С ним поспорил экономист Андрей Мовчан, возразивший, что серьезно воспринимать оценку в небольшой частной сделке невозможно. Спор об оценках компаний в частных раундах инвестиций — не только российский. Мы разобрались, кто в нем прав.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.
  • «OCSiAl — первая наша компания, которая прошла market cap в $1 млрд. Это единорог по всем правилам, — заявил Чубайс на пресс-конференции в ТАСС в конце марта. — Последняя сделка по продаже акций компании […] прошла исходя из цены в $1 млрд». Тогда имя инвестора еще не было известно, но позднее Forbes написал, что им оказалась структура Александра Мамута A&NN, купившая у самой «Роснано» 0,5% OCSiAl за $5 млн. Эта сделка и позволила госкорпорации оценить свою портфельную компанию в $1 млрд, объявив ее единорогом.
  • Мовчан раскритиковал такой подход, предложив не торопиться с расчетами. «Тот факт, что в мире нашелся один человек, готовый заплатить за чуть-чуть акций чуть-чуть денег, причем человек этот не «с улицы», к сожалению, ни о чем не говорит», — написал он под постом Чубайса в Facebook.
  • Чубайс утверждает, что подход верный — инвестор «проголосовал» своими деньгами, значит, оценка оправданна. Мовчан возражает, что условия и детали оценки, которую делал инвестор, неизвестны, а для справедливой оценки рынком нужно, чтобы множество инвесторов покупали и продавали акции компании по этой рыночной цене — то есть желательно, чтобы компания торговалась на бирже. Даже в частных закрытых раундах за право инвестировать в компанию конкурируют разные фонды, а тут покупатель был один — может быть, он благотворитель или имеет другую нерыночную мотивацию.
  • OCSiAl основали новосибирский предприниматель и экс-банкир Юрий Коропачинский и академик Михаил Предтеченский, который придумал, как производить в промышленных масштабах одностенные нанотрубки из графена. Эти трубки при добавлении в другие материалы должны кратно улучшать их свойства. «Роснано» инвестировала в компанию порядка $20 млн и купила ее евробондов еще на $40 млн, писал Forbes. Углеродные нанотрубки называют «материалом будущего». Их синтезируют из графена — материала, за открытие которого российские физики Андрей Гейм и Константин Новоселов получили Нобелевскую премию. Подробнее о стартапе можно прочитать здесь или здесь.
  • В 2018 году OCSiAl продала нанотрубок на $10 млн, или чуть меньше половины от всего произведенного компанией объема в 11,7 тонны, еще 17 тонн — законтрактовано. По оценке аналитиков Future Markets, которые приводит Forbes, по итогам прошлого года на OCSiAl пришлось 86% мирового производства и 95% мировых продаж инновационного продукта. Весь рынок один из экспертов издания оценивает сейчас в $200 млн.
  • Чтобы разрешить спор, The Bell опросил известных российских венчурных инвесторов. Говорить об оценке в $1 млрд при такой сделке — спорно, но если хочется, то можно, — следует из комментариев опрошенных. «В последние годы оценка венчурных компаний стала совсем условной вещью, — считает, например, управляющий директор венчурного фонда LETA Capital Александр Чачава. — Пример — британская Improbable. Она привлекла $500 млн c выручкой в 100 тысяч фунтов, просто убедив инвесторов, что они сумеют создать универсальную платформу для виртуальных миров. Понятно, что компания сразу стала единорогом, хотя как ее оценивать — это большой вопрос». Все комментарии и детали спора можно прочитать в нашей статье.
  • Похожие споры давно идут на Западе. В 2015 году американская IT-компания Basecamp (известна как разработчик веб-приложений Ruby On Rails) выпустила пресс-релиз с громким заголовком: мы получили оценку в $100 млрд благодаря «смелой венчурной сделке». Из релиза, впрочем, выяснялось, что оценка получена за счет продажи 0,000000001% акций компании за $1. Основатель Basecamp Джейсон Фрид хотел так привлечь внимание к неадекватной, на его взгляд, методике оценки компаний по небольшим сделкам. Незадолго до этого он вспоминал, как в 2006 году вместе со своим первым инвестором (это был Джефф Безос) обсуждал оценку компании перед сделкой — и пришел к выводу, что ее можно только выдумать из головы.

Почему это важно?

И для инвесторов, и для основателей бизнеса его оценка — важнейшая цифра, хотя реальную роль она играет только при продаже бизнеса. О последнем не стоит забывать. «Я не знаю, сколько стоит моя компания, и это мне не нужно: я знаю свою выручку и прибыль, и это — то, что имеет значение. Оценка только отвлекает внимание», — писал в своей колонке Джейсон Фрид.

BELL CLUB

ПРОТЕСТЫ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ

Сквер победил

Впереди еще официальный опрос, который проведут власти, но пока очень похоже, что протестующие в Екатеринбурге победили. В конце концов, что может быть официальнее опроса государственного ВЦИОМ, который цитируют все официальные информагентства: 58% опрошенных сказали, что они против строительства храма в сквере, а 74% — что считают это место «неудачным». Видимо, так же посчитал губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, который немедленно заявил, что «конфликт исчерпан», а сквер у Театра драмы не надо даже включать в муниципальный опрос как площадку для строительства храма. Впрочем, говорить, что конфликт исчерпан, можно будет только после того, как мы узнаем новый вариант площадки для строительства.

ДЕНЬГИ

Контрольная закупка наличных

Если вы все еще думаете, что борьба ЦБ с обналичкой в ресторанах и магазинах не всерьез, ждите контрольной закупки: регулятор пообещал провести проверки в торговых точках, которые не принимают пластиковые карты. По закону это обязательно для предприятий с годовой выручкой больше 60 млн рублей. Чтобы проводить контрольные закупки, ЦБ даже придется воспользоваться помощью других ведомств — сам он может проводить такие действия только в банках.

Биометрия без рекламы не идет

Число подключившихся к биометрической системе ЦБ давно уже не раскрывается, и понятно почему: к концу 2018 года их было всего несколько тысяч, в то время как Герман Греф хвастался миллионами сдавших биометрию для системы Сбербанка. Судя по сегодняшним новостям, эта цифра все еще далека от желаемой: ЦБ и «Ростелеком» запустили специальную «информационную кампанию» в регионах. Пока обходится без звезд и конкурсов: представители ЦБ ездят по областям, встречаются с журналистами и пытаются через СМИ рассказать людям о том, как работает система.

ПРАКТИКА

Роботы заменят одного из пяти

Существуют теории о том, что роботы вовсе необязательно первыми отнимут работу у людей с низкооплачиваемыми рабочими специальностями. Но данные из исследований Организации стран экономического сотрудничества (ОЭСР), объединяющей самые развитые страны, пока говорят об обратном. По последним данным ОЭСР, высокий риск автоматизации — в среднем у 20% низкооплачиваемых рабочих мест и 10% высокооплачиваемых. Самые высокие риски — в Испании и Греции, где больше всего людей занято в низкоквалифицированном труде.

Новый проект штатного вундеркинда Долины

Продолжаем следить (вот первая серия) за главным вундеркиндом Кремниевой долины Майклом Сэйманом — сыном иммигрантов из Перу, который начал писать приложения в 12 лет, а в 18 Марк Цукерберг лично нанял его в Facebook на работу «штатного подростка». В соцсети Сэйман успел сделать не очень успешного конкурента SnapChat, соцсеть LifeStage (проект был закрыт после того, как Facebook решил вместо него продвигать сториз в Instagram), а после этого сбежал в Google, где нашел свое место в лаборатории Area 120 — мастерской экспериментальных продуктов Google. Сначала Сэйман разработал игру-соцсеть Arcade, но она так и не вышла за пределы Area 120. Сегодня Сэйман представил свой новый проект — это опять соцсетевая игра Emojishot, в которой пользователю предлагается разгадывать шарады, основанные на эмодзи. Звучит не очень серьезно, но кто знает — возможно, это следующий шаг в визуальных коммуникациях, который сделает Google.

Петр Мироненко