The Bell объясняет 1 августа 2019

Еще более суверенный рунет: кому выгоден законопроект Горелкина

В ноябре вступит в силу закон о суверенном рунете, который позволит Роскомнадзору изолировать российский сегмент сети от интернета. Этот закон направлен на управление технической инфраструктурой. В конце июля депутат-единоросс Антон Горелкин предложил контролировать и экономическую инфраструктуру рунета. Документ позволяет тому же Роскомнадзору отбирать ключевые IT-компании, а правительству — запрещать или ограничивать иностранное владение ими.

Две крупнейшие российские интернет-компании, «Яндекс» и Mail.Ru Group, формально подпадают под запрет в том виде, в котором он сейчас сформулирован, — как минимум потому, что у каждой из них более 20% акций торгуется на западных биржах. Акции «Яндекса» на NASDAQ в день внесения законопроекта потеряли почти 4%, несмотря на вышедшую в тот же день хорошую отчетность. Mail.Ru Group в Лондоне подешевела на 2,7%.

The Bell ответил на главные вопросы о законопроекте Горелкина. Там, где это возможно, приводятся примеры реальных компаний или наиболее вероятный сценарий развития событий.

Эта статья была написана для еженедельной технорассылки The Bell. Подписаться на нее можно здесь.

О чем речь?

О новом законопроекте, выборочно запрещающем иностранное владение «значимыми информационными ресурсами». Инициатором закона, по данным The Bell и других изданий, является администрация президента.

Документ похож на закон, с 1 января 2016 года запретивший иностранцам владеть более чем 20% российских СМИ. Но есть одно принципиальное отличие — тот закон не подразумевал исключений, а проект Горелкина дает специальной правительственной комиссии право сделать исключения для любой компании по ее усмотрению.

Что предлагает Антон Горелкин?
  • Ввести понятие «значимый информационный ресурс» для сайтов, страниц и программ, которые собирают информацию о пользователях на территории России.
  • Запретить иностранцам управлять более чем 20% таких компаний.

Например: «Яндекс», Mail.Ru и почти любая другая крупная интернет-компания абсолютно точно собирает информацию о пользователях и может называться «значимой». Формально эти компании инкорпорированы вне России («Яндекс» — в Нидерландах, Mail.Ru Group — на Британских Виргинских островах) и торгуются на западных биржах — NASDAQ и LSE соответственно.

Кто определяет, значимый ресурс или нет?

Роскомнадзор и правительственная комиссия.

Роскомнадзор предлагает статус, а заодно оценивает значимость компании — число пользователей, объем накапливаемых данных, эффект для развития в России технологической и коммуникационной инфраструктуры. Присваивает статус специальная правительственная комиссия.

Владельцем значимого информационного ресурса может быть российское юридическое лицо или гражданин России. Иностранцы и международные организации не могут управлять более чем 20% такой компании.

    Что будет с «Яндексом» и другими?

    Не совсем понятно.

    Аналитики «Ренессанс Капитала» считают, что переход «Яндекса» в руки государственного акционера неизбежен. Таким акционером может стать Сбербанк, ВТБ, РФПИ или «Газпром».

    Исходя из опыта с законом об иностранцах в СМИ, можно предположить: если компания попадет в список значимых и не получит специальное разрешение на иностранное владение, ее акционерам придется:

    • Выйти из капитала. Именно это произошло к 2016 году, когда владельцы 100% газеты «Ведомости» (тогда — Sanoma Independent Media, Financial Times и The Wall Street Journal) были вынуждены спешно продать свои доли.
    • Провести делистинг с биржи. В 2016 году холдингу CTC-Media (телеканалы СТС, «Домашний») пришлось уйти с той же самой американской NASDAQ, где торгуется «Яндекс».

    Антон Горелкин отдельно заложил в проект возможность переговоров. Если иностранный владелец обратится с «мотивированной просьбой», правительственная комиссия может разрешить увеличить допустимую долю владения иностранцами в данной компании.

    Это следует читать очень просто: у правительства, даже если оно сделает исключение, появляется рычаг воздействия на компанию.

    Разве раньше у государства не было рычагов воздействия на «Яндекс»?

    Конечно, были. «Яндекс» контролируют с помощью «золотой акции» Сбербанка, которая позволяла блокировать продажу ключевых активов и внесение поправок в устав, регулирующих возможности «золотой акции». Сбербанк не может даже самостоятельно продать или передать бумагу.

    «Золотую акцию» Сбербанк получил 10 лет назад. В обмен «Яндексу» разрешили снять ограничения на иностранные инвестиции; компания решила выходить на биржу, где сейчас обращается свыше 80% ее уставного капитала. Mail.Ru Group тогда поступила иначе — переписала устав, запретив иностранцам распоряжаться более чем 45% голосов.

    Что будет с неподчинившимися?

    У них отнимут голоса и право рекламироваться.

    • Владелец большей, чем разрешено законом, доли не сможет голосовать более чем 20% акций.
    • Документ дает два месяца на приведение документов в порядок. Если через шесть месяцев решение правительственной комиссии не исполнено, ресурсу запрещается распространять рекламу себя и услуг.

    Также будет нельзя собирать или передавать информацию о пользователях на территории России лицам без гражданства и другим компаниям, доля иностранцев в капитале которых более 20%.

    Для компаний вроде «Яндекса», существующих благодаря монетизации аудитории и рекламной бизнес-модели, эти меры равнозначны запрету на деятельность.

    Зачем Антон Горелкин это предлагает?

    Никто не знает. В законопроекте, который предлагается ввести в действие уже 1 января 2020 года, нет объяснения выгод статуса значимого информационного ресурса — и вряд ли оно появится.

    Формально депутат ссылается на стратегию развития информационного общества, требующую «технологической независимости и безопасности российской инфраструктуры». Другими словами, это нужно для большей суверенности рунета.

    Кому это выгодно?

    Точно не «Яндексу» и не Mail.Ru Group — хотя последняя, подконтрольная Алишеру Усманову и имеющая в акционерах «Ростех», и уверена, что ее структуру правительственная комиссия согласует.

    Можно предположить, что проект Горелкина выгоден сразу нескольким сторонам.

    • Администрация президента хотела бы через правительство решать вопрос иностранных инвестиций в крупнейшие IT-компании России самостоятельно, а не делегировать его Сбербанку, который контролируется Банком России.
    • Роскомнадзор, уже являющийся медиа- и технологическим мегарегулятором, получит возможность регулировать иностранные инвестиции в IT-компании. Впрочем, пока глава Минкомсвязи Константин Носков выступает против законопроекта и называет «Яндекс» и Mail.Ru Group национальным достоянием.
    • Сбербанк или другие госкомпании могут войти в акционерный капитал «Яндекса», причем в разных перспективных направлениях (ср. с кейсом «Яндекс.Денег», где у «Яндекса» блокпакет, а остальное принадлежит Сбербанку).

    Александр Амзин