Подробно 5 января 2019

Блокировки, развлечения и космос: технопрогнозы для России на 2019 год

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Мы уже подводили цифровые итоги года и давали прогнозы для всего мира. А что будет в России? Главный вопрос, учитывая внесенный в конце 2018 года законопроект о «суверенном рунете», — будущее госрегулирования в сети. В течение последних лет власти понимали регулирование инноваций и цифровой сферы как запреты и блокировки. Пользователи хорошо запомнили закрытие LinkedIn и Slideshare (огромная потеря для бизнеса), крестовый поход против Telegram и поиск экстремизма там, где его нет. Постоянные неудачи не переубедили чиновников, но научили их обращению к техническим экспертам.

Суверенный рунет. В 2019 и 2020 годах Россия попытается изыскать средства на две связанные цели:

Читайте только самые важные новости в рассылке The Bell во «ВКонтакте»
  • обеспечение автономии каналов связи на случай международных конфликтов и изоляции;
  • постановка под контроль Роскомнадзора всей канальной инфраструктуры провайдеров.

Именно эти две цели заложены в текст законопроекта Андрея Лугового и Андрея Клишаса. На внедрение систем фильтрации трафика, позволяющих управлять каналами провайдеров без ведома самих провайдеров, понадобится до 20 млрд рублей.

В бюрократическом аспекте Роскомнадзор превратится в мегарегулятора сегмента сети с 90 млн пользователей, обладающего не только возможностью перекрыть любой канал связи, но и владеющего собственной системой DNS — альтернативной мировой, то есть американской. Это все больше походит на тоталитарный контроль.

Законопроект «о суверенном интернете» — не спонтанная инициатива для того, чтобы «выключить» в России Telegram или Facebook, объяснял после его внесения собеседник The Bell, близкий к администрации президента. Идея об автономном интернете прорабатывается с 2014 года, когда против России были введены первые западные санкции, а Кремль решил, что бесконтрольный интернет — одно из самых уязвимых наших мест. В том, что законопроект будет принят, сомнений нет. Но на его реализацию уйдет еще как минимум несколько, если не десяток, лет, считает собеседник The Bell.

Электронные госуслуги. Централизация цифрового управления, впрочем, не всегда обязана выглядеть антиутопией. Опыт Москвы и других крупных городов по цифровизации бюрократии можно считать успешным. В 2019 году можно ожидать очевидных следствий:

  • расширение спектра услуг для граждан и упрощение их получения;
  • усиление регулирования банковской сферы и попытки налоговиков разработать прозрачный механизм взимания налогов;
  • продолжение слияния баз данных различных ведомств, унификации структуры персональных данных граждан в базах. В 2018 году именно техническая проблема не позволила московской ГИБДД вынести 5,4 млн постановлений о штрафах. В 2019 и 2020 годах таких конфузов должно стать меньше.

В 2019 году гораздо сильнее станет заметно злоупотребление собранной государством информацией. Уже сейчас почти каждая БД крупной корпорации, ведомства или банка попадает в руки торговцев информацией. Информацию, которая хранится в единых базах, гораздо проще украсть. Вполне вероятно, что кризис приватности у российских технократов разразится как раз в ближайшие два года.

Вряд ли преодолеть этот кризис поможет инициатива Минкомсвязи, пытающегося запретить гражданам и юридическим лицам создавать публичные базы персональных данных, полученных из государственных информационных систем (ГИС). Эта и подобные инициативы лишь передвинут в серую область всех, кто хотел оставаться в белой.

Развлечения. На рынке развлекательного интернет-контента сейчас доминируют крупные иностранные игроки — держатели контент-агрегаторов и магазинов приложений. Несмотря на все усилия чиновников, рынок этот изучен и регулируется довольно плохо:

  • Еще в 2017 году вступил в силу закон «о налоге на Google», который заставил иностранные компании платить НДС с покупаемых россиянами услуг и контента. Это затронуло как Google, Microsoft и Facebook, так и крупные магазины контента — например, App Store и Steam.
  • Потребители, решившие сэкономить, к 2019 году вполне освоили оплату через зарегистрированные за рубежом платежные средства, а также покупки в других страновых версиях магазинов.
  • Власти не знают точно, каков размер индустрии видеоигр и цифрового контента, и лишь делают первые оценки с помощью экспертов. PwC в августе оценила российский рынок игр и медиа в $24 млрд — это очень лакомый кусок.
  • В 2019 году сфера цифровых развлечений может стать следующей целью чиновников — это одна из немногих крупных отраслей, которые оставались неотрегулированными, потому что до них еще не доходили руки. Курс на цифровизацию экономики дает повод заинтересоваться этой частью жизни граждан.

Торговля. Естественно, россияне покупают не только цифровые товары. В 2019 и 2020 году Россия попытается взять под контроль огромный поток товаров из-за рубежа, которые граждане заказывают на Aliexpress, Tmall, Amazon и других маркетплейсах. Цена вопроса — 2 трлн рублей. Именно в такую сумму оценивается российский рынок электронной коммерции.

  • «Яндекс» запускает свой «русский Amazon», состоящий из переформатированного агрегатора «Яндекс.Маркет», а также маркетплейса beru.ru (товары российских компаний) и магазина bringly (доставка от зарубежных партнеров).
  • В начале 2019 года начнет работу совместное предприятие Aliexpress Russia, совладельцы которого с российской стороны — РФПИ, «Мегафон» и Mail.ru Group.
  • В 2019 году порог беспошлинного ввоза товаров в Россию на машине или поезде снизится втрое, с $1500 до $500. Схожего понижения беспошлинных порогов следует ожидать и для посылок. Другими словами, заказывать и доставлять посылки из-за рубежа, скорее всего, станет дороже.

Космос. Россия встретит 2019 год на совершенно новом глобальном рынке космических запусков и связи.

  • Космическая программа России находится не в лучшей форме: Китай стал лидером по запускам (39 к 29 декабря), обойдя США (31) и оттеснив РФ (20) на третье место. Ключевой фактор успеха Китая — разрешение частному капиталу вкладываться в космические проекты. Даже американская критика китайской космической программы опирается на сравнение объемов частных инвестиций в эту отрасль в США. В 2019 и 2020 году зарегулированная российская космическая отрасль вряд ли будет реформирована таким образом.
  • Россия продолжает блокировать развертывание сети спутников OneWeb, которые призваны покрыть всю планету широкополосным интернетом. В 2016 году частоты OneWeb выдали проекту-фантому (с ним OneWeb пытается слиться, чтобы получить лицензию). В 2018 году против OneWeb выступила ФСБ, лишив «Роскосмос» заказа на миллиард долларов. Мы не знаем, чем закончится противостояние ФСБ, космических корпораций и OneWeb. Именно поэтому покрытие территории России надежным широкополосным спутниковым интернетом остается одной из самых больших интриг 2019 и 2020 годов.

Итоги. Все написанное может показаться достаточно пессимистичным, однако российский бизнес сохраняет оптимизм, выходит на новые рынки либо находит новых владельцев:

  • «Яндекс» выходит на новые рынки: испытывает в Израиле свои беспилотные автомобили, запустил музыкальный сервис и зарегистрировал мировой бренд Yango;
  • российские стартапы, особенно в области искусственного интеллекта, продолжают быть привлекательными для мирового бизнеса. Характерный пример — покупка основанного россиянами Teleport мессенджером Snap за $8 млн;
  • транснациональным компаниям выходцев из России также удается находить покупателей. Например, в декабре 2018 года стало известно, что корпорация Parallels с офисами в 10 странах мира продана канадской Corel.

Александр Амзин