Эксклюзив 26 сентября 2019

Что с блокчейном Дурова: инвесторы нервничают, разработчики зовут на помощь

У команды разработчиков TON осталось чуть больше месяца, чтобы закончить работу над своей блокчейн-платформой — иначе братьям Дуровым придется вернуть инвесторам $1,7 млрд. Инвесторы признаются, что знают о проекте не больше, чем все остальные, а тестирующие блокчейн разработчики говорят, что в нем пока не хватает многих важных звеньев. Сами Дуровы назначили $400 тысяч тому, кто поможет им разработать одно из них.

Что случилось. Во вторник в своем официальном канале команда Telegram объявила открытый конкурс на разработку смарт-контрактов с дедлайном до 16 октября, за две недели до главного дедлайна самого TON. Победителю обещаны $200–400 тысяч. По сути это значит, что команда Дуровых предложила сообществу помочь ей с разработкой одного из важных элементов будущего блокчейна.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.

Смарт-контакты — цифровые договоры на блокчейне, которые позволяют участникам сделки получать деньги только после выполнения заранее определенных условий, одно из самых полезных новшеств, появившихся благодаря блокчейну. Конкурс — хорошая новость для будущих пользователей TON, считает инвестиционный директор Da Vinci Capital Денис Ефремов. Пока что практических применений для блокчейна Дуровых не так много, и разные смарт-контракты дадут сообществу нужный функционал. «Смарт-контракты, предложенные для конкурса, — не ключевой элемент TON, а одно из возможных пользовательских приложений», — говорит Федор Скуратов из компании TON Labs, независимого от TON разработчика сервисов для будущего блокчейна Дуровых.

Инвесторы. Инвесторов ситуация беспокоит, признались двое собеседников The Bell, вложивших в новый проект Дурова личные средства. Один жалуется, что команда Telegram не предоставляет инвесторам никакой информации сверх редких информационных писем. Другой рассказывает, что участники ICO, вложившие в проект по несколько десятков миллионов долларов, не получают никаких отчетов о ходе проекта: «Их не то что ни о чем не спрашивают, но даже не уведомляют. Эти люди к такому отношению не привыкли».

«Я получаю информацию в основном из СМИ, — признает бизнесмен Давид Якобашвили, но говорит, что не в обиде. — Если нужно, всегда можно написать письмо, там отвечают». Он в курсе, что на днях разработчики Telegram решили привлечь сторонние команды за вознаграждение в $400 тысяч, но считает, что для проекта это скорее плюс. «Я знаю, Николай Дуров — очень педантичный человек, и с оптимизмом смотрю на будущее проекта», — говорит Якобашвили. Бизнесмен добавляет, что встречался недавно еще с несколькими инвесторами проекта, которые в целом разделяют его настрой. «Они доверяют Дурову или знают его лично — многим этого достаточно», — говорит другой собеседник The Bell.

Как это работает

Большую часть информации крупные инвесторы с недавних пор получают от сторонних команд, которые тем не менее участвуют в разработке TON. В начале сентября команда Telegram выложила в общий доступ тестовую версию TON. The Bell пообщался с двумя разработчиками, которые ее тестируют, и с несколькими людьми, знакомыми с ходом проекта. Вот что они рассказывают:

Кто делает TON. До объявления о новом проекте Павел Дуров тратил на Telegram по $1 млн в месяц из собственных средств, полученных при продаже «ВКонтакте», — об этом он сам рассказывал в интервью американскому изданию Daily Dot в 2015 году. В 2017 году годовой бюджет мессенджера составил уже $70 млн, писал FT. Делать Telegram платным Дуров категорически не хотел, обещая, что найдет и представит свою модель монетизации, которой и стала блокчейн-платформа. На момент объявления о новом проекте у Дурова оставалось несколько десятков миллионов долларов, оценивает один из его знакомых (всего от продажи доли во «ВКонтакте» он в конце 2013 года получил, по разным оценкам, от $300 до $480 млн. В 2016 году Forbes оценил состояние предпринимателя в $600 млн.

Сколько денег из $1,7 млрд, привлеченных в ходе ICO, уже потрачено на блокчейн — неизвестно. Но ядро разработки TON — это пять человек, включая Николая Дурова, говорит Федор Скуратов. Всего над проектом работает около 15 человек, что тоже довольно мало, подтверждает один из знакомых Дуровых. Для сравнения: в TON Labs, которая независимо разрабатывает сервисы для блокчейна Дуровых, — 55 программистов.

Где будут торговаться Gram. Маленькая команда — одна из главных причин, почему Telegram не берется за разработку на основе своего блокчейна сервисов для конечных пользователей. Но это выгодно всем, считают собеседники The Bell: Дуров и его команда не замыкают весь проект на себя, новые сервисы помогут TON становиться все более массовым, а криптовалюте Gram (больше всего токенов — у самих Дуровых и крупных инвесторов) — в будущем расти в цене.

  • В White paper, выпущенном к ICO, была прописана технология определения курса: каждый новый Gram будет на одну миллиардную дороже, чем предыдущий. «В распоряжении TON Reserve, по данным из Whitepaper, находится 2,5 млрд GRM, которые также будут использоваться для стабилизации курса при его слишком резком росте», — говорит Скуратов.
  • В первом раунде ICO Gram продавали по $0,5, во втором — по $1,2–1,7. Цена после запуска может быть любой, но вполне вероятно, что коридор на старте продаж будет равняться примерно $2,5–3, предполагают собеседники The Bell.
  • Инвесткомпания «Атон» оценивала будущий запуск Gram в $2,1–8,0 за токен. По мнению аналитиков, рыночная капитализация Gram к концу 2028 года достигнет $68–135 млрд, а стоимость одного токена вырастет до $15–30.
  • Ближе к запуску появятся биржи, на которых будет обращаться Gram: крупные площадки уже договариваются с инвесторами Дурова. Одной из таких бирж может стать зарегистрированная на Каймановых островах Blackmoon, принадлежащая вице-президенту по развитию бизнеса Telegram Илье Перекопскому и сооснователю венчурного фонда Flint Capital Олегу Сейдаку. Другой такой же биржей может стать британская DSX, рассказал The Bell один из инвесторов: она также ведет переговоры о листинге с большим числом крупных инвесторов.
  • Инвесторы, участвовавшие в ICO, получат Gram на свои кошельки. А с их помощью они смогут стать так называемыми валидаторами — то есть подтверждать транзакции и получать за это вознаграждение — комиссию. Чтобы претендовать на право валидировать транзакции, нужно иметь 100 тысяч Gram: они уходят в залог, а решение принимается своего рода «лотереей», шансы выигрыша в которой выше у обладателей большего числа Gram.
  • Помимо крупных инвесторов, которые смогут лично зарабатывать на транзакциях в блокчейне, будет очень много пулов, считает Скуратов: пользователи объединятся в группы, чтобы набрать залог для лотереи вместе, а потом будут делить прибыль. «Примерно для этой же цели сейчас создаются криптокошельки на TON: они будут собирать средства пользователей и, как банки, пускать их в оборот. Хотя, скорее всего, очень много заработать на этом и не выйдет», — объясняет Скуратов.

Связь с Telegram. Конкурс на разработку смарт-контрактов для TON в официальном канале Telegram — это вообще первое публичное подтверждение связи двух проектов. Все, что происходило до этого, — это обновление некоего сайта в интернете, где выкладывались кем-то написанные документы (за подписью Николая Дурова, но никто никогда не подтверждал их подлинность).

  • Это не первый раз, когда Павел Дуров обращается за помощью к сообществу в преддверии большого релиза. Так же было, например, с проектом дизайна «ВКонтакте», стикеров для Telegram или приложения мессенджера для Windows Phone.

Если все пойдет по плану, к 31 октября будет запущена так называемая mainnet — законченная версия блокчейна (ее появление — главное условие, которое разработчики должны выполнить перед инвесторами). Не факт, что к этому времени протестировать TON смогут и обычные пользователи. «Все зависит от того, станут ли разработчики TON интегрировать свой кошелек для переводов в Telegram сразу или сделают это позже, — объясняет Скуратов. — Этого никто не знает, потому что делать это они не обязаны: такая функция в целом заявлена, но она не является необходимым условием для запуска до 31 октября».

  • С большой вероятностью, к концу октября большинство пользователей Telegram не заметят никаких изменений. Все пользовательские фишки и приложения — вроде переводов криптовалют или собственного интернета — вряд ли можно будет протестировать в этом году, соглашаются все опрошенные The Bell разработчики.

Что есть в TON. Тестовая версия, которую команда Telegram выложила в открытый доступ 6 сентября, доказала, что блокчейн существует и что разработка близка к финальной стадии, говорят опрошенные The Bell специалисты.

  • Блокчейн TON, судя по имеющимся частям, будет написан практически полностью с нуля и почти не будет использовать заимствованных решений, говорит Денис Ефремов из Da Vinci Capital. Делается это не потому, что так круче: разработка с нуля была необходима, чтобы решить все заявленные в White paper проблемы предыдущих блокчейнов. TON, по задумке создателей, должен был быть гораздо быстрее, дешевле, легче масштабироваться и быть безопаснее своих аналогов — чтобы этого добиться, нужно было взять лучшие существующие решения и переделать все по-своему, говорит Скуратов.
  • И разработчикам это удалось, считают они: по крайней мере, из того, что сейчас известно, блокчейн Дуровых будет гораздо быстрее своих аналогов (главная проблема Bitcoin — скорость транзакций и низкая производительность) и не будет кратно дорожать при масштабировании (это одна из основных проблем, с которой столкнулся Ethereum). Благодаря этому у TON должно получиться создать свой децентрализованный интернет — то, чего не смогли сделать другие блокчейны.
  • Для написания своего блокчейна Николай Дуров создал новый язык программирования — Fift. Он похож на старый язык Forth, простой и низкоуровневый, на котором довольно сложно программировать, зато он дает надежный результат и позволяет разработчикам с нуля создавать собственные словари команд.
  • Главное из того, что пока представлено для тестирования, — это описание «ноды». «Это узел, с которым можно связаться с помощью выложенного еще в марте «легкого клиента» — модуля, который интегрируется в другие приложения», — объясняет Скуратов.
  • То, что теперь программисты могут развернуть собственную тестовую «ноду», означает, что блокчейн в проекте есть, говорит Ефремов: «Раньше, не будучи в курсе деталей проекта, этого понять было нельзя, поскольку был только легкий клиент, некий шлюз с доступом куда-то». При этом, как именно все работает, видно не было.
  • Кроме «ноды» на сайте было выложено описание механизма валидации — подтверждения транзакций в блокчейне, а также «исследователь блокчейна» — простой сервис, позволяющий разработчикам заглянуть в пробную версию блокчейна и проконтролировать работу своих приложений.
  • Правда, все еще нет информации о нескольких ключевых для блокчейна понятиях, например, о консенсус-протоколе: как именно валидаторы будут приходить к согласию, как будет работать «голосование» по подтверждению транзакций. «То есть того, что у нас есть прямо сейчас, недостаточно, чтобы до конца понять, как все работает, есть инструкции только по нескольким частям всей цепи», — объясняет Ефремов.

Что есть вокруг. Сейчас с TON работают сразу несколько больших групп разработчиков, не связанных с командой Дуровых. Крупнейшая из них — TON Labs, созданная основателем инвестиционных компаний «Генезис Холдинг» и «СП Капитал» Александром Филатовым и его партнерами.

  • Работать над сервисами для блокчейна Дуровых в TON Labs начали еще прошлой осенью, после того как инвесторы получили письмо со спецификациями — подробным описанием того, как все будет работать.
  • «Многие тогда сказали: мы подождем и посмотрим на результат. А мы решили начинать разработку сразу. Для команды TON это стало большим сюрпризом, но с ними только так и можно работать: сначала ты делаешь что-то, а только потом получаешь фидбек», — говорит Скуратов.
  • TON Labs делает инструменты для разработчиков, с помощью которых они сами смогут делать сервисы на TON. В будущем компания собирается и сама выпускать приложения для конечных пользователей, но пока что все ресурсы брошены на облегчение другим командам и компаниям доступа к TON, говорит Скуратов.

Помимо разработчиков, работающих с документацией TON напрямую, есть целый ряд компаний, которые уже начинают запускать на блокчейне коммерческие проекты — вроде кошелька ButtonWallet, который уже сейчас позволяет переводить тестовые Gram. Около 70% всех разработчиков и компаний, которые сейчас что-то делают вокруг TON, — из России или с российскими корнями, говорят собеседники The Bell.

Риски. Инвесторов волнует не только готовность TON, но и готовность российских властей продолжать борьбу с Telegram, рассказывает знакомый одного из них. Роскомнадзор обещает тестировать новые варианты блокировки Telegram в отдельно взятых городах, а с 1 ноября вступает в силу закон о суверенном рунете. К тому же до сих пор непонятно, как относятся к проекту Дурова финансовые регуляторы разных стран.

Валерия Позычанюк, Александр Амзин