loading
«Заниматься политикой было не модно». Жанна Немцова об убийстве отца, фонде и отношениях с олигархами
2 февраля 2023
«Война не отменила цинизм, она его поменяла». Андрей Мовчан о русских деньгах и России в облаке
30 декабря 2022
Как мы искали Европу, а нашли войну. Редактор The Economist Аркадий Островский в проекте «Русские норм!»
17 декабря 2022
«Элита будет делать выбор между жизнью и смертью». Ходорковский о войне, Навальном и смене власти
3 декабря 2022
«Представьте, что вместо России море». Олег Тиньков — о бизнесе и о войне
2 ноября 2022
«Мы не знаем пределов терпения российских граждан». Сергей Гуриев — о причинах и экономике мобилизации
7 октября 2022
Билет в один конец. Как, куда и почему уезжают айтишники из России
30 марта 2022
«Это может быть бизнес минимум на 100 миллиардов». Сооснователь Hoff — о «немецком» бренде, конкуренции с IKEA и вкусах россиян
3 февраля 2022
«Когда мы придумали Viber, слова "мессенджер" еще не было». Сооснователь Viber — о сравнениях с WhatsApp, битве с Uber и 3 стартапах
21 января 2022
«Уверен, у Илона Маска все получится». Космонавт Сергей Рязанский — об освоении Марса, выгорании и советах бизнесу
9 декабря 2021
Продюсер Александр Роднянский — о номинации на «Оскар», IPO на контенте и бизнесе с Apple
12 ноября 2021
Как уроженец Кишинева собрал медицинские данные 15% населения США и отказал Apple
29 октября 2021
«Мы все несем крест за то, что сделали в нашей стране». Михаил Кокорич — о конфликте с Пентагоном и начале новой жизни в 45
22 октября 2021
«Нас называют убийцей Ethereum». Как программист из Ижевска построил одну из главных в мире блокчейн-платформ
15 октября 2021
«Кто-то будет Эйнштейном. Почему не я?» Как ученый из Москвы создал «мозги для роботов» и привлек $100 млн от SoftBank
1 октября 2021