Вечерняя Рассылка 7 марта 2019

Абрамович избавился от последнего актива Березовского, Британия изменила порядок выдачи «золотых виз» и новый герой «Русских норм!»

Роман Абрамович расстался с последним активом, который в свое время достался ему от Бориса Березовского, — долей в «Первом канале»

Фото: Мусаэльян Владимир / ИТАР-ТАСС

Остававшиеся у Абрамовича 20% акций «Первого канала» выкупил «ВТБ Капитал» — финансовый партнер Национальной медиа группы структур Юрия Ковальчука и его партнеров.

  • Доля в «Первом» — последний актив, который оставался у Абрамовича от Березовского: пакет в «Аэрофлоте» бизнесмен продал банкиру Александру Лебедеву еще в 2003 году, а свой главный актив «Сибнефть» — «Газпрому» в 2005-м. Впрочем, на знаменитом суде между олигархами в Лондоне Березовскому так и не удалось доказать, что в случае с «Сибнефтью» он был не просто «крышей», а совладельцем компании.
  • «Если бы президент страны или [бывший глава администрации] господин Волошин сказали мне не покупать акции ОРТ, я бы не стал их покупать. Это достаточно взрывоопасный продукт, эти акции», — признавался Абрамович на том же судебном процессе с Березовским в Лондоне. Покупая ОРТ, по словам Абрамовича, он «спасал свой другой бизнес и помогал Бадри [Патаркацишвили] и Березовскому». За 49% акций ОРТ Абрамович в 2001 году должен был заплатить партнерам $150 млн, но в итоге получилось даже больше — $164 млн с учетом расходов на легализацию транзакций через один из латвийских банков.
  • Березовский на суде настаивал, что не хотел расставаться с долей в телеканале, но Кремль и Абрамович угрожали ему судьбой Владимира Гусинского. Впрочем, из всех показаний олигарха подтвердилась в итоге лишь личная встреча Березовского с Владимиром Путиным, на которой президент прямо потребовал, чтобы тот отошел от управления ОРТ.
  • Абрамович оставался совладельцем «Первого канала» долгих 18 лет, но с 2010 года — продал часть своего пакета «Национальной медиа группе» (НМГ), которая контролируется структурами Юрия Ковальчука и его партнеров. Контроль в «Первом» принадлежит государству и его структурам.
  • ВТБ с прошлого года стал полноценным финансовым партнером НМГ в медиа-бизнесе. Под Новый год под их совместный контроль перешел холдинг «СТС Медиа», который был одним из крупнейших частных медиахолдингов в России (управляет пятью телеканалами). После этой сделки телеканалы под управлением НМГ совокупно должны были занять первое место по ТВ-аудитории. А в январе ВТБ выкупил у IBS Анатолия Карачинского и контрольный пакет «Медиалогии», крупнейшей в России системы аналитики СМИ и соцсетей.
  • Для группы ВТБ сделка по покупке доли в «Первом канале» — часть «успешного бизнеса прямых инвестиций», в том числе в медиасегменте. Доля в телеканале — привлекательный актив, у него колоссальные позиции на рынке, а цифровизация открывает перед ним новые возможности, сказал первый зам Андрея Костина Юрий Соловьев. По данным «СПАРК», выручка телеканала в 2017 году составила 31 млрд рублей, чистый убыток — 1,55 млрд рублей, а кредиторская задолженность — 12,8 млрд рублей (сам телеканал не публикует отчетность с 2016 года).
Вспомнить историю с российскими телеканалами — полезно: так легче объяснить повышенное внимание, которое сейчас власти уделяют рунету. Интернет-проекты во главе с «Яндексом» еще в 2016 году обошли крупнейшие российские телеканалы по охвату аудитории, а на следующий год интернет стал первым и по рекламе.

BELL CLUB

ДЕНЬГИ

Фейки и оскорбления

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении законопроект об ответственности за фейковые новости. Если интернет-СМИ еще смогут «незамедлительно» удалить ложное сообщение после уведомления Роскомнадзора без блокировки, обычные интернет-ресурсы, аккаунты и блоги обычных пользователей будут блокироваться «немедленно». Даже за распространение фейков, не повлекшее тяжелых последствий, гражданам грозит штраф от 30 000 до 100 000 рублей. Законопроект об оскорблении государственной власти также предусматривает крупные штрафы, но хотя бы дает интернет-СМИ сутки на удаление контента.

Докажи, что ты инвестор

Великобритания, как и обещала, ужесточит правила выдачи инвестиционных виз (Tier 1) — именно такую визу в прошлом году не продлили Роману Абрамовичу. Новый порядок вступит в силу с 29 марта. Как и раньше, желающим получить «золотую визу» нужно будет инвестировать в стране минимум £2 млн, но теперь кандидатам нужно будет доказать, что они владеют этими средствами как минимум два года, и раскрыть источник доходов. Прежний порог был всего 90 дней. К тому же британские власти больше не будут «продавать» визы в обмен на вложения в гособлигации, деньги придется инвестировать в местный бизнес. Это, считают они, принесет больше пользы экономике.

BELL PROFESSIONAL

Как инвестировать в акции без лишних забот?

Можно ли инвестировать в акции, не погружаясь с головой в отчетность и биржевые новости, и при этом зарабатывать больше, чем на обычных индексных фондах? Один из вариантов, проверенных на Западе, — портфель на основе факторной модели. Крупнейший фонд, сформированный по такому принципу, управляет $45 млрд и за последние 10 лет получал доходность почти 12% годовых. В новом отчете для The Bell Professional финансист Марсель Салихов рассказывает, как сформировать факторный портфель, чтобы он работал на российском фондовом рынке. Цена отчета — 990 рублей.

«РУССКИЕ НОРМ!»

Новый герой проекта — Никита Шамгунов

Шамгунов — один из лучших русских программистов. В 2001 году он вместе с командой получил бронзу на чемпионате мира по спортивному программированию, а уже через 10 лет создал ускоритель баз данных MemSQL, которым пользуются Morgan Stanley, Uber, Samsung, Cisco и Sony. В MemSQL вложились Юрий Мильнер и Макс Левчин, а ее стоимость оценивается в $400 млн. В интервью Лизе Осетинской Шамгунов рассказал, каково это — отказаться от $2 млн и с нуля построить компанию, почему в программировании меньше женщин, чем мужчин, и о чем он говорил с Биллом Гейтсом.

ПРАКТИКА

Y Combinator уходит из долины

Бегство инвесторов из Кремниевой долины продолжается. Перевезти свой головной офис из технологического хаба в Сан-Франциско собирается его давний резидент — один из самых известных в мире стартап-акселераторов Y Combinator, пишет TechCrunch (на английском). Из-за непомерных цен на недвижимость и сложностей с поиском персонала из долины уезжают и стартаперы, и инвесторы. В Сан-Франциско — поближе к своим стартапам — уже перебрались тяжеловесы вроде Benchmark и Kleiner Perkins.

Кражи на бизнес-джетах

Таинственные суши за $5000, пластиковые стаканчики за $7000 и огромные запасы топлива — Bloomberg рассказывает (платно на английском), как операторы бизнес-джетов обкрадывают своих ультрабогатых клиентов, завышая стоимость самых разных услуг. Делать это довольно просто из-за большого числа счетов за пользование частным самолетом — у состоятельных путешественников нет времени на проверку каждого из них. Размер ущерба в совокупности может составлять миллиарды в год. Если оптимизировать расходы операторов, состоятельные клиенты смогут сократить свои траты на самолет на $8 млрд, считает компания My Sky, которая как раз разрабатывает софт для учета расходов на бизнес-джетах.

Ирина Малкова