Эксклюзив 3 декабря 2019

Задорнов попросил суд «дать указания» по делу на 150 млрд рублей

Глава банка «Открытие» Михаил Задорнов написал письмо председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву с просьбой «дать указания» суду по поводу спора «Росгосстраха» с компанией, до недавнего времени принадлежавшей Данилу Хачатурову. Суть спора — сколько стоит использование товарных знаков «Росгосстраха». Цена вопроса — 150 млрд рублей.

Что случилось

12 ноября Задорнов отправил письмо председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву (на копии документа, которая есть у The Bell, есть отметка приемной суда, печать банка и подпись Задорнова).

Письмо начинается с описания конфликта между «Росгосстрахом», который входит в «Открытие», и компанией «Капитал Лайф Страхование Жизни», которая раньше называлась «РГС-Жизнь» и принадлежала бывшему владельцу «Росгосстраха» Данилу Хачатурову. Компании второй год судятся за использование товарных знаков «Росгосстраха». После перехода страхового гиганта к «Открытию», за «Капитал Лайфом» сохранилось право пользоваться товарным знаком почти бесплатно, но «Росгосстрах» это не устраивает.

Задорнов, возглавивший банк «Открытие» после его санации в 2017 году, описывает цепочку судебных разбирательств, которые длятся второй год: арбитражный и апелляционный суды встали на сторону «Капитал Лайфа». Но суд по интеллектуальным правам отменил их акты, и дело вернулось в первую инстанцию. В ответ на это «Капитал Лайф» подал кассационную жалобу в Верховный суд, который сейчас и рассматривает дело. Очередное заседание назначено на сегодня, 3 декабря.

В этом же письме Задорнов выражает свое мнение по поводу предыдущих судебных решений: «Считаем, что оснований для отмены постановления суда по интеллектуальным правам <…> не имеется». Он объясняет это тем, что изначально суды неправильно оценили срок исковой давности для оспаривания сделок, неверно трактовали, как может устанавливаться вознаграждение по лицензионному договору, и не оценили, что договор заключен на заведомо невыгодных для «Росгосстраха» условиях. Еще одна претензия — у суда не было специальных знаний, чтобы рассматривать это дело.

Письмо такого же содержания на два дня позже отправил Лебедеву и нынешний глава «Росгосстраха» Геннадий Гальперин. Оба документа приобщены к материалам дела, копии есть у The Bell. Их подлинность подтвердил представитель «Капитал Лайфа», в пресс-службе «Росгосстраха» также подтвердили отправку письма главы компании. Упоминание обоих писем есть в списке документов по делу в ГАС «Правосудие».

Позиции сторон

«Просим Вас, уважаемый Вячеслав Михайлович, дать указание рассмотреть доводы <…> и оставить кассационную жалобу ООО “Капитал Лайф Страхование Жизни” без удовлетворения», — такими словами завершаются оба письма.

В «Капитал Лайфе» считают, что «тексты писем сами за себя говорят». «Это демонстративное намеренное и циничное нарушение действующего законодательства РФ, выраженное в публичной форме, с целью оказания прямого давления на суд», — передал через пресс-службу компании нынешний президент и совладелец компании бизнесмен Евгений Гинер.

Руководство «Росгосстраха» действительно просило председателя Верховного суда обратить внимание на «нетривиальное рассмотрение жалобы компании “Капитал Лайф Страхование Жизни” в судебном заседании Судебной коллегии ВС 26 ноября», — передала через пресс-службу вице-президент «Росгосстраха» по правовым вопросам Наталья Чельцова. Страховщик просит учесть все доводы «Росгосстраха» и изучить аргументы Суда по интеллектуальным правам, добавила она.

В пресс-службе «Открытия» отказались от комментариев, The Bell направил запрос в Верховный суд.

Суть спора

Предыстория конфликта такова: в феврале 2017 года «Росгосстрах» и «Капитал Лайф» договорились об условиях использования 13 товарных знаков «Росгосстраха» по действительно бросовой цене — 15 тыс. рублей за знак в квартал. Но с тех пор для обеих компаний многое изменилось: основатель «РГС жизни» Данил Хачатуров (к тому моменту он уже продал ее бизнесмену Алхасу Сангулии, которого «Ведомости» называли давним партнером и другом Хачатурова; сейчас у Сангулии — около 90%, еще почти 10% у Гинера) договорился обменять «Росгосстрах» на долю в банке «ФК Открытие» — но так и не получил ее. В августе 2017 года ЦБ забрал на санацию «ФК Открытие», а вместе с ним и «Росгосстрах». «РГС жизнь» в периметр планируемой группы не попала. В 2018 году она сменила название на «Капитал Лайф».

Лицензионную договоренность с тех пор не пересматривали. «Капитал Лайф» продолжил использовать торговые знаки вплоть до переименования и платил чуть меньше 200 тыс. рублей в квартал, всего около миллиона рублей.

«Росгосстрах» считает, что справедливое вознаграждение — это не 15 тысяч рублей, а 3,5% от выручки «Капитал Лайфа», которую компания успела получить, пока использовала эти знаки (такую оценку дала эксперт «Школы оценщиков интеллектуальной собственности»). В 2017 году выручка «Капитал Лайфа» составила около 57 млрд рублей — поэтому «Росгосстрах» должен был получить примерно 2 млрд рублей. Он требует признать лицензионное соглашение недействительным и присудить ему компенсацию — 148,7 млрд рублей (двукратная стоимость оказанных услуг за 2017 и половину 2018 года, подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ).

Московский арбитражный суд в ноябре 2018 года встал на сторону «Капитал Лайфа». Аргументы были такие:

  • «Росгосстрах» говорит, что «Капитал Лайф» точно должен был понимать, что причиняет ущерб, — но сам продолжал спокойно принимать копеечные платежи, не оспаривая их.
  • Еще один аргумент — выплаты по лицензионному договору должны быть фиксированными, а не процентными. К тому же «Росгосстрах» пропустил срок исковой давности.

В апреле 2019 года на сторону «Капитал Лайфа» встал и Девятый апелляционный суд. В сентябре «Росгосстрах» выиграл суд по интеллектуальным правам, который направил дело обратно в арбитраж. Теперь уже «Капитал Лайф» подал жалобу — в Верховный суд. Заседание прошло 26 ноября, но решение суд так и не вынес: слушания перенесли. Письма Задорнова и Гальперина были написаны за несколько дней до этого заседания.

Контекст

История отношений экс-владельца «Росгосстраха» и «Капитал Лайфа» Данила Хачатурова и банка «Открытие» не исчерпывается одним конфликтом. Вскоре после санации «Открытия» брату Хачатурова, Сергею, предъявили обвинения по статье «растрата», в сентябре 2018 года его переквалифицировали на мошенничество, а в феврале 2019 года — добавили к нему отмывание преступных доходов. С апреля 2018 года он находится в СИЗО.

У «Открытия» в борьбе с Хачатуровым есть серьезный партнер. Летом выяснилось, что структуры «Альфа-групп» помогают «Открытию» возвращать деньги, которые компания считает незаконно выведенными. А в ноябре по заявлению председателя совета директоров Альфа-банка Петра Авена МВД завело уголовное дело о злоупотреблении полномочиями в отношении неустановленных лиц из числа бывшего руководства «Росгосстраха».

Еще раньше, в апреле, Авен тоже написал письмо, в котором пожаловался на странные судебные решения в разбирательствах вокруг «Росгосстраха», и направил его Владимиру Путину. На письме стояла резолюция Путина: «Рассмотреть [генпрокурору] Чайке Ю.Я.». Подробнее обо всех эпизодах дела мы писали здесь.

Об этом говорят

Любые обращения тех, кто не является участником спора, к суду — «внепроцессуальные», объясняет партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков. Такие обращения к судье, в производстве которого находится дело, председателю суда или его заместителю — одна из форм вмешательства в деятельность суда, объясняет управляющий партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Валерий Зинченко. При этом подобные письма — не редкость, уверяют оба юриста (на сайте Верховного суда десятки таких обращений от депутатов).

За попытку воспрепятствовать правосудию может наступить уголовная ответственность, если на судью воздействовали, «чтобы поставить его в зависимое и подчиненное положение», говорит Зинченко из Pen & Paper. Но есть способ сделать все по закону: опубликовав информацию о таких обращениях на сайте суда. В  идеале должен быть обнародован и текст письма, и сам факт отправки, говорит Рачков из Nektorov, Saveliev & Partners. В случае с письмом «Открытия» упоминался только факт отправки.

Поскольку формально судьи не зависят ни от председателей суда, ни от следователя, ни от президента, с точки зрения закона такие письма не будут вмешательством. «Но как на самом деле относятся судьи к “просьбам” и “обращениям” на сайтах судов, к сожалению, не написано», — отмечает Зинченко из Pen & Paper.

Что дальше

Верховный суд может или вернуть дело обратно в первую инстанцию, или удовлетворить жалобу «Капитал Лайфа». У участников спора может быть еще одна опция — обратиться в президиум Верховного суда. Но экономические дела попадают туда редко: за первое полугодие 2019 года он рассмотрел только одно такое дело и больше ста уголовных.

Анастасия Стогней