За врача-гематолога Елену Мисюрину вступилась прокуратура

Новости — 31 января 2018 Дело Мисюриной – опасный прецедент, в том числе для пациентов.

Прокуратура Юго-западного округа Москвы потребовала отменить приговор главе гематологической службы московской больницы №52 Елене Мисюриной, приговоренной к двум годам лишения свободы из-за смерти пациента. «Причина – нарушения, допущенные в ходе следствия. Выводы суда, изложенные в приговоре о виновности Мисюриной, не соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам», — говорится в сообщении ведомства. Прокуратура считает, что собранные доказательства в целом не позволяют сделать вывод о вине гематолога.

  • Прокуратура также попросила вернуть уголовное дело прокурору и избрать Мисюриной меру пресечения, не связанную с лишением свободы.
  • 22 января врач была приговорена к 2 годам колонии по статье об оказании услуг, повлекших смерть человека. Суд признал Мисюрину виновной в смерти в 2013 году от кровопотери пациента, которому она делала обычную диагностическую биопсию. Пациент умер от кровотечения спустя 4 дня после процедуры в другой больнице — частной «Медси». При этом у пациента было сразу несколько серьезных заболеваний. Подробно об этой истории — здесь и здесь.
  • За Мисюрину вступилось врачебное сообщество, посчитавшее обвинение абсурдным, департамент здравоохранения Москвы и даже мэр Сергей Собянин. СК поддержал сторону обвинения. Вице-премьер Ольга Голодец о приговоре высказалась очень аккуратно.
  • Критики сравнивают приговор гематологу с «делом врачей» и указывают на то, что СК проводит кампанию, после которой резко выросло количество уголовных дел против врачей.
  • «Врачей уже загнали окончательно, врач всем должен, но он сам никак не защищен <…> То, что произошло — за гранью понимания. И я знаю, что это не первый случай», — прочитать монолог Мисюриной из СИЗО можно здесь.
По данным издания Vademecum, в 2017 году на врачей было заведено 38 дел по 109-й статье УК о причинении смерти по неосторожности. Если врачи будут опасаться уголовного преследования (а они именно об этом и говорят), пострадают, конечно, пациенты.

Артем Губенко, The Bell