Подробно 27 октября 2018 Подробно 27 октября 2018

«Яндекс» в сложных обстоятельствах: между конкурентами, партнерами и государством

Крупнейшая российская интернет-компания оказалась в непростой ситуации между конкурентами, партнерами и государством — но сдаваться не собирается. The Bell рассказывает, что стоит за новостями о переговорах со Сбербанком и можно ли купить «Яндекс» вопреки воле его основателей и топ-менеджеров.

Этот материал был впервые опубликован в итоговой за неделю рассылке The Bell 26 октября. Подписаться на нее можно здесь.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.

Что случилось?

  • На этой неделе «Яндекс» наконец прокомментировал новость о том, что Сбербанк заинтересовался покупкой крупного пакета акций компании, — после ее появления капитализация «Яндекса» рухнула на $3 млрд. Опровергать факт переговоров «Яндекс» не стал, но Волож объявил, что покидать компанию или сокращать свою долю в ней он не собирается.
  • Источники, близкие к Сбербанку, в разговоре с британской FT признали, что переговоры были — но в формате «разговоров за чашкой чая» (официально банк по-прежнему это опровергает). Как бы то ни было, по данным The Bell, в курс этих разговоров после публикаций в прессе пришлось посвятить совет директоров «Яндекса» — правда, Герман Греф не смог принять в нем участие.
  • А «Яндекс» на этой неделе продолжили преследовать плохие новости: сначала группа депутатов внесла в Госдуму законопроект, вводящий ограничение в 20% для иностранных акционеров в новостных агрегаторах, к которым относится сервис «Яндекс.Новости». Потом выяснилось, что правительство Москвы предлагает запретить агрегаторам во главе с «Яндекс.Такси» самим устанавливать тарифы — это было бы большим ударом по бизнесу.

Что все это значит?

  • Конкуренция на интернет-рынке растет, а «Яндекс» — лучшее, что на нем есть, рассуждает один из крупных инвесторов в IT-компании. Представители Сбербанка мотивировали свое предложение о покупке доли в «Яндексе» в том числе и тем, что сделка защитит компанию от государства или конкурентов, рассказывали источники The Bell и «Ведомостей».
  • Ближайший конкурент «Яндекса» — Mail.Ru Алишера Усманова: с недавних пор у компаний в приоритете одни и те же направления бизнеса. Главный вызов для обеих в 2018 году — полноценный выход в онлайн-ритейл. «Яндекс» вместе со Сбербанком создает «российский Amazon», Mail.Ru делает примерно то же самое с китайской Alibaba. Компании конкурируют и на рынке такси, который приносит «Яндексу» большую часть роста нерекламных доходов. Mail.Ru Group за год купила доли сразу в двух больших сервисах такси, «Ситимобил» и «Везет». В довесок к такси у обеих компаний идут сервисы доставки еды: Mail.Ru за последние полтора года купила сервисы DeliveryClub и Zakazaka, а «Яндекс» добавил к доставшемуся ему от российского Uber сервису UberEats второй по размеру в России Foodfox.
  • Сбербанк — в некотором роде конкурент им обоим: под руководством Грефа из банка он должен превратиться в IT-гиганта, который будет продавать многомиллионной армии своих клиентов все те же услуги и даже больше.
  • Попытка одного из игроков с кем-то объединиться в этой ситуации кажется логичной, но инвесторов «Яндекса» она не обрадовала: за неделю, прошедшую с момента появления новостей о переговорах со Сбербанком, капитализация компании так и не восстановилась, хотя заявление Аркадия Воложа должно было их успокоить.

Просто ли купить «Яндекс»?

  • Без согласия Воложа и других менеджеров компании сторонняя компания не может получить контроль над «Яндексом» просто технически.
  • Капитал компании разделен на два типа акций с разной голосующей силой. Менеджмент во главе с Воложем контролирует компанию через акции класса B, которые дают право на 10 голосов каждая. В совокупности 100% таких акций дают 57,7% голосов, и все они принадлежат сооснователям и менеджерам компании (85% акций класса B, или 49,2% голосов, — лично Воложу). Акции класса B могут быть проданы только после их конвертации в акции класса А по курсу 1:1.
  • Акции класса А дают право лишь на 1 голос каждая (100% соответствует 42,3% голосов) и распределены между инвесторами, купившими их на NASDAQ. Единственный акционер, владеющий чуть больше 5% акций класса A, — американский инвестфонд WCM Investment Management.
  • Чтобы каким-либо образом изменить всю эту структуру, необходимо решение 66,6% голосов на собрании акционеров — то есть без согласия Аркадия Воложа это невозможно.

Что будет дальше?

Это самый интересный вопрос, ответа на который мы не знаем. Однажды «Яндексу» уже удалось отбиться и от интереса со стороны Усманова, и от желания государства взять компанию под свой контроль. Для того чтобы застраховаться от этого, и была придумана такая сложная структура собственности, при которой поглотить компанию можно, только убедив в этом ее основателя.

Петр Мироненко, Ирина Малкова


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.