Новости 27 ноября 2019

«Я Владимиру Владимировичу поверил еще 30 лет назад»: Виктор Садовничий о переназначении ректором МГУ

80-летний ректор МГУ Виктор Садовничий наверняка останется на новый срок: после месяца обсуждения его дальнейшей судьбы Госдума приняла закон, позволяющий ему остаться на своем посту пожизненно. Сегодня Садовничий в большом интервью «Ведомостям» рассказал о своем переназначении, заработках МГУ, Владимире Путине и Катерине Тихоновой. Пересказываем главное.

О том, останется ли ректором. Садовничий сказал, что пока не знает, останется ли на посту ректора. На вопрос о том, просил ли его об этом Владимир Путин, он ответил: «Нет. Вы плохо знаете президента, он так решения не принимает».

О безальтернативных выборах в МГУ. «Первый раз меня избрали ректором в 1992 году. Тогда были альтернативные выборы, было четыре кандидата. Выборы были демократичными, борьба продолжалась в течение шести месяцев. 1500 человек голосовали тайно, 70% людей отдали голоса за меня. Потом я переизбирался четыре раза! Объявлялись выборы, никто не подавался. По какой причине — я не знаю. Поэтому с упреком, что тут нет демократии, не соглашусь: были выборы, шла дискуссия — четыре раза».

О финансировании университета. «Мы зарабатываем примерно 13 млрд рублей в год. По итогам прошлого года доходы составили 30,4 млрд рублей, из них 16,5 млрд рублей — бюджет, а остальное заработали сами. Зарабатываем на платном образовании [на платной основе в МГУ учится примерно треть всех студентов], на выполнении научных работ. Научных работ для коммерческих организаций в прошлом году мы сделали на 4,8 млрд рублей».

О зарплатах. «Моя задача — чтобы средняя зарплата в МГУ была примерно 140 000 рублей, вдвое выше средней по Москве. Как платить? Отдать всю сумму факультету, а они сами поощрят, кто лучше работает. Естественно, будет разница: кого-то не поощрят и он получит 40 000 рублей, а кого-то поощрят — 140 000 рублей. Моя зарплата как ректора за 2018 год — 7,2 млн рублей. Зарплату назначает правительство. Я был против той, что сейчас мне выплачивают. Но мне сказали: если мы тебе будем мало платить, то непонятно, как пропорционально платить другим ректорам. Деньги меня не интересуют, честное слово».

О технологической долине МГУ. «Когда я баллотировался на пост ректора еще в 1992 году, в мире начали возникать научные парки. И перед тем, как стать ректором, объездил очень много таких парков — был в Кембридже, Оксфорде, Финляндии, Японии. В программе я заявил, что построю научный парк. Сейчас в мире парки многие построены на принципе аренды. А я хотел, чтобы была долина, которая не в аренду сдает, а чтобы в эти лаборатории приходили талантливые коллективы и был интерфейс между исследованиями в МГУ и технологиями. Я доложил Владимиру Владимировичу, он идею поддержал… Сейчас уже поступили предложения более чем от 100 компаний, в том числе крупных корпораций, о присутствии в долине в разной форме: либо построят, либо в аренду возьмут. Это технологические корпорации, которые продолжают исследования наших научных школ, — «Сибур» «Роснефть», «Ростех»».

По словам Садовничего, общие инвестиции в проект составляют около 50 млрд рублей. Из них 10 млрд передала московская мэрия, выделения еще 10 млрд руководство МГУ добивается от Минфина. Остальные деньги от частных инвесторов. МГУ, владеющий 69% акций долины, собирается зарабатывать на проекте через дивиденды. 

О Катерине Тихоновой. «Она работает в университете — зампроректора, много делает по поиску талантливой молодежи… Не понимаю, почему такой интерес к ней. Я никогда не спрашиваю у своих учеников, кто их родители. Ко мне никто никогда по поводу нее не обращался».

О Путине. «Я Владимира Владимировича хорошо знаю, я ему доверяю. Я ему поверил еще лет 30 назад. Говорю это искренне. Мы познакомились на одном из совещаний в правительстве, он тогда еще не был первым руководителем. И мы с ним общались и позже — в трудные времена, когда он работал в службе безопасности, потом в правительстве. У него очень быстрый ум, его обещания всегда были по делу. На многих острых собраниях я также выступал, он присутствовал, наблюдал… Он всегда шел на позитив, я чувствовал, что он человек, который пытается удержать ситуацию. Не ошибся». 

Лада Шамардина