Новости 15 января 2019

Выход с премией: как владельцы Luxoft продали компанию на Западе за $2 млрд

7 января мультинациональная корпорация DXC Technology согласилась заплатить $2 млрд за российского разработчика ПО Luxoft. Акции последней тут же подорожали больше чем на 80%, с $31,7 до $57,68.

Для Luxoft, сейчас раскинувшейся по 22 странам, но начинавшейся в 1995 году в Москве как центр разработок IBS Анатолия Карачинского и Сергея Мацоцкого, сделка стала окончательным разрывом с российскими корнями.

Стоимость акций Luxoft до и после объявления о продаже

В 2013 году Luxoft провела IPO, выручив от продажи 4,1 млн акций $69 млн вместо планировавшихся $80 млн. Впрочем, основная цель была достигнута. Главный акционер Luxoft, Анатолий Карачинский, с помощью IPO добавил самостоятельной ценности центру разработок, чаще общавшемуся с внешним миром, чем российская часть холдинга IBS.

Идею, как писал тогда Bloomberg, подсмотрели у белорусской Epam Systems — ее акции за год нахождения на бирже подорожали вдвое и вывели аутсорсинговый софтверный бизнес Аркадия Добкина в разряд миллиардных компаний. К описываемому моменту на Epam Systems работали 10 тысяч человек, а на Luxoft под руководством Дмитрия Лощинина — 6 тысяч.

Беспокойство акционеров оказалось оправданным. Весной 2014 года Россия перебросила по воздуху в Крым 9000 военнослужащих. Уже в мае Luxoft, оценив риски и угрозы, решила вывезти 500 программистов из России и Украины. Выводы были сделаны: Дмитрий Лощинин тогда заявил Bloomberg, что компания теперь планирует размещать в одном географическом регионе не более 20% сотрудников.

Ослабление связей с Россией помогло Luxoft и в корпоративной стратегии развития. С конца 2014 года она начала активно скупать компании по всему миру, расширяя спектр услуг и число ключевых клиентов. В 2016 году доля финансового сектора в выручке Luxoft приближалась к 70%, что создавало огромные риски. Когда у крупного клиента, Deutsche Bank, дела пошли плохо, это отразилось и на Luxoft.

Компания быстро усвоила урок и стала вкладываться в работу с другими отраслями — в 2018 году пять основных заказчиков принесли Luxoft меньше 50% выручки (двумя годами ранее — 65%). В заказах выросла доля автопрома, энергетики, авиации и телекомов. Доля же российских заказчиков была сведена к минимуму — в 2018 году на них пришлось 5,8% годовой выручки.

У покупателя Luxoft, DXC Technology, далеко не такая драматическая история. DXC — результат слияния нескольких активов, включая часть Hewlett Packard Enterprise, в ИТ-консалтингового монстра, где работает 170 тысяч человек, обслуживающих 6000 клиентов в 70 странах мира. Рынок благосклонно воспринял покупку: за несколько дней акции DXC подорожали на 6%.

Друг другу компании не помешают — Luxoft будет по-прежнему работать под своим именем. Добавится лишь приписка «A DXC Technology Company». Глава Luxoft останется на своем месте.

Российским акционерам тоже не на что жаловаться: DXC Technology выкупила акции с 86-процентной премией. По расчетам Cnews, IBS Group Holding получит от сделки $655 млн. Их разделят Анатолий Карачинский, который получит $491 млн, и его партнер Сергей Мацоцкий — $163 млн. Лощинину принадлежит 5% компании, которые превратятся в $60 млн.

Сделка завершится в июне 2019 года. Luxoft проведет делистинг, и ее путь в мире публичных компаний подойдет к концу. Как горько прокомментировал Сергей Сотников из EPAM Russia — «компания с 20-месячной историей купила 19-летнюю компанию». Акции EPAM Systems после объявления о продаже конкурента пошли в гору: с 4 января компания подорожала на 16%.

Случай Luxoft — не единичный. В декабре 2018 года стало известно, что основанную россиянами Сергеем Белоусовым и Ильей Зубаревым Parallels покупает канадская Corel. Причины продажи Parallels до конца не ясны, но одним из результатов станет еще большая отдаленность от российского рынка. Ключевая дата и здесь — 2013 год.

В 2013 году Parallels, долю в которой незадолго до того купила Cisco, говорила об IPO. Вырученные средства компания хотела потратить на завоевание облачного рынка, который тогда оценивался в $40 млрд (сейчас это уже сотни миллиардов).

Самой Corel при этом Parallels не нужна. За покупкой стоит последний владелец канадской компании, инвестфонд Vector Capital, который превращает Corel в суповой набор из отдельных продуктов. В совокупности такой набор повышает капитализацию компании.

Конечно, по двум точкам график не строят. Компании имеют полное право менять владельцев, круг клиентов и даже юрисдикции. Проблема в том, что риски, с которыми столкнулась Luxoft еще шесть лет назад, затронули всю ИТ-отрасль и ниже не становятся.

Эта статья была изначально написана для технорассылки The Bell Tech. Вы можете бесплатно подписаться на нее здесь.

Александр Амзин