THE BELL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама

Информация по делу

Самые полезные новости
за 5 минут в ежедневной рассылке

У нас есть утренняя и вечерняя рассылки.
Что вы хотите получать?

ВТБ рассматривает вариант покупки банка «Возрождение», сказал президент ВТБ Андрей Костин на экономическом форуме в Давосе. По его словам, в банке «может быть интерес», но руководители ВТБ при этом «никогда этот банк не анализировали» и плохо представляют себе ситуацию в нем. «Мы сейчас, наверное, вернувшись из Давоса, этой темой займемся, посмотрим», — пообещал Костин.

  • Акции «Возрождения» на Московской бирже после заявления главы ВТБ подорожали на 12,6%.
  • Владельцы «Возрождения», бывшие акционеры попавшего в декабре под санацию Промсвязьбанка Дмитрий и Алексей Ананьевы, должны расстаться с активом до середины марта — по закону, собственники санированных банков не могут контролировать другие банки.
  • В середине января ЦБ потребовал от Ананьевых ускорить сделку и продать банк в течение месяца (то есть до середины февраля). В банке, впрочем, заявили, что официально такого предписания не получали.
  • Промсвязьбанк был отправлен под санацию ЦБ 15 декабря, а в итоге его отдадут правительству для работы с оборонными предприятиями после введения новых санкций. Подробно об истории с Промсвязьбанком можно прочитать здесь и здесь.
  • «Коммерсант» писал, что покупку «Возрождения» Ананьевы также обсуждали с Альфа-банком, Совкомбанком и «Уралсибом». Никто из них интерес к активу не подтвердил — все опасаются, что у банка могут быть «скелеты в шкафу».
  • Если покупатель так и не найдется, ЦБ, скорее всего, введет в «Возрождении» временную администрацию.

Что мне с этого?

Со сбережениями клиентов «Возрождения», скорее всего, ничего не произойдет ни в случае сделки, ни в случае введения временной администрации. Но новость о возможной сделке с ВТБ говорит о том, что еще одним крупным (36-е место в России) частным банком в России станет меньше.

Артем Губенко, The Bell