The Bell объясняет 4 февраля 2020

Вирусная логистика: как эпидемия сказалась на кошельках россиян

Стоило России закрыть границу с Китаем из-за коронавирусной инфекции, как ритейлеры и рестораторы заговорили о проблемах: и тем и другим приходится думать, чем заменить китайские продукты, а китайские рестораны страдают еще и из-за страхов клиентов. Но самые большие проблемы у населения российского Дальнего Востока, сильно зависящего от китайских овощей и фруктов — огурцы и помидоры там подорожали вдвое.

Что произошло

Утро 4 февраля принесло ожидаемые новости о коронавирусе: второй погибший за пределами континентального Китая (в Гонконге), количество заболевших превысило 20 тыс. человек, госпитализированных с подозрением на вирус — 23 тыс. человек. Умерли 425, выздоровевшими признаны чуть более 600.

К остановке поставок из Китая готовятся оба главных российских ритейлера: накануне об этом сообщил «Магнит», X5 рассматривает альтернативных поставщиков, пишут «Ведомости».  Альтернативы ищет и Metro, а «Лента» пока не собирается ограничивать поставки.

В российских китайских ресторанах падает трафик и выручка — например, в московском J.Z. Peking Duck на Цветном бульваре падение почти двукратное. «Ситуация доходит до абсурда: пришли люди, сделали заказ и вдруг, увидев гостей из Японии и Казахстана, в панике встали и ушли», — сказала изданию гендиректор ресторана Наталья Богомолова.

На Дальнем Востоке цены на свежие овощи в неделю после закрытия границы с Китаем выросли вдвое. Российские огурцы в Приморье стоят около 400 рублей за килограмм, азербайджанские помидоры — до 700 рублей.

Что важно знать о китайском продовольственном импорте

По данным ФТС, в 2019 году Китай был вторым после Белоруссии поставщиком продовольствия в Россию ($1,5 млрд в январе—ноябре 2019 года). Основа поставок — овощи, фрукты, рыба и морепродукты.

  • По данным BBC, китайское происхождение имеет треть продаваемой в России импортной капусты, четверть моркови, пятая часть огурцов и 15% помидоров. Но на Дальний Восток России идет до 80% китайской сельхозпродукции, и даже летом ее доля там не ниже 50%.
  • Для федеральных сетей китайский сельхозимпорт, наоборот, малозначим: в «Магните» это не более 1% оборота. X5 получает из Китая в основном имбирь и чеснок.
  • Нынешние проблемы импорта из Китая не эпидемиологические, а логистические. Пропуск фур с продуктами через границу возобновлен 3 февраля, отчитались местные власти. Трудности на китайской стороне: часть сотрудников пунктов контроля не вышла на работу из-за боязни эпидемии, пишет «Коммерсант».
  • Опасность переноса коронавируса со фруктами существует, но она преувеличена. В США не было ни одного случая инфицирования от контакта с китайским импортом, и вообще на поверхностях вирус долго не живет, напоминает эпидемиологическая служба США.

Что дальше

Крупные торговые сети без особого труда заместят китайский импорт продуктами из Израиля, Марокко и Турции. Однако их на Дальний Восток нужно еще привезти — или искать местных поставщиков, поэтому предсказать рост цен в регионе несложно.

На рынке непродовольственных товаров ситуация другая, потому что заменить китайский импорт нечем. Пока непродовольственные ритейлеры замерли в ожидании 10 февраля — до этой даты продлены каникулы по случаю китайского Нового года. По-настоящему кризис наступит, если поставки прервутся на два-три месяца, а до тех пор в России хватит складских запасов.

Что мне с этого?

«Черный лебедь» масштаба коронавируса не может не влиять на экономику — и жизнь включенного в нее россиянина — с нескольких направлений. Если эффект резкого падения цены на нефть будет отложенным, то подорожание продуктов можно ощутить уже сейчас.

Сергей Смирнов