Новости 18 января 2019

Как британский лорд построил для Михаила Фридмана крупнейшую частную нефтегазовую компанию в Европе

Фото: wikimedia / LetterOne Group / CC BY 2.0

Wintershall DEA, новая нефтегазовая компания совладельцев «Альфа-групп» Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева, претендует на звание крупнейшего независимого производителя нефти и газа в Европе, а в начале 2020 года — готовится к IPO. По крайней мере, на это рассчитывает ее создатель — бывший глава BP и легенда мировой нефтяной отрасли Джон Браун. Bloomberg рассказывает, как британский лорд в свои 70 лет построил для российских партнеров бизнес стоимостью около $30 млрд.

История нового нефтегазового бизнеса «Альфа-групп» началась четыре года назад — у Фридмана «завалялось $10 млрд лишних денег», иронично описывает Bloomberg. Тогда он позвонил Брауну и предложил проинвестировать его средства. Браун на тот момент вот уже несколько лет как не работал в BP, а занимался в основном тем, что организовывал частные сделки и консультировал британское правительство. Идея построить с нуля еще один нефтегазовый бизнес сильно воодушевила 70-летнего лорда, ведь это было «возвращение к его прежней жизни», пишет агентство.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше — подпишитесь на email-рассылку The Bell!
  • Первой задачей Брауна после того, как он возглавил нефтегазовое подразделение компании Letter One (L1), управляющей активами владельцев «Альфа-групп», стала покупка нефтегазового бизнеса немецкого концерна RWE — компании DEA, которая ведет добычу в Северном море, Египте, Норвегии, Дании, Германии и владеет лицензиями на месторождения в Алжире, Ливии, Туркмении и  Гайане.
  • Покупка обошлась L1 в 5 млрд евро — почти 40% от средств, вырученных «Альфой» от продажи доли в ТНК-BP. Но Браун убеждал Фридмана, что одной DEA недостаточно для создания нового серьезного игрока. Для этого он планировал выйти на американский рынок, но от идеи покупки сланцевых активов в Техасе партнерам в итоге пришлось отказаться. В разгар переговоров на Россию посыпались обвинения во вмешательстве в американские выборы. Стало ясно, что американские регуляторы просто не одобрят сделку с российскими инвесторами. Тем более что один раз L1 уже обожглась. Британские власти год рассматривали ее сделку по покупке DEA, но так и не согласовали продажу ей активов на британском шельфе Северного моря.
  • В итоге Браун уговорил Фридмана объединиться с другой энергетической компанией. Первой в списке возможных вариантов была нефтяная «дочка» гиганта A.P. Moller-Maersk, но их опередила французская Total, отдавшая в 2017 году за актив $7,45 млрд, пишет Bloomberg. Вторая попытка оказалась более удачной — в декабре того же года стало известно о слиянии DEA с немецкой Wintershall, «дочкой» химического гиганта BASF. Сделка, в результате которой BASF получит 67% новой компании, а L1 — 33%, должна завершиться к июню. Объединенная DEA-Wintershall станет крупнейшим независимым производителем нефти и газа в Европе.
  • Вывести ее на IPO Браун собирается уже в первом квартале 2020 года — оценка компании в ходе размещения может составить около $30 млрд. Но она еще может подрасти — Браун явно не собирается сворачивать свою активность по покупке или присоединению новых активов. В декабре DEA за $500 млн приобрела одну из крупнейших нефтегазовых компаний Мексики — Sierra Oil & Gas. На дополнительные инвестиции у управляющей компании есть еще $4 млрд.

«Король-солнце». Двадцать лет назад Браун сумел превратить BP в нефтяного гиганта за счет покупки за $50 млрд крупной американской нефтяной компании Amoco. Сделка была так велика и амбициозна, что запустила процесс консолидации на всем нефтегазовом рынке. Вслед за BP об объединениях начали договариваться и другие игроки: Exxon с Mobil, Chevron с Texaco и Total и другие.

За все время его руководства рыночная капитализация BP выросла в 46 раз — с $5,4 млрд до $250 млрд. Браун стал, вероятно, самым восхваляемым британским бизнесменом своего поколения. В 2002 году Financial Times даже окрестила его «королем-солнце» в честь французского монарха Людовика XIV.

Безупречная репутация на протяжении долгих лет не уберегла лорда Брауна от скандала. В 2007 году, после того как стало известно, что он солгал суду об обстоятельствах знакомства со своим бывшим любовным партнером, Браун ушел в отставку, объявив, что, вероятно, и так «слишком засиделся» в компании.

Ему удается превосходно проворачивать сделки, цитирует Bloomberg Ника Батлера из King’s College London — он работал с Брауном в BP в начале 2000-х годов: Браун не мог не заметить, что на энергетическом рынке еще есть место для новой независимой нефтегазовой компании, которая сможет работать в разных уголках Земли.

Лиана Фаизова