The Bell объясняет 24 июля 2019

В России возбуждено первое дело о массовой гибели пчел. Насколько серьезна проблема?

Новости о массовой гибели пчел в России начали переходить в уголовно-процессуальную сферу: возбуждено первое дело против сельхозпредприятия за несвоевременное оповещение об обработке полей пестицидами.

Что произошло. Управление СКР по Орловской области возбудило дело по ч. 2 ст. 249 УК (нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений). Пострадавшая сторона — пасека, на которой 14 июня погибли более 300 пчелосемей, предполагаемый виновник — ООО «Отрадаагроинвест», обработавшее пшеницу пестицидами и не оповестившее об этом пчеловодов. Дело открывает им перспективу иска о возмещении ущерба.

Масштаб проблемы

По данным Минсельхоза, в этом году пчелы гибли в 24 регионах, а всего по стране погибли 300 000 пчелосемей (обычно соответствует улью) — то есть порядка 10% (в 2018 году — 3%). Сведения, которые министерство получает от региональных подразделений, пока гораздо скромнее — 1,3% пчелосемей.

Оценки сильно занижены, потому что относятся только к зарегистрированным пчелосемьям, утверждает предправления Союза пчеловодов Алтайского края Сергей Тастан: по его сведениям, в этом году погибло 60% пчелосемей России. «На самом деле минимум 40% вообще не зарегистрированы нигде, а 50% из зарегистрированных не внесли 70% своих пчелосемей в ветеринарно-санитарный паспорт. Многие боятся давать информацию, потому что фермеры их не пустят на поля, могут быть проблемы с землей, с увеличением налога на землю и т.д. Точная цифра будет после решения на местах», — сказал Тастан The Bell.

Цена проблемы

Максимальный ущерб от гибели пчел в России — около 1 трлн рублей. Такую оценку дал президент Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков пчелопродукции Альфир Маннапов, исходя из стоимости сельхозкультур, которые опыляются пчелами. Тастан тоже приходит к сумме 1 трлн рублей. 

  • Триллион рублей — это порядка трети объема продукции отечественного растениеводства или 1% российского ВВП.
  • Минсельхоз считает, что оценка необоснованно включает снижение урожайности от отсутствия опыления и сильно завышена.
  • Гибель пчел скажется на производстве товарного меда: по оценке президента Российского национального союза пчеловодов Арнольда Бутова, в этом году меда будет на 15–20% меньше.
  • Пчеловод может требовать в суде за отравленную пчелосемью порядка 30 000 рублей, считает Тастан. Если следовать этой цифре и минимальной оценке Минсельхоза, это порядка 1 млрд рублей в потенциальных исках, если верить максимальной оценке пчеловодов — 54 млрд рублей.

Причина проблемы

К известным врагам пчел — неблагоприятным погодным условиям и клещевым эпидемиям — прибавился третий: новые пестициды, точнее, их неумеренное и несогласованное применение.

Пестициды класса неоникотиноидов удобны тем, что безвредны для растений, умеренно токсичны для человека, но смертельны для насекомых, вызывая паралич и смерть. В прошлом году Евросоюз принял решение о полном запрете трех основных неоникотиноидов, в том числе наиболее популярного в России имидаклоприда.

Кто виноват: Россельхознадзор против Минэкономразвития

Минсельхоз считает, что гибель пчел в этом году связана с нашествием вредителей растений, а непосредственно вызвана более интенсивной обработкой полей пестицидами с грубыми нарушениями агротехнологии при отсутствии надзора.

  • Россельхознадзор настаивает, что предпосылкой беды стало изъятие у него надзора за применением пестицидов еще в 2011 году — по представлению Минэкономразвития. По словам пресс-секретаря Россельхознадзора Юлии Мелано, в последние 8 лет производство, продажа и особенно применение пестицидов в России де-факто не контролируются, и Минэк «должен взять на себя ответственность за массовую гибель пчел».
  • Минэкономразвития заявило, что выводы Россельхознадзора «однобоки и преждевременны», пишут «Ведомости». За использованием пестицидов сейчас следят несколько ведомств, включая сам Россельхознадзор, напоминает представитель министерства.
  • Главной проблемой Минэк назвал отсутствие регулирования применения пестицидов и агрохимикатов, а также плохое взаимодействие пчеловодов и предприятий, применяющих пестициды. 
  • С последним пунктом согласны пчеловоды. Бывший мэр Москвы Юрий Лужков рассказывал «Радио Свобода», что лично останавливал трактора с распылителями после того, как хозяин поля обещал не применять химикаты. «Это Россия: халатность, пренебрежение, забывчивость, пофигизм», — сказал Лужков.

Что делать? 

  • Регуляторная основа существует: по правилам СанПиНа, владельцы полей должны заранее предупреждать население и пчеловодов об использовании пестицидов, однако систематически пренебрегают этим. 
  • Региональные власти пытаются решить проблему на своем уровне. Так, Татарстан предписал применять пестициды только ночью и оповещать пчеловодов по радио и телевидению.
  • 16 июля глава комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев пообещал обратиться в Генпрокуратуру с просьбой проверить факты массовой гибели пчел в регионах.
  • На том же заседании разработать закон о пчеловодстве предложил Сергей Тастан. Он предложил вернуть Россельхознадзору полномочия по контролю за применением пестицидов и агрохимикатов.

Что мне с этого? Масштаб проблем в российском пчеловодстве станет яснее, когда мы узнаем августовские данные Минсельхоза о количестве погибших пчелосемей. Но по меньшей мере мед подорожает точно.

Юлия Корчагина, Сергей Смирнов