Новости 28 марта 2019

Ущерб потерпевших по делу Абызова оказался в 400 раз меньше, чем по версии следствия

«Коммерсант» выяснил полную версию обвинения по делу Михаила Абызова. По ней, офшорные структуры экс-министра купили на аукционах у его российских компаний активы за 186 млн рублей, а затем перепродали другим российским компаниям Абызова — но уже за 4 млрд. Единственная цифра ущерба, указанная и подтвержденная в деле, составляет всего 10 млн рублей — это в 100 раз меньше залога в 1 млрд рублей, который накануне предлагала внести его защита, и в 400 раз меньше заявленной следствием суммы фиктивных сделок.

Схема (по версии следствия)

Согласно материалам дела, Абызов в 2011 году был бенефициаром около 95% акций новосибирских ОАО «Сибирская энергетическая компания» («Сибэко»), ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) и сервисной организации ОАО «Сибэнергострой».

Узнайте, как зарабатывают миллиарды, в e-mail рассылке The Bell.
  • Следствие построило дело вокруг четырех дочерних компаний «Сибэнергостроя» — ЗАО «Новосибирскэнергоснабкомплектоборудование» (НЭСКО), ЗАО «Инженерный центр», ЗАО «Производственно-ремонтное предприятие» (ПРП) и ЗАО «Энергоспецмонтаж» (ЭСМ).
  • «Организованную преступную группу» Абызов создал за год до назначения министром — в 2011 году. К тому моменту на руководящих постах в этих компаниях он расставил сотрудников своей компании «Ру-Ком», через которых и управлял активами.
  • Проходящий по одному делу с Абызовым гендиректор «Ру-Ком» Николай Степанов привлек в группу остальных фигурантов — гендиректора «Сибэко» Александра Пелипасова, гендиректора РЭС Сергея Ильичева, директора по экономике и финансам ЭСМ Галину Фрайденберг, члена совета директоров «Сибэко» Максима Русакова, а также «других неустановленных лиц».
  • За месяц до назначения министром в 2012 году Абызов решил скрыть, что руководит коммерческими организациями, и передал «Ру-Ком» в доверительное управление ООО «Региональная компания «Резерв». Но «Резерв» следствие считает подконтрольным самому Абызову, а договор управления — фиктивным.
  • Став министром, Абызов, «умышленно используя свои служебные полномочия министра, тем самым влияя своим авторитетом и занимаемой им должностью на членов преступного сообщества», дал указание организовать продажу четырех «дочек» «Сибэнергостроя» с аукциона. Акции компаний оценены в 156,1 млн рублей. Зачем Абызову нужно было использовать полномочия министра, чтобы организовать сделку в собственной компании, не поясняется.
  • На Кипре по поручению Абызова создается уже известный из материалов дела офшор Blacksiris. Blacksiris учреждает четыре компании, не ведущие реальной деятельности.
  • На аукционе Blacksiris покупает четыре «дочки»«Сибэнергостроя» за 186,3 млн рублей и присоединяет их к четырем фиктивным компаниям.
  • В 2013 году Пелипасов от имени «Сибэко» заключает договор с Blacksiris о покупке по завышенной стоимости ценных бумаг трех новых компаний за 2,5 млрд рублей, а Ильичев, возглавлявший РЭС, — четвертой компании за 1,5 млрд рублей.
  • Так образовалась сумма хищений в 4 млрд рублей.
  • В начале 2014 года деньги поступили на кипрские счета Blacksiris, и участники схемы «распорядились ими по своему усмотрению».

Потерпевшие

По версии защиты, потерпевшим по делу признан только портфельный миноритарий «Новосибирскэнерго» «Алмазювелирэкспорт», представитель которого указал в заявлении ущерб в 10 млн рублей. Это в 100 раз меньше залога, предложенного защитой накануне.

Правда, в деле фигурируют также миноритарии Рубцов и Акопян. Установить, кто эти люди, и найти их в открытой отчетности «Сибэко» и РЭС не удалось.

Основной аргумент защиты: размер ущерба акционерам опровергается самими материалами следствия. Если Абызову принадлежали 95% в «Сибэко», то все остальные миноритарии никак не могли потерять больше 200 млн рублей, пишет «Коммерсантъ».

Детали. Несмотря на поручительство известных лиц, Абызов по решению Басманного суда будет находиться в СИЗО «Лефортово» до 25 мая. Также на два месяца арестованы Николай Степанов, Галина Фрайденберг, Александр Пелипасов и Максим Русаков. Один фигурант, Сергей Ильичев, объявлен в розыск.

Следствие считает, что целью преступления являлось личное обогащение, а не извлечение законной прибыли, поэтому к экс-министру и его подельникам не относится предпринимательский иммунитет от заключения под стражу.

Почему это важно. Сегодня мы впервые узнали важные детали дела Абызова. То, за что его привлекают к ответственности, начинает выглядеть не как хищение, а как вывод собственных активов за границу — правда, уже в должности госслужащего.

Сергей Смирнов