Новости 7 июня 2019

«Умная обезьяна сидит и смотрит, чем это закончится»: что Путин говорил на ПМЭФ

Владимир Путин на пленарной сессии ПМЭФ успел прокомментировать сразу несколько вопросов, ответов на которых от нго ждали, — дело Майкла Калви, нового президента Украины Владимира Зеленского и объединение России и Белоруссии. Не говоря уже о противостояниии с США и российском деловом климате. Мы выбрали главное. Полностью текст пленарного заседания можно прочитать тут.

  • О деле Калви. Ему инкриминируют, насколько я знаю, хищение 2,5 млрд рублей. Многие из здесь присутствующих утверждают, что это не так. Может быть. Но должны разобраться правоохранительные органы. Они должны разобраться, прозрачно, понятно, с участием тех, кто защищает позицию. И будут приняты справедливые решения. Я, мои коллеги будем внимательно смотреть. Я, генеральный прокурор Юрий Чайка – вот он сидит. Что касается того, что кого-то выпустили под домашний арест, а кого-то нет — мне французские друзья об этом говорили — есть дом в Москве у кого-то, а у кого-то нет. Но мы и над этим подумаем. Вопрос гуманизации процедур — мы по этому пути будем двигаться. Если есть возможность не прятать человека за решетку, надо к этому стремиться. Возьмите Библию, почитайте. Там написано — не убий, не укради, не возжелай жены ближнего своего. Если ему предъявляют хищение 2,5 млрд — правоохранительные органы должны либо это доказать, либо снять обвинения. Что здесь такого? Посмотрите, что происходит в других странах. Бизнесменам в США дают по 100–150 лет тюрьмы. И ничего! Не воруй, веди себя прилично — и дело с концом. Мы будем внимательно следить за этим делом, повторяю. Есть признанные мировые правила в юриспруденции. Пока нет обвинительного приговора, все считаются невиновными. В том числе и Калви.
  • О деловом климате. Позитивные изменения в деловом климате в качестве административных процедур есть, но и острых проблем, которые волнуют бизнес, еще достаточно. Прежде всего, это архаичность и явная избыточность контрольно-надзорной сферы, необоснованное, а порой и просто противоправное вторжение правоохранительных органов в деловую среду, в работу компаний. Что касается отношений бизнеса и правоохранительных структур. Логика наших действий заключается в следующем. Это дальнейшая либерализация законодательства, укрепление гарантий и прав собственности, исключение даже формальных возможностей для злоупотребления правом для давления на бизнес, последовательное очищение силовых структур и судебной системы от недобросовестных лиц.
  • О Владимире Зеленском. Я не отказывался от встречи с ним, мне никто не предлагал. Я не знаю этого человека, надеюсь, мы когда-нибудь познакомимся. Судя по всему, он хороший специалист в области, в которой до сих пор работал. Хороший актер. я говорю серьезно, а вы смеетесь (Путин берет паузу, в зале — апплодисменты). Одно дело кого-то играть, а другое дело быть кем-то . Для того, чтобы играть, нужен талант. И один из этих талантов — талант перевоплозщения. Ты можешь каждые 10 минут менять амплуа. А чтобы заниматься государственными делами, нужны другие качества. Опыт, знание, увидеть главные проблемы и инструменты решения. <…> Опыта может не хватать — это наживное. Есть ли все другие качества у него? Вполне может быть, но я этого не знаю. Он себя никак не проявил. Пока мы видим противоречивые высказывания, до выборов одно, после — другое. Поживем — посмотрим. Я не говорю, что он все испортил. Ну, посмотрим.
  • Об объединении России и Белоруссии. Об объединении России и Белоруссии речи нет и быть не может. У нас нет планов по объединению, нет таких целей, у нас есть план строительства Союзного государства. Многое из договора о Союзном государстве с Белоруссией до сих пор не сделано.
  • О крахе глобализации, долларе и США. В 2011–2017 годах рост [мировой экономики] в среднем 2,8% ежегодно. В последние годы — чуть больше 3%. Несмотря на упомянутый рост, существующая модель экономических отношений, к сожалению, все-таки находится в кризисе. И этот кризис носит всеобъемлющий характер. После окончания Холодной войны, включения в процесс глобализации новых рынков архитектура мировой экономики кардинально изменилась. Модель глобализации, предложенная в конце ХХ века, все меньше соответствует стремительно формирующейся новой экономической реальности. Одна страна — США — распространяет свою юрисдикцию на весь мир. Это противоречит задачам многополярного мира. Глубокие перемены требуют адаптации международно-финансовых организаций, переосмысления роли доллара, который, став мировой резервной валютой, превратился сегодня в инструмент давления страны-эмитента на весь остальной мир. Доверие к доллару падает.
  • О газопроводах. Проект [«Северный поток-2] призван повысить энергобезопасность Европы, создать новые рабочие места, он полностью отвечает национальным интересам всех участников: и европейцев, и России. Если бы он не отвечал этим интересам, мы бы никогда не увидели там присутствия наших европейских партнеров. Кто туда насильно притащит? Но это не укладывается в логику и не соответствует интересам тех, кто в рамках существующей универсалистской модели привык к исключительности и вседозволенности. Вызывает озабоченность, что такая разрушительная практика поразила не только традиционные рынки, но и перекочевала в новые формирующиеся отрасли. Ситуация вокруг компании Huawei, например, которую пытаются не просто потеснить, а бесцеремонно вытолкнуть с глобального рынка. Это уже называют даже в некоторых кругах «первой мировой технологической войной», наступающей в цифровой эпохе.
  • О санкциях и торговых войнах. Сегодня перед нами возникают две крайности, два возможных сценария дальнейшего хода событий. Первый – это перерождение универсалистской модели глобализации, превращение ее в пародию, в карикатуру на саму себя, когда общие международные правила будут подменяться законами, административными и судебными механизмами одной страны. И второй сценарий – это фрагментация глобального экономического пространства политикой ничем не ограниченного экономического эгоизма и его силовое продавливание. Но это путь к бесконечным конфликтам, к торговым войнам, а может быть, даже не только торговым, образно говоря, к боям без правил: всех против всех. В качестве хотя бы первого шага предлагаем, говоря терминами дипломатии, провести своего рода демилитаризацию ключевых сфер глобальной экономики и торговли, а именно оградить от торговых и санкционных войн поставки товаров первой необходимости: лекарств, медицинского оборудования.
  • О месте России в схватке за экономическое первенство. У китайцев есть хорошая пословица: когда тигры дерутся в долине, умная обезьяна сидит и смотрит, чем это закончится.

Антон Баев