Первый допрос Улюкаева: «Нигде и никогда я не требовал у него никакую взятку»

Подробно — 27 ноября 2017 Алексей Улюкаев, которого подозревают в вымогательстве $2 млн у Игоря Сечина, впервые дал показания в суде

Алексей Улюкаев, которого подозревают в вымогательстве $2 млн у Игоря Сечина, впервые дал показания в суде. Бывший министр на допросе держался спокойно, вины он не признает.

Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

Сегодня Алексей Улюкаев впервые был допрошен в Замоскворецком суде. Процесс продолжается уже несколько месяцев, с августа 2017 года. За это время Улюкаев похудел на 15 килограммов. Допрос начал адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев. Улюкаев, одетый в голубую рубашку и темные брюки, держался спокойно и первым делом заявил, что вину не признает, а заявления Сечина о вымогательстве у него взятки считает оговором: «Я категорически это отрицаю. Нигде и никогда я не требовал у него никакую взятку», — заявил Улюкаев.

Коротко рассказываем, как прошел допрос.

О приватизации «Башнефти»:

Неприятности Улюкаева начались из-за приватизации именно этой компании. Из показаний Сечина следует, что бывший министр экономики изначально был против того, чтобы «Роснефть», которая сама является государственной компанией, принимала участие в приватизации. А когда сделка по покупке «Башнефти» все же была завершена Улюкаев, опять же по версии Сечина, начал вымогать у него взятку в $2 млн за проведенную министерством работу.

  • «Я считал и считаю, что приватизация компаний покупателями, связанными с государством, не целесообразна, но это мое мнение как специалиста. В Росимуществе посчитали возможным участие «Роснефти», поскольку государству [напрямую] в уставном капитале компании принадлежит меньше одного процента», – сообщил Улюкаев в суде.
  • «В интервью СМИ я говорил, что считаю «Роснефть» ненадлежащим покупателем, поскольку она косвенно контролируется государством через «Роснефтегаз», – подтвердил бывший министр.
  • Но собрав все мнения и получив одобрение агента по приватизации, которым была компания «ВТБ Капитал», Минэкономразвития одобрило покупку «Башнефти» «Роснефтью». 10 октября 2016 года было подписано соглашение об отчуждении акций, вскоре после «Роснефть» перечислила 329 млрд рублей в бюджет, восстанавливал хронику событий Улюкаев.
  • Помешать этой сделке Улюкаев, по его словам не мог, из-за недостатка полномочий. «Роснефть» занимается энергетикой, подготовка любого – отрицательного да и положительного — заключения [на сделку] была бы выходом за пределы нашей компетенции», — заявил экс-министр.

О вымогательстве взятки:

Сечин настаивает, что Улюкаев потребовал у него взятку в $2 млн во время командировки в Гоа. По его версии, Улюкаев подошел к нему в лобби отеля, где он играл в бильярд с главой ВТБ Андреем Костиным. Взятку министр, по словам Сечина, вымогал у него это жестами, а именно – показал ему два пальца. Улюкаев в суде сказал, что жесты были, но означали совсем другое.

  • Улюкаев подтвердил, что встретил Сечина в Гоа, между двумя встречами на саммите БРИКС. Встреча произошла 15 октября в лобби отеля, где проживали участники мероприятия.
  • «Мы изучали с коллегами документы, затем я заметил бильярдные столы, а возле них — Костина и Сечина. Я подошел, чтобы поприветствовать коллег», — рассказал Улюкаев.
  • Улюкаев говорит, что Сечин поблагодарил его за подготовку сделки по приватизации «Башнефти» и пообещал угостить его вином. «Я тебя угощу таким вином, которого ты никогда не пробовал, сказал мне Сечин», – процитировал Улюкаев.
  • «Я в шутку покрутил «дырочку» в пиджаке, намекая на представление Сечина к госнаграде», — сказал Улюкаев, на что Сечин, по его словам, и пообещал его угостить.

О передаче взятки:

Передача взятки произошла прямо в офисе «Роснефти», куда Улюкаева вызвал лично Сечин. Ключевым доказательством ее получения, по версии обвинения, является фраза Сечина про «объем», который он «собрал» якобы по поручению министра. Ее глава «Роснефти» произнес, указывая на сумку, в которой впоследствии обнаружились $2 млн.

  • «14 ноября Сечин настойчиво звал меня  в офис именно к 17.00», – вспоминает Улюкаев.
  • Вот запись телефонного разговора, на которой глава «Роснефти» приглашает министра подъехать к себе (целиком посмотреть и послушать оперативные материалы можно здесь).

  • «Были сумерки. У входа в офис меня  встретил Сечин, отвел меня в сторону, сказал, что затянули поручение и собрали объем. После чего – указал на сумку, стоявшую рядом, предложил мне ее взять, дал ключ и  произнес слова, которые я уже не помню».
  • Цитата Сечина про объем звучала так: «Так, пока туда-сюда, собрали объем. Ну, вообще-то, можешь считать задание выполненным. Вот забирай, клади и пойдем чайку попьем» (по материалам прослушки).
  • Улюкаев утверждает, что слова про «объем» его не удивили, потому что он подумал, что речь идет о привлечении «Роснефтью» денег на выкуп собственных акций.
  • «Для меня было очевидно, что речь идет о привлечении «Роснефтью» денег на баланс для выкупа [своих] акций на баланс — об этом говорил Путин там же, на Гоа, — сказал Улюкаев. ​– Слово «объем», как я считал, относится к фондированию сделки и сбору 10 млрд евро».
  • Вся встреча с Сечиным, по словам Улюкаева, получилась довольно скомканной – после вручения сумки собеседники прошли в небольшой кабинет, где Улюкаеву вручили корзинку с завернутыми в полиэтилен «какими-то изделиями» (впоследствии выяснилось, что это была корзинка с колбасками «От Иваныча»). Корзинка, вспоминал министр, его не удивила. «Роснефть» и раньше дарила министру подарки к праздникам – часы и макет нефтяной вышки.

О задержании:

После окончания встречи и прощания с Сечиным, Улюкаев сел в свою машину и попытался выехать с парковки «Роснефти», но тут за машиной погнались оперативники. В багажнике они обнаружили сумку с деньгами.

  • «Оперативники не дали выехать мне с парковки «Роснефти», у водителя и у меня отобрали мобильные телефоны», – вспоминает Улюкаев.
  • «Они спросили, есть ли в машине что-то запрещенное, я сказал, что не знаю. Оперативники открыли багажник, достали сумку, спросили что там, я сказал, что не знаю, сумку дал мне Сечин».
  • «Первоначально я испытывал шок и поэтому сказал, что не знаю, что в сумке находится, но потом я вспомнил, что в сумке должны быть коробки с вином», – объяснил он.
  • «Сотрудники ФСБ сказали, что у меня должен быть ключ, я вспомнил, что ключ у меня. Сумку открыли, я с удивлением увидел пачки купюр и понял, зачем меня зазывал Сечин и что это провокация», – заявил он.

К двум часам дня адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев закончил задавать вопросы, после чего Улюкаева начал допрашивать прокурор Иван Непорожный, и министру пришлось описать свою версию событий по второму кругу.

Первым делом прокурор спросил, почему Улюкаев до принятия официального решения по приватизации «Башнефти» в разговоре со СМИ говорил, что считает «Роснефть» неподходящим покупателем. Улюкаев тихим голосом ответил, что это стандартный способ коммуникации с прессой, на что прокурор Непорожный язвительно отметил, что на вопросы защиты подсудимый отвечал громче и четче. «У меня проблемы с ротовой полостью, но я постараюсь говорить громче», – сказал подсудимый.

«Я правильно понял, что вас, как специалиста, смущало участие «Роснефти» в покупке, но вы подчинились действующему законодательству?», – спросил прокурор. Улюкаев ответил утвердительно, добавив, что писал в докладе о том, что запрет на возможность участия «Роснефти» в покупке предусматривает составление нормативного акта, который правительство решило не принимать.

Дальше прокурор попытался поймать Улюкаева на том, что его прежние показания по поводу обстоятельств задержания, данные в июне 2017 года, «значительно противоречат» тому, что он говорит теперь: «Вот он нам сейчас говорит, что, дескать, только через несколько часов вспомнил о том, что в сумке лежит дорогое вино, однако на первом допросе он сразу сказал о дорогом вине в сумке!» – возмущался Непорожный, но в суде был объявлен перерыв.

– «Вы интересовались у Сечина содержимым сумки?» , – продолжил допытываться у Улюкаева прокурор после небольшого перерыва.

– «Я посчитал это неделикатным, к тому же сумка была закрыта на ключ. От «Роснефти» и раньше в министерство экномического развития привозили подарки, я решил, что в сумке находится дорогое вино», – в очередной раз повторил Улюкаев усталым голосом.

Также прокурора интересовала, сколько весила сумка (Улюкаев отвечал, что по ощущениям, килограммов 15), и почему министр даже не поблагодарил Сечина за «вино».

– «Холодно было, я торопился», – объяснил Улюкаев.

– «Как не успели? Вы же с ним потом еще пятнадцать минут общались!», – изумился прокурор.

– «Не знаю, не помню», – раздражается Улюкаев.

– «А почему вы не спросили, зачем вам дали ключ?», – неожиданно задала вопрос судья.

– «Было очевидно, что он от сумки», – флегматично ответил Улюкаев.

После этого бывшего министра оставили в покое. Завтра прокуратура обещает представить в суде новые доказательства его вины.

Светлана Рейтер, The Bell