Новости 29 апреля 2019

ВВП военного времени: как изменились экономики России и Украины за пять лет конфликта

Владимир Путин соблазняет российским гражданством украинцев, а Владимир Зеленский уверен, что российский паспорт нужен только жертвам пропаганды и преступникам. На самом деле гражданство РФ интересует людей с экономической точки зрения: пенсии выше, соцпакет лучше, а экономическая стабильность и более высокое благосостояние — главный рациональный аргумент Москвы в споре с Киевом. Но за пять лет конфликта ситуация в обеих странах очень сильно изменилась. В России — стагнация экономики и падение доходов населения, на Украине — огромные потери от войны и не слишком успешная борьба с коррупцией. Зато там пусть медленно, но идут экономические реформы. Мы сравнили экономику двух стран в цифрах.

  • Украина потеряла от конфликта намного больше, чем Россия.
  • Россия богаче, но Украина растет быстрее.
  • Главный двигатель роста ВВП Украины — рост внутреннего спроса, которому помогают непопулярные реформы.
Национальное богатство

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.

Россия богаче Украины — ВВП стран на душу населения (по паритету покупательной способности, ППС) в последние пять лет отличался в три-четыре раза. По этому показателю Украина отставала от России всегда, а с 2014 года на востоке Украины еще и идет война, и хотя Россия в ней тоже участвует (пусть и неформально), украинская экономика теряет гораздо больше.

В исследовании Atlantic Council за 2018 год говорится, что из-за российской агрессии в Крыму и на востоке Украины страна потеряла $98,7 млрд активов — это земля, промышленность, недвижимость и активы банковского сектора. В украинском ВВП, по подсчетам Atlantic Council, Крым в 2013 году занимал 3,7%, потерянные территории Донбасса — около 10%. Также за эти годы Украине пришлось увеличить расходы на оборону с 1% до 6%, отмечает в разговоре с The Bell эксперт Atlantic Council Андерс Ослунд.

Россия, по оценкам Bloomberg, с 2014 года из-за санкций недополучила около 6% роста ВВП, а с учетом других факторов, например, цен на нефть, — 10%. «Россия увеличила расходы на оборону на 2% ВВП за 2008–2016 годы. Экономические санкции стоят России 1–1,5% ВВП ежегодно, содержание Крыма и Донбасса обходится в 0,3% ВВП, или $5 млрд ежегодно. Все это складывается в 3,5–4% ВВП ежегодно», — оценил стоимость украинской кампании Ослунд из Atlantic Council. 

Полностью отыграть потерю Крыма и Донбасса Украина не смогла, но экономика этот удар выдержала, считает зампредседателя Стратегической группы советников по поддержке реформ в Украине Павел Кухта. Исполнительный директор украинского Центра экономической стратегии (ЦЭС) Глеб Вышлинский говорит, что вклад Крыма в украинский ВВП при большом населении был сравнительно небольшим. Если верить данным Atlantic Council о 3,7% ВВП, которые обеспечивал Крым, то они в 2014 году приходились на 2,3 млн человек — примерно 5,5% населения Украины на тот момент. Вклад Донбасса был намного выше, но после начала конфликта значительную часть производства удалось перенести на предприятия тех же групп на подконтрольной Украине территории, говорит Вышлинский.

Казалось бы, потеря угольно-металлургических территорий Донбасса должна была снизить зависимость украинской экономики от сырьевого экспорта — но этого не произошло. С 2014 года не изменилась ни доля экспорта в ВВП Украины (около 40%, примерно как в России), ни его структура: на первом месте — металлы (неизменные 24% экспорта), на втором – продукты растительного происхождения (16% в 2014 году, 20% в 2018-м), прежде всего зерно.

При этом украинская внешняя торговля на момент начала конфликта зависела от России почти на порядок больше, чем российская — от Украины. В 2014 году доля товаров из России в украинском импорте составляла 23%. За четыре года их доля снизилась в полтора раза — до 14% в 2018 году. В российском импорте в Украину в 2014 году приходилось 4%, в 2018-м — уже 2%. Россия остается и главным экспортным рынком для Украины, но за четыре года ее доля упала в 2,5 раза — с 18% в 2014 году до 7,5% в 2018-м

Экономический рост

По темпам роста ВВП картина обратная — после провальных 2014–2015 годов Украина уже три года растет быстрее России, и текущий год, если верить прогнозам МВФ, не станет исключением. Обе страны не дотягивают до среднемировых 3,7%, но в 2019 году рост ВВП Украины составит 2,7% против российских 1,6%. 

Конечно, отчасти быстрый рост объясняется низкой базой, признают все опрошенные The Bell эксперты — в военные 2014–2015 годы украинский ВВП упал на 16%, в разы больше, чем российское падение на 1,8% за те же два года. Но есть и другие причины: после Майдана государство облегчило условия ведения бизнеса, в частности, уменьшило налогообложение зарплат, начали расти реальные доходы населения, а вслед за ними и объем частного потребления, говорит Глеб Вышлинский из ЦЭС. Рост спроса населения при двузначном росте реальных зарплат называют основным фактором роста ВВП Украины в своем отчете и эксперты Центра развития ВШЭ.

Зарплаты

Средние зарплаты и пенсии по ППС в России почти вдвое выше, чем в Украине. В 2018 году разница в уровне зарплат составила примерно $700 в пользу России, пенсий — около $300. Разница в пересчете по ППС отчасти объясняется чудовищным ростом цен: с 2014 года индекс потребительских цен в России вырос на 37%, а на Украине — на 101%. При этом Украина сокращает отставание в размере зарплат: с 2014 года средняя зарплата там выросла в 2,5 раза, а в России — в 1,3.

Этот рост зарплат на Украине отчасти технический, признает Вышлинский из ЦЭС: он вызван повышением минимальной зарплаты почти вдвое с февраля 2017 года. Но есть и объективные факторы — в 2017 году для украинцев заработал безвизовый режим въезда в большинство стран ЕС. «Безвиз» не дает права на работу, но упростил жизнь тем украинцам, которые и так до этого ездили в страны ЕС на полулегальные заработки. Летом того же 2017 года свой рынок труда для украинцев фактически открыла ближайшая Польша. Это заставило украинские компании и госпредприятия повысить оклады.

Пенсии

С 2014 года средняя пенсия увеличилась в 1,3 раза в России (в 2018 году пенсии индексировали на 3,7%, в 2019-м индексируют на 7,05%) и в 1,6 раза на Украине. В 2018 году на Украине повысили минимальные пенсии и пенсии для военных, а при расчете всех пенсий стали учитывать коэффициент трудового стажа. С 2019 года пенсии в стране начнут индексировать по новой формуле: прибавка составит 50% от роста инфляции и 50% от роста средней зарплаты — это было предвыборной акцией Петра Порошенко. Работает эффект низкой базы.

Украина раньше России начала повышение пенсионного возраста. Еще с 2011 года там начали повышать пенсионный возраст для женщин — с 55 до 60 лет. С 2018 года на Украине также ввели новое требование: выйти на пенсию в 60 можно, только имея стаж 25 лет и выше. Если его нет — надо работать до 63, а если нет даже 15 лет стажа — до 65. Это один из факторов роста пенсий в гривнах, хотя в долларовом выражении они упали, а сократить дефицит бюджета ПФ, как обещал Киев, это не помогло, пишет Би-би-си.

В России пенсионная реформа началась только в 2018 году, для женщин возраст выхода на пенсию повышают с 55 до 63 лет, для мужчин — с 60 до 65. Повышение будет проходить поэтапно — до 2028 года для мужчин и до 2034 для женщин.

Бедность

С точки зрения государственной статистики за чертой бедности на Украине живет гораздо меньше людей, чем в России. По данным Всемирного банка за 2017 год (более поздних нет), в России это 13,2%, а на Украине — 2,4% населения. Причем на Украине в 2014 году доля бедных была почти в четыре раза выше, чем в 2017 году.

В относительных значениях украинский прожиточный минимум за эти годы вырос на 57%, а российский — на 35%. В пересчете на ППС прожиточный минимум в России сейчас составляет около $451, а на Украине — $237. Это может частично объясняться тем, что гривна за четыре года подешевела в разы сильнее, чем рубль. При простом переводе в доллары по текущему курсу прожиточный минимум в России составляет $162, а на Украине — $98. Помимо того, что черта бедности проведена на разном уровне, у сравнительно маленького числа очень бедных людей на Украине есть и другое объяснение, говорит Ослунд из Atlantic Council. Украина — традиционно сельскохозяйственная страна, продукты питания здесь более доступны, а личные участки действительно позволяют прокормиться всем, кому это необходимо, чего нельзя сказать обо всей территории России как минимум в силу климата. 

* По паритету покупательной способности. Расчет за 2018 и 2019 годы выполнен по коэффициенту ППС на 2017 год, поскольку более поздних данных нет.

Валюты

С 2014 года и рубль, и гривна намного подешевели по отношению к доллару — российская валюта в 1,9 раза, а украинская — в 3,4 раза. При этом гривна падала постепенно, а рубль — с резкими скачками. До 2018 года курс рубля был фактически «привязан» к ценам на нефть. Санкции и геополитические потрясения на рубль тоже влияли, но лишь в последнее время стали ключевым фактором, неоднократно говорили опрошенные The Bell экономисты.

Девальвация гривны объясняется несколькими причинами. В первую очередь это война, на фоне которой из украинской валюты бежали и граждане, и бизнес, отмечает Вышлинский из ЦЭС. Кроме того, за время правления Виктора Януковича была растрачена большая доля золотовалютных резервов страны, хотя последний серьезный удар по ним был нанесен уже в декабре 2014 года, когда Украина выплатила $3 млрд долга «Газпрому». На гривну также давит негативный торговый баланс Украины, добавляет аналитик Concord Capital Евгения Ахтыкро. Кроме того, последние два года рост национальной валюты сдерживает Нацбанк Украины: он выкупает доллары для пополнения резервов, объясняет Вышлинский. Их наращивание — требование программы МВФ, в которой находится Украина.

Нельзя сказать, что слабая гривна выгодна украинскому бюджету. Хотя его доходы сильно завязаны на экспорт, основные статьи расходов экспортеров номинированы как раз в долларах, говорит Ахтыкро из Concord Capital. Они закупают машинное оборудование и энергоносители в американской валюте. Также после разрыва с Россией в долларах нужно платить за газ, а с учетом недавних российских санкций траты на нефть и нефтепродукты тоже будут номинированы в долларах, отмечает Ахтыкро. Для украинцев слабая гривна — тоже проблема. Наличные доллары «под матрасом» — основной инструмент сбережений на Украине, рассказывает аналитик. Депозиты и в долларах, и в гривнах менее популярны, поскольку в 2014–2015 годах население столкнулось с ограничениями на снятие средств с них и боится повторения такого сценария.

Коррупция

Похвастаться высокой строкой в рейтинге восприятия коррупции Transparency International (всего в нем 175 мест — чем ниже позиция, тем хуже дела) не могут ни Россия, ни Украина. И все же показатели у последней лучше. В 2018 году она оказалась на 120-м месте, поднявшись на 22 строки за четыре года. Россия же за это время опустилась на две позиции — до 138-й.

На «Украине сильнее влияние общественных организаций на борьбу с коррупцией, есть результаты — пусть и не очень хорошие», – отмечает доцент кафедры политических и общественных коммуникаций РАНХиГС Николай Кульбака. С антикоррупционными расследованиями все хорошо и в России, но власть на них реагирует редко. На Украине она их игнорировать не может. Скандал вокруг коррупции в концерне «Укроборонпром» стал одним из главных факторов падения рейтинга Петра Порошенко перед президентскими выборами, сразу после выхода расследования президент объявил о реформе оборонных госзакупок.

«Общество в России слабо влияет на экономическую повестку, поэтому к нему и не прислушиваются», — отмечает Кульбака. В России борьба с коррупцией — скорее побочный эффект от желания силовиков бороться за статус и влияние, добавляет он.

Также на Украине есть специализированные органы — Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) и Высший антикоррупционный суд, который должен начать работу в ближайшее время. Впрочем, это «всего лишь один суд, который будет рассматривать только «топовые» коррупционные дела. А с остальными судами — проблемы», — говорит источник, близкий к «Центру антикоррупционных исследований в Украине».

Институциональная борьба с коррупцией в Украине идет — одну из больших лазеек недавно закрыла очень непопулярная реформа энергетики, по которой тарифы на газ для населения стали рыночными, а не льготными для всех граждан, как в большинстве постсоветских стран, рассказывает Павел Кухта из Стратегической группы советников по поддержке реформ на Украине. «Раньше было два тарифа: для промышленности и для населения. Промышленники экономили миллионы долларов за счет того, что пользовались тарифами для населения. А производители энергии могли содержать неэффективное производство за счет госсубсидий — раз нет конкурентного рынка», — говорит он. Рост тарифов после реформы составил 25%, посчитали в ВШЭ. Сейчас для части населения предусмотрены льготы, но в целом и люди, и компании платят по рыночным тарифам.

Гендерное неравенство

С Gender Gap — разрывом в участии мужчин и женщин в экономическом процессе — все безрадостно и в России, и в Украине. Хотя последняя занимает более высокую строчку в рейтинге Gender Gap (65-е место — у Украины, 75-е — у России), который ежегодно составляет Всемирный экономический форум, это не слишком воодушевляет. Как минимум потому, что четыре года назад Украина была на 9 позиций выше. Зато Россия за все эти годы изменила 75 месту лишь однажды, поднявшись на четыре строки в 2017 году.

При составлении рейтинга учитываются не только экономические, но и социальные показатели. Например, доступ к образованию и смертность. По ним в России и на Украине показатели сходные — как минимум потому, что доступ к образованию в большинстве постсоветских стран находится на одинаковом уровне, разве что качество медицинских услуг для женщин в России, согласно рейтингу, выше, чем на Украине. Зато по чисто экономическим характеристикам Украина выигрывает. Она на 39-м месте по оплате одинакового труда мужчин и женщин, тогда как Россия — на 52-м.

Анастасия Стогней, Анастасия Дыбленко