Уехал — продавай. Бывшие банкиры избавляются от активов в России

Подробно 31 мая 2018

Дмитрий Ананьев распродает активы с Кипра, Борис Минц — из Лондона. Частного бизнеса становится все меньше, но триллион, потраченный на санацию банков, это вернуть не поможет.

Предправления Промсвязьбанка Дмитрий Ананьев, сентябрь 2017 года. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Участники банковского кризиса 2017 года продолжают сдавать свой бизнес в России. Бывший владелец Промсвязьбанка Дмитрий Ананьев с Кипра ведет с покупателями переговоры о продаже всех своих российских активов. Двумя днями ранее стало известно об отъезде в Лондон владельца O1 Group Бориса Минца — он оттуда продает свои активы в недвижимости структуре, которую связывали с «Роснефтью».

  • На продажу выставлена девелоперская группа ПСН, которая еще в прошлом году входила в топ-5 строительных компаний Москвы, одна из крупнейших типографий в России «Экстра-М» и фактически подконтрольный Ананьеву агрохолдинг «Белая птица», пишут «Ведомости». Если покупатели не будут найдены, компании могут быть или обанкрочены, или ликвидированы.
  • Переговоры о продаже Ананьев ведет с Кипра — после объявления о санации Промсвязьбанка в декабре 2017 года экс-банкир уехал из России, заявив, что его банк «пристрелили». В стране остался его брат и партнер Алексей, получивший после раздела активов IT-компанию «Техносерв». Сейчас он продает 40% ее акций ВТБ.
  • На этой неделе стало известно, что еще один фигурант событий на банковском рынке 2017 года — бывший совладелец ФК «Открытие» и основатель O1 Group Борис Минц — уехал в Лондон вместе с семьей и распродает свои российские активы. В России по заявлению нового главы «Открытия» Михаила Задорнова, касающемуся Минца, начата доследственная проверка, писали «Ведомости». Новое руководство банка утверждает, что в результате согласованных действий О1 и прежнего руководства «Открытия» банк перед санацией потерял 30 млрд рублей.
  • В России у Минца остались девелоперские активы и пенсионные фонды. Их владельцем теперь может стать компания RT&I, которую на рынке связывают с «Роснефтью». Нанял RT&I кредитор O1 — Московский кредитный банк, единственный участник так называемого «московского кольца», избежавший санации благодаря поддержке «Роснефти», от которой попал в полную зависимость.
В результате банковских санаций 2017 года в Европе образовалась целая новая группа российских бизнесменов-беглецов. Уже сейчас понятно, что большинство их российских активов достанется либо государству, либо структурам, с ним связанным (других покупателей в России сейчас, похоже, нет). Частного бизнеса становится все меньше, а потраченный ЦБ на санацию банков триллион рублей вернуть это никак не поможет.

Петр Мироненко


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.