Мнения 10 февраля 2020

Цена финансовых репрессий и новый аргумент для Греты Тунберг: лучшее из блогов экономистов

Вместе с изданием Econs представляем очередную подборку самых интересных публикаций из блогов экономистов. В этом выпуске: подсчет вероятности кризисов, последствия жестких ограничений в финансовой сфере, стоимость «грязного» роста экономик и другие темы.

Метеорологи говорят о «шторме столетия». Должны ли то же самое говорить регуляторы — во время финансовых кризисов? 

Попытки оценить вероятность наступления кризиса — в терминах «раз в N лет» или «с вероятностью 1 к 20» — могут лишь ухудшить его, потому что такие прогнозы неизбежно неточны, а люди склонны чрезмерно на них полагаться, предупреждают аналитики Банка Англии в неофициальном блоге Bank Underground. 

Пока эксперты по всему миру пытаются оценить экономические последствия нового «черного лебедя» — коронавируса, аналитики Банка Англии напоминают, что необходимо предельно осторожно относиться к прогнозам редких явлений: «Как бы мы ни старались, мы не можем точно определить вероятность редких событий. Причины две: “мы не можем знать” и “мы не знаем”». 

Во-первых, всегда есть события, которые даже нельзя представить сегодня, а значит, оценить вероятность их наступления невозможно: так, человек, который никогда не видел снега, в очень холодный день будет ожидать дождя. Поэтому регуляторам необходимо учитывать, что, несмотря на все попытки сделать банки предельно устойчивыми и проверять их на стресс-тестах, полностью устранить риски все равно невозможно. 

Во-вторых, даже когда речь идет о явлении, которое было известно ранее, точно оценить вероятность его наступления не получится, и чем меньше вероятность — тем сложнее ее оценить. Прошлых данных, как правило, недостаточно. 

Авторы приводят в пример теракты в США: к августу 2001 года статистика терактов с 1970 года показывала, что чаще всего количество жертв — всего три человека. Это не значит, что прогнозы вообще не имеют смысла, но то, как именно регулятор сообщает о будущих рисках, приобретает особое значение, подчеркивают аналитики Банка Англии. Они рекомендуют центральным банкам избегать точных оценок вероятностей (таких как «вероятность 20%») и оперировать сценариями, оговариваться, что могут быть и еще более негативные сценарии, вероятность наступления которых пока невозможно рассчитать, а также предусматривать «экстремальные, но вероятные» сценарии. 

Жесткие ограничения в финансовой сфере замедляют рост благосостояния на 0,4–0,7 процентного пункта в год

Эксперты МВФ представили в блоге фонда новое исследование «Финансовые репрессии снова стучатся в дверь». Под «финансовыми репрессиями» они понимают различные административные ограничения на рынке финансовых услуг. Например, потолки для рыночных процентных ставок, ограничения движения капитала и другие регуляторные меры, подменяющие рыночные силы. 

После глобального финансового кризиса по всему миру растет число сторонников государственного вмешательства в финансовую сферу, но нерыночные ограничения замедляют рост, указывают авторы, проанализировав «финансовые репрессии» 90 стран за последние 45 лет. 

Искажая рыночные стимулы, «финансовые репрессии» запускают рентоориентированное поведение: например, если доступ к кредиту административно ограничен для тех или иных категорий заемщиков, а другие таким образом могут получить средства по более низкой ставке, то участники рынка направят все усилия на напрасную конкуренцию ради того, чтобы попасть в категорию «избранных». 

Все это ведет к общим потерям эффективности, которые авторы оценили в 0,4–0,7 п. п. роста в год, но чем больше финансовая система, тем выше потери.

Загрязнение окружающей среды тормозит экономический рост 

Соавтор блога Marginal Revolution экономист Алекс Табаррок развенчивает популярную точку зрения, согласно которой загрязнение окружающей среды — неизбежное следствие активного экономического роста. 

Исследования, которые цитирует Табаррок, показывают, что загрязнение окружающей среды замедляет развитие, а переход к более чистым технологиям, напротив, способен ускорить рост. Загрязнение окружающей среды разрушает человеческий капитал, негативно воздействуя на здоровье, интеллектуальные способности и его производительность в целом. «Поэтому даже если власти параллельно пытаются вкладывать в человеческий капитал, загрязненная страна работает против них», — заключает Табаррок. 

По мнению Табаррока, и правительства, и бизнес часто недооценивают краткосрочные эффекты экологических проблем, полагая, что речь идет лишь о вреде будущим поколениям, а если бы они лучше осознавали стоимость «грязного» развития, то поменяли бы свой подход к экологической политике. 

Также в обзоре блогов экономистов на сайте Econs читайте о том, каким профессиям угрожает автоматизация, а каким — искусственный интеллект.

Маргарита Лютова