Как у них 14 декабря 2019

Три волшебных слова: как Борис Джонсон добился рекордной победы на выборах

Прошедшие в четверг выборы в британский парламент стали триумфом Консервативной партии и премьера Бориса Джонсона — консерваторы получили самое прочное большинство со времен Маргарет Тэтчер, а премьер — почти неограниченный мандат на проведение своих решений о Brexit. Теперь британские СМИ анализируют, как команде Джонсона удалось добиться рекордного результата. The Bell рассказывает главное о предвыборной кампании британского премьера — от плюшевых киви и «бумер-мемов» до пряток от журналистов в холодильнике.

Что случилось

На парламентских выборах в Британии в четверг Консервативная партия одержала сокрушительную победу — она набрала 43,6% голосов и получила 365 мест в 650-местной палате общин. Это лучший результат партии с 1987 года, когда ее вела на выборы Маргарет Тэтчер, и лучший результат на парламентских выборах с 1997 года, когда лейбористы Тони Блэра получили 417 мест. Соперники, лейбористы, получили всего 202 места, и лидер партии Джереми Корбин уже в ночь после выборов объявил, что в начале 2020 года уйдет в отставку.

Летом, когда Борис Джонсон впервые заговорил о досрочных выборах, эта затея казалась крайне рискованной — в 2017 году, когда такие же выборы в надежде расширить свой мандат объявила его предшественница Тереза Мэй, дело закончилось поражением, от которого кабинет Мэй так и не оправился. 11 декабря, накануне выборов, опросы уже предсказывали уверенную победу консерваторов, но далеко не такую убедительную — социологи отдавали им 339 мест.

Политтехнологи

Предвыборный штаб Джонсона возглавил 35-летний австралийский политтехнолог Айзек Левидо. Несмотря на возраст, для Левидо это была уже пятая крупная избирательная кампания в Британии, среди которых были как удачные (например, две победы Бориса Джонсона на выборах мэра Лондона), так и катастрофическое поражение Терезы Мэй 2017 года. Самый влиятельный советник Джонсона Доминик Каммингс, прославившийся организацией кампании за Brexit 2016 года,  отстранился от работы в штабе. «Дом пару раз вмешивался, но он знал, что Айзек — главный», — говорил FT в ноябре функционер Консервативной партии.

Борис Джонсон и Айзек Левидо. Фото: Zuma/ТАСС

Daily Mail, которая не без свойственных ей таблоидных интонаций подробно рассказывает обо всех участниках команды Джонсона, отмечает широкий возрастной диапазон штаба. Самым опытным его членом был 69-летний политконсультант Эд Листер, работавший при Джонсоне вице-мэром Лондона. Самыми молодыми — ответственные за соцсети основатели SMM-агентства TG, новозеландцы Шон Топэм (28 лет) и Бен Герин (24).

Рабочий режим штаба был предельно жестким: первая ежедневная планерка руководства штаба проводилась в 5:30 утра, а сам Левидо уходил с работы за полночь. Мотивационные приемы главы штаба Джонсона были несколько старомодными: как рассказывает Bloomberg, для поднятия боевого духа сотрудников Левидо крутил им хит 80-х «The Final Countdown», а в последний день перешел на песню «One More Day» из английского мюзикла «Отверженные». Лучшему сотруднику ежедневно присуждался переходящий приз, а самым отличившимся Левидо дарил плюшевую птицу киви, прижившуюся в штабе благодаря новозеландским СММ-щикам.

Работа над ошибками

Главной задачей штаба Джонсона было не повторить провала Терезы Мэй 2017 года. Главными причинами ее поражения были размытая политическая повестка, слишком сложная предвыборная программа и проваленная работа в соцсетях. На этот раз политтехнологи смогли исправить ошибки.

На соцсети были наняты молодые новозеландцы, которые сосредоточились на виральных «бумер-мемах» — довольно прямолинейных картинках, предназначенных для избирателей старше 50. СММ-щикам даже не пришлось ломать голову над контентом — ровно год назад они провели успешную кампанию против местных лейбористов в Австралии.

Предвыборная программа была фактически сформулирована в трех словах. Айзек Левидо инструктировал премьера не говорить ничего лишнего и не отклоняться от главного слогана: «Get Brexit Done» («Завершим Brexit»). Он был выбран точно: сторонники Brexit и так за Джонсона, а противники — настолько устали от четырехлетнего процесса, что просто хотят закончить все побыстрее. «Меня тошнит при упоминании Brexit. Пусть уже парламент со всем покончит, иначе это будет еще несколько потраченных впустую лет», — сказал The Washington Post программист Кевин Уилсон, который на референдуме 2016 года голосовал против Brexit, но в четверг отдал голос за Джонсона.

Джонсон рисовал слова «Get Brexit Done» кремом на собственноручно выпеченных пончиках, готовил в фартуке «Get Brexit Done» пироги, во время визита на завод разрушал пенопластовую стену за рулем бульдозера с надписью «Get Brexit Done» на ковше, а в день накануне выборов написал больше 20 твитов, в которых содержалась эта фраза.

Лейбористы, напротив, пали жертвой неопределенности своей позиции по Brexit. Джереми Корбин сначала отказывался четко сформулировать отношение партии к продолжению Brexit и пытался сфокусировать кампанию на социальной политике. Спустя несколько недель он объявил, что лейбористы будут поддерживать новый референдум с возможностью отмены Brexit, но не стал объявлять, какую позицию поддержит сама партия.

В результате Джонсон одержал решительную победу даже вопреки многочисленным PR-провалам в кампании, которая началась со скандального заявления лидера консерваторов в парламенте о том, что жертвы унесшего 72 жизни пожара могли бы «задействовать здравый смысл», чтобы выбраться, а закончилась бегством Бориса Джонсона в холодильник на молокозаводе от ведущего острого политического шоу под матерный шепот пресс-секретаря. Впрочем, и последний эпизод был в русле советов Айзека Левидо, настоятельно рекомендовавшего шефу избегать острых интервью.

Петр Мироненко