Новости 24 января 2020

Топ-менеджер FESCO арестованного Зиявудина Магомедова уходит в отставку

Управляющая оставшимися активами арестованного бизнесмена Зиявудина Магомедова Лейла Маммедзаде рассказала РБК, что сдает дела, приведя их в максимальный порядок. Взлет состояния Магомедова был связан с президентством Дмитрия Медведева, падение — с четвертым сроком Владимира Путина. Не исключено, что с последним крупным активом (32,5% в транспортно-логистической FESCO) он расстанется после того, как Медведев перестал быть и премьером.

АГН "Москва"

Зиявудин Магомедов (в центре) и Магомед Магомедов

Что произошло

Маммедзаде, председатель совета директоров FESCO, заявила, что уходит в отставку после летнего годового собрания акционеров. Решение не спонтанное, подчеркнула она, — компания стабильна, у Магомедова не осталось долгов, которые угрожали бы ему и семье.

Взгляды Маммедзаде на развитие FESCO разошлись с планами Магомедова: бизнесмен не намерен привлекать партнеров, она считает это неизбежным. По ее оценке, к управлению Fesco «вероятнее всего, придут родственники Зиявудина — компания перейдет под управление близких ему людей, которым он на 100% доверяет», и они уже стали «играть достаточно активную роль в жизни компании».

Маммедзаде в интервью РБК назвала «дело Магомедова» политическим. Но кто может за ним стоять, не раскрыла: «думаю, рынок в целом и более опытные люди сообразили быстрее, чем я, что проблема Зиявудина лежит не в области экономики».

Что нужно знать о «деле Магомедова»

Совладельца группы компаний «Сумма» Зиявудина Магомедова и его брата экс-сенатора Магомеда Магомедова задержали в марте 2018 года и обвинили в организации преступного сообщества (печально известная статья 210), особо крупных хищениях и растрате бюджетных средств. По версии следствия, Зиявудин был главой сообщества и отвечал за экономику, а член Совета Федерации Магомед обеспечивал силовое и политическое прикрытие.

В СИЗО братья растеряли крупнейшие активы.

  • В октябре 2018 года государственная «Транснефть» выкупила у группы «Сумма» Магомедовых 25% акций Новороссийского морского торгового порта за $750 млн.
  • В том же месяце ВТБ купил у FESCO 25% крупнейшего оператора контейнерных перевозок «Трансконтейнер», а в феврале 2019 года — 50% минус одну акцию Объединенной зерновой компании.
  • Последний крупный актив, Якутскую топливно-энергетическую компанию, в начале сентября прошлого года получил за долги один из основателей Yota Альберт Авдолян.
  • Состояние Зиявудина Магомедова в 2018 году Forbes оценивал в $1,8 млрд, в 2019 году — уже только в $550 млн.

«Дело Магомедова» — лишь седьмое в рейтинге самых дорогих уголовных дел России, составленном The Bell. В топ-3 дела владельца банка «Югра» и короля недвижимости Алексея Хотина, банкиров Ананьевых (Промсвязьбанк) и Дмитрия Мазурова (Антипинский НПЗ). Forbes включил Магомедовых в список «миллиардеров эпохи Медведева» наряду с остающимся в СИЗО Михаилом Абызовым и побывавшим под арестом Владимиром Евтушенковым.

Что дальше

В этом году активизировалась подготовка к покупке последнего крупного актива Зиявудина Магомедова. Эмиратский портовый оператор DP World подал заявку на FESCO уже в новое правительство. Претендует на компанию и группа «Дело» Сергея Шишкарева, только что купившая контрольный пакет «Трансконтейнера». У обоих предложений влиятельные сторонники: РФПИ у DP World и «Росатом», получивший долю в компании Шишкарева, у «Дела».

Зиявудин Магомедов заявил, что категорически не намерен продавать долю в FESCO и не поручал Маммедзаде вести какие-либо переговоры об этом. Кроме Магомедова, крупнейшие акционеры FESCO — GHP Марка Гарбера (23,8%) и TPG Capital (17,4%).

Почему это важно?

Главные активы FESCO — Владивостокский порт и контейнерный парк — хорошо вписываются в планы «Росатома» (и государства) по организации массового контейнерного транзита через Россию из Азии в Европу, в том числе по Севморпути. С учетом безусловного приоритета нацпроектов — и того, что куратором транспорта в новом правительстве стал известный особым отношением к крупному частному бизнесу первый вице-премьер Андрей Белоусов, — позиция Магомедова не выглядит основательной.

Сергей Смирнов