The Bell объясняет 20 января 2020

Сверхпрезидентская республика: новая Конституция даст главе государства еще больше власти

Поправки в Конституцию разработали в рекордные сроки. Вместо повышения роли парламента они расширяют полномочия президента

Президент Путин машет рукой на ПМЭФ-2019

Изменение российского государственного строя идет с невиданной скоростью — всего через пять дней после послания Владимира Путина Федеральному собранию поправки в Конституцию уже внесены в Госдуму. Из их текста следует, что ограничивать президентскую власть авторы не намерены — пока президент получает даже больше полномочий, чем имел.

Что меняется

Такой спешки с поправками в Конституцию никто не ожидал — не исключая и самих членов рабочей группы, созданной для их обсуждения 16 января. Разработчики поправок не стали создавать даже видимость обсуждения. Сегодня днем рабочая группа, успевшая провести только одно заседание, направила свои предложения Владимиру Путину, а тот немедленно внес законопроект с поправками в Конституцию в Думу. Профильный комитет Госдумы рассмотрит его уже 21 января, первое чтение запланировано на 23 января, второе — на февраль. Рабочая группа, впрочем, продолжит работу и будет вносить еще «достаточно много предложений», пообещал РБК ее сопредседатель, сенатор Андрей Клишас. «Всенародное голосование» по поправкам может пройти 12 апреля, писал сегодня утром РБК. Голосовать за них будут единым пакетом.

Поправки в целом находятся в русле анонсов, сделанных Владимиром Путиным 15 января, что неудивительно — сопредседатели рабочей группы не скрывали, что их текст был заранее подготовлен государственно-правовым управлением президента. Но поправки намного более конкретны. Из них следует, что сокращения полномочий президента не будет вообще — напротив, глава государства получит новые возможности. Полномочия парламента будут расширены крайне незначительно, а новый, вписанный в Конституцию Госсовет остается темной лошадкой.

Президент. Единственное ограничение полномочий президента, описанное в поправках, — запрет на отклонение кандидатур министров, уже утвержденных Госдумой. В реальной жизни это вряд ли станет проблемой — ведь кандидатуру премьера все так же вносит президент. Премьер теперь назначается не с «согласия Госдумы», как написано в действующей Конституции, а после «утверждения» Госдумой. В чем разница, текст поправок так и не прояснил. Зато из них следует, что президент полностью сохраняет за собой главный рычаг давления на парламент — право распустить Думу, если она трижды не утвердит кандидатуру премьера.

В остальном полномочия президента только расширяются. Он получает:

  • Дополнительное право вето при подписании законопроектов. Сейчас, если президент отказывается подписать закон, проект отправляется на новое голосование в обе палаты, и если он набирает больше 2/3 голосов депутатов Думы и членов Совета Федерации, президент обязан его подписать. Теперь в дополнение к этому президент может направить проект на рассмотрение в Конституционный суд, и если тот признает его неконституционным — не подписывать закон.
  • Новый уровень контроля над Конституционным судом. Число судей КС сокращается с 19 до 11, а президент получает право вносить в Совет Федерации представление об их увольнении (раньше это мог делать только сам КС).
  • Право формировать вписанный в Конституцию Госсовет. Сейчас он формируется «по должности» — президент является председателем Госсовета, а его членами автоматически становятся главы палат Федерального собрания, руководители фракций Госдумы, полпреды президента в федеральных округах и губернаторы.

Госсовет. О полномочиях Госсовета в поправках говорится мало — указано лишь, что президент формирует его «в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетных направлений социально-экономического развития государства». Эта фраза почти дословно скопирована из перечня функций самого президента, приведенного в статье 80 действующей Конституции (в нее поправки не вносятся).

Как именно Госсовет будет осуществлять эти широкие, но расплывчатые функции, определит федеральный закон, который только предстоит принять. Но это значит, что у Госсовета не будет серьезных конституционных полномочий — например, права отрешения от должности самого президента или роспуска Госдумы: такие права должны быть прописаны в Конституции.

Совет Федерации и Госдума. Госдума, как мы писали выше, получит право утверждать не только премьера, но и вице-премьеров и министров. Совет Федерации получает аналогичные, но намного более зыбкие полномочия в отношении министров и глав ведомств силового блока — президент будет назначать их после «консультаций» с СФ.

Что это может значить?

Предположения о том, что Владимир Путин в 2024 году собирается передать президентский пост и более сбалансированную систему преемнику, чьи полномочия будут сокращены, пока не оправдываются. Поправки в Конституцию не ограничивают, а расширяют полномочия президента.

Следов попыток ограничить полномочия президента с помощью Госсовета в поправках тоже пока нет. Формирование Госсовета отдано самому президенту. Но в праве главы государства формировать Госсовет по своему усмотрению старший партнер юрфирмы Pen&Paper, бывший член Совета Федерации Константин Добрынин видит «опасность превращения совета в надпарламентский орган».

Теоретически такое расширение полномочий президента могло бы означать, что Владимир Путин думает о том, чтобы остаться на этом посту и после 2024 года. Если в законе будет прописано, что поправки в Конституцию не имеют обратной силы, в теории Владимир Путин может заручиться решением Конституционного суда, позволяющим ему пойти еще на один срок, предполагает политический юрист Роман Смирнов. Но опрошенные «Коммерсантом» юристы в этом сомневаются.

Что мне с этого?

Мы не зря писали, что объявление об изменениях в Конституцию похоже на спецоперацию. Владимир Путин всех запутал: после публикации поправок в Конституцию вопросов о том, как Кремль будет решать проблему-2024, снова больше, чем ответов. Один из главных вопросов — зачем авторам поправок в Конституцию понадобилась такая спешка. Кремлевские источники «Коммерсанта» в конце прошлой недели говорили, что власти рассматривают возможность досрочных выборов в Госдуму: это «позволит снова поймать волну народной любви и провести выборы на ее фоне».

Петр Мироненко