Новости 19 декабря 2018

Суверенный рунет: как он будет работать и чем это грозит пользователям

Какие возможности дает государству законопроект о «суверенном рунете»

В Госдуму 14 декабря внесен законопроект, который называют «законом о суверенном рунете». На деле это массивный пакет поправок в закон «О связи» и «Об информации». Мы прочитали документ и разобрались, как именно может работать «суверенный рунет», если законопроект примут.

Кто предложил поправки?

Внесли законопроект в Думу три знаковые фигуры:

  • сенатор Андрей Клишас, известный одиозным законопроектом об административной ответственности за оскорбление Конституции и государства в Сети;
  • член Совета Федерации Людмила Бокова, входящая в попечительский совет фонда «Разумный интернет» и в рабочую группу по регулированию в АНО «Цифровая экономика»;
  • депутат Госдумы Андрей Луговой, известный как один из авторов поправок в закон «Об информации», позволяющих блокировать сайты за экстремизм до суда, а также как человек, подозреваемый прокуратурой Великобритании в убийстве Александра Литвиненко.

Что именно предлагает законопроект?

Шесть вещей:

  • ввести понятие «точка обмена трафиком» — это средства связи для обмена трафиком между операторами. У каждой точки с единой политикой маршрутизации появится собственный «номер автономной системы»;
  • обязать интернет-провайдеров установить «технические средства противодействия угрозам». Установка такого оборудования бесплатна, освобождает провайдеров от ответственности и необходимости блокировать сайты, нарушающие законодательство, а также их копии;
  • о любых каналах связи, пересекающих границу, оператор связи обязан уведомить власти;
  • операторы связи обязаны по распоряжению властей корректировать маршруты прохождения сообщений, использовать только точки обмена трафиком, занесенные в специальный реестр, а также выдавать властям данные о том, как устроены их сети и какими DNS-серверами они пользуются;
  • при необходимости и угрозах целостности рунета контрольный орган может взять на себя централизованное управление сетями связи. Для большей автономии будет создана национальная система доменных имен;
  • чтобы угрозы целостности не застали власти врасплох, будут проводиться учения.

Что будет, если законопроект примут?

Три вещи:

  • Многие провайдеры установят средства «противодействия угрозам», которые по описанию являются выключателями сайтов для Роскомнадзора. Можно ожидать, что так поступят все крупные провайдеры, для которых доступность заблокированных ресурсов — лишняя боль. Рынок интернет-провайдинга постепенно укрупняется, так что приобретаемые мелкие провайдеры постепенно также установят нужное оборудование.
  • Роскомнадзор получит полную карту точек обмена трафиком и сможет через передавших ему управление провайдеров блокировать каналы (в том числе трансграничные) к любому ресурсу. Чтобы сайты не уходили на другое доменное имя и не придумали способов ухода от блокировок по DNS, в законе есть намек на возможность указать провайдерам, как проверить блокировку DNS. Точность блокировок существенно увеличится, так как РКН не придется гадать, как используется тот или иной диапазон адресов.
  • Обходить блокировки станет гораздо сложнее. Например, схема, которую до сих пор успешно применяет Telegram, лишается своего главного преимущества — оперативности, ведь Роскомнадзору теперь не понадобится обращаться к провайдерам с распоряжением заблокировать те или иные адреса.
Законопроект наделяет Роскомнадзор (название ведомства не упоминается, но функции совпадают) правом вето на связь по любому каналу, особенно трансграничному. Операторам связи станет сложнее работать, а их абоненты столкнутся со множеством неожиданных и неприятных открытий. Если документ примут без значимых изменений, то как минимум на первом этапе рунет ждет существенная фрагментация, а надежность каналов связи, где установлены блокировщики, может пострадать. Реализация масштабной идеи установить и настроить собственное оборудование у всех провайдеров тоже вызывает вопросы.

Хорошая новость. Предложенный законопроект предлагает не самый жесткий из возможных вариантов регулирования. Он сохраняет рынок провайдинга, хотя мог бы ограничить его одним или несколькими провайдерами. Он не вводит корневой сертификат для выхода в сеть для всего населения. Он не угрожает провайдерам, выводя спор о цензуре и неправомерных блокировках на двусторонний уровень — между площадкой и регулятором.

Александр Амзин

Александр Амзин