Итоги недели 22 марта 2019

Судебный прецедент Аветисяна, неизвестные табачные короли и Рапопорт против брендов

Артем Аветисян решил разбираться с Baring в суде в Амурской области. Это может стать важным прецедентом для компаний с акционерными соглашениями на английском праве

АГН "Москва"

Новый поворот в деле Baring Vostok может создать неприятный прецедент для российских бизнесменов, оформляющих свои акционерные отношения по английскому праву. Аветисян подал в российский суд иск к Baring об исполнении опциона на продажу ему 9,99% акций спорного банка «Восточный». В акционерном соглашении стороны договаривались о рассмотрении споров в Лондонском арбитраже. Но в соглашении была и вторая оговорка, позволяющая в определенных случаях обращаться в другие суды, — именно на ее основе российский суд может рассмотреть иск.

Что случилось

Во вторник компания Аветисяна «Финвижн холдингс» подала в Арбитражный суд Амурской области иск к компании Baring Evision Holdings с требованием исполнить опцион на покупку 9,99% акций банка «Восточный».

Опцион Аветисян получил в 2016 году при объединении «Восточного» с его банком «Юниаструм». Но в 2018 году, когда наступил срок выполнить соглашение, Baring отказался это сделать — как говорил в суде Майкл Калви, потому что Аветисян перед объединением вывел из «Юниаструма» часть активов. Аветисян всеми силами пытался добиться исполнения опциона, а Baring — ему помешать. Драматические подробности описаны в иске Аветисяна, с которым ознакомились «Ведомости».

Именно этот спор лежит в основе дела Baring.

В чем проблема

Заключая соглашение, «Финвижн» и Evision договорились решать все взаимные претензии по английскому праву в Лондонском международном арбитражном суде. В нем Baring и оспорил сделки с активами «Восточного». Но Аветисян, как рассказывал The Bell источник, знакомый с деталями следствия по делу Baring, судиться в Лондоне не хотел. «Аргументы звучали: лондонская фемида предвзятая, и вообще, страна врагов не должна разбирать конфликты в России. Этот аргумент был убедительным [для силовиков]», — говорил собеседник The Bell, объясняя «жесткие меры» ФСБ и СК по делу Калви.

Перенести разбирательство в Россию Аветисяну дала возможность имевшаяся в соглашении оговорка: если LCIA не будет удовлетворять требованиям российского права, каждая из сторон может заменить его на другой суд, который бы соответствовал российским законам. У LCIA нет необходимых разрешений от российского правительства, а значит, его решение в России признано не будет, цитируют «Ведомости» иск «Финвижн», — это, по мнению компании, дало ей право подать иск в Амурской области.

Источник, близкий к Baring, подтвердил The Bell, что в  соглашении содержится арбитражная оговорка, согласно которой в отдельных случаях споры могут быть перенесены из LCIA в суды других юрисдикций. Но она вступит в действие только в 2020 году, утверждает он. Об этом сроке Evision уведомила «Финвижн» в 2018 году, говорится в иске компании Аветисяна, который цитируют «Ведомости», но «Финвижн» с этим не согласилась.

В пресс-службе Baring в ответ на запрос The Bell процитировали заявление Калви в суде: «Подача иска в суд Амурской области является продолжением корпоративного спора в ПАО КБ «Восточный» и подтверждением того, что в его основе лежит именно акционерный конфликт».

Почему это важно

Если амурский суд рассмотрит иск Аветисяна и его решение будет исполнено в России, это может стать прецедентом для всех похожих споров, говорит партнер юрфирмы «Некторов, Савельев и партнеры» Илья Рачков. Одна из главных причин, по которым почти любая российская сделка структурируется через офшорные компании, — возможность оформления акционерных отношений по британскому праву, писал в недавнем споре о «Тройке Диалог» финансист Андрей Мовчан. Это способ защитить активы от силовиков и бандитов, пояснял он.  В арбитражных оговорках в соглашениях, предусматривающих подчиненность английскому праву, в качестве третейского суда практически всегда указывается именно LCIA, говорит партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов.

Что говорят юристы

Судить без материалов дела сложно, но теоретически российский суд должен принять к рассмотрению иск «Финвижн», считает адвокат фирмы «Хренов и партнеры» Роман Беланов. «Однозначные арбитражные оговорки о разбирательствах в зарубежных судах встречаются очень часто; оговорки, что при определенных обстоятельствах стороны могут выбрать другой суд, — встречаются иногда. Это нормальная практика — чтобы в случае чего при наличии новых вводных не быть заблокированными формальной редакцией документа», — поясняет он. Если оговорка однозначная, российский суд просто не должен принимать документы — но  здесь этого, по идее, произойти не должно, считает Белаев.

BELL CLUB

РАЗБОРКА НЕДЕЛИ

Рапопорт против брендов

Феминистка Белла Рапопорт на этой неделе рассказала о неудачном взаимодействии с брендом косметики ручной работы Lush, и уже несколько дней об этом спорят в соцсетях. К стихийному флешмобу, в котором обыгрывается ситуация, подключились крупные компании, включая Сбербанк, Aviasales, Альфа-банк, сеть «Красное и Белое» и многие другие. Рапопорт в ответ обвинила всех в травле, и многие ее поддержали. Мы решили, что это хороший повод разобраться — стоит ли компаниям троллить кого-то в соцсетях в маркетинговых целях или это может быть себе дороже: проголосуйте в конце статьи.

РАССЛЕДОВАНИЕ THE BELL

Табачные магнаты с оригинальной схемой

The Bell обнаружил крупнейшего российского производителя сигарет из числа тех, что не входят в крупные международные холдинги. Семья предпринимателей из Омска производит и продает в год десятки миллионов пачек сигарет, очень похожих на известные бренды. Но владельцы стараются себя не раскрывать — это неудивительно, если разобраться, по какой оригинальной схеме работает их бизнес.

  • Union Tobacco Factory (UTF), принадлежащая семье омских предпринимателей Владимира Шиковца и Елены Лужанской, продает сотни миллионов сигарет в год — это крупнейший независимый игрок на российском табачном рынке.
  • Часть брендов компании («Опал», «Родопи», «Тройка», «ТУ-134» и другие) известна с советских времен, а часть — визуально напоминает раскрученные западные марки.
  • Компания использует оригинальную схему, позволяющую сэкономить на акцизах. Она работает так: сначала специально созданное юрлицо покупает акцизные марки, без которых продажа сигарет в России запрещена. Потом оно передает купленные марки другой компании, та производит сигареты, дистрибьютор их продает, а покупатель акцизных марок из начала цепочки вместо того, чтобы заплатить налоги, ликвидируется.
  • Вся схема должна делать производство чрезвычайно выгодным. Сейчас налоги составляют около 62 рублей с каждой пачки — это уплата акциза и НДС. Себестоимость одной пачки — от 8 рублей.

Подробнее — в расследовании The Bell.

ПАРТНЕРЫ THE BELL

Конференция: «Управление частным капиталом и Private Banking»

10–11 апреля пройдет уникальный международный саммит Адама Смита «Управление частным капиталом и Private Banking: Россия и СНГ», который будет интересен и полезен всем, кто работает с состоятельными частными клиентами, а также интересуется вопросами инвестирования и международного структурирования активов. Это элитная площадка для общения с индустрией управления благосостоянием, которая ежегодно собирает более 120 делегатов высшего звена из более чем 15 стран, включая семейные офисы, управляющих активами, частных банкиров, частных консультантов, а также частных инвесторов и успешных предпринимателей.

Специально для читателей The Bell действует промокод на скидку 25% от стандартной цены билета. Промокод 1176mBELL, приобрести билеты можно здесь.

«РУССКИЕ НОРМ!»

Новый герой — основатель Virool Алекс Дебелов

Алекс Дебелов уехал из Ростова-на-Дону учиться в США в 14 лет. В колледже он создал крупнейшую в мире организацию для студентов-предпринимателей Kairos Society, которую поддержали Билл Клинтон и Ричард Брэнсон. А после — основал компанию Virool, которая занималась видеомаркетингом и сама создавала вирусный контент. Дебелов считал Virool делом жизни, но после резкого взлета из-за нескольких ошибок и конфликта с сооснователем компания провалилась. Несмотря на неудачу, Алексу удалось остаться в хороших отношениях с большинством инвесторов, он быстро нашел деньги на новый бизнес и уже его запустил. В интервью Лизе Осетинской Дебелов рассказывает о том, как в 22 года он приехал покорять Кремниевую долину, как пережил первый большой провал, про свой новый проект, а еще — почему его главной удачей было родиться в СССР. Подписаться на канал «Русские норм!» в YouTube можно здесь.

Петр Мироненко, Ирина Малкова