The Bell объясняет 22 июня 2019

Судьба триллионов: в правительстве начался спор о том, как потратить излишки ФНБ

Прошедшая неделя была богата внутри- и внешнеполитическими новостями: новый доклад о катастрофе «Боинга» MH17, кризис в Грузии и запрет полетов в Тбилиси и «Прямая линия» Путина. Но больше всего последствий для российской экономики может быть у другой новости — на этой неделе мы узнали главную тему споров в правительстве на ближайшие полгода.

Уже к концу 2019 года в Фонде национального благосостояния (ФНБ) появятся излишки, которые можно будет потратить, — и речь о триллионах рублей в год. Скорее всего, как минимум часть этих триллионов будет инвестирована в нацпроекты — иначе государству не добиться роста экономики, обещанного Владимиром Путиным. А это несет риски и для экономики, и для самого ФНБ, который зависит от цен на нефть.

Этот материал был написан для еженедельной итоговой рассылки The Bell. Подписаться на нее можно здесь.

О каких деньгах речь

  • В ФНБ поступают нефтяные «сверхдоходы». Согласно введенному в 2017 году бюджетному правилу, доходы бюджета от продажи нефти по цене свыше $40 за баррель направляются на закупку валюты в «кубышки». Порог отсечения цены на нефть индексируется на 2% каждый год, сейчас это $41,6 за баррель. Средняя цена на нефть Brent в 2019 году, по последнему прогнозу Международного энергетического агентства, составит $67. По закону, деньги из ФНБ можно начинать тратить после того, как его объем превысит 7% ВВП.
  • Сейчас в ФНБ 3,8 трлн рублей, это 3,6% ВВП. К концу года, как ожидает Минфин, в фонде будет почти 8 трлн рублей. Таким образом, уже в следующем году инвестировать из него можно будет 1,8 трлн, а в 2021 году, если цены на нефть не будут резко снижаться, — 4,2 трлн рублей.

Суть спора

  • Первым признаком начавшегося спора из-за будущих излишков в ФНБ стало заявление Эльвиры Набиуллиной в прошлую пятницу. Вливание дополнительных триллионов в российскую экономику чревато ростом инфляции, одномоментным резким укреплением рубля (и, соответственно, падением конкурентоспособности российских товаров) и возвращением России к зависимости от цен на нефть, сказала она, — и предложила повысить пороговое значение, начиная с которого средства ФНБ можно тратить. Сейчас это 7% ВВП.
  • Минфин уже пообещал рассмотреть предложение ЦБ, но полностью отбить ФНБ чиновники экономического блока правительства не надеются, писали на этой неделе «Ведомости», — эти деньги слишком нужны, чтобы обеспечить рост экономики не ниже 3%, обещанный Владимиром Путиным. «ЦБ предлагает не торопиться с тратами из ФНБ, чтобы эти расходы за счет раздувания спроса не сказывались на курсе и инфляции, — объясняет The Bell федеральный чиновник. — Но чем тогда финансировать обещанный президентом прорыв? Экономика растет медленно, если не замедляется». В мае рост ВВП упал до 0,2% в годовом выражении, а всего за 5 месяцев российская экономика выросла на 0,7%, сообщил сегодня Росстат.
  • Как выяснилось во время вчерашней «Прямой линии», тема инвестирования денег из ФНБ занимает и лично Владимира Путина. Высказывая дружеский упрек «экономисту из 90-х» Алексею Кудрину, президент вспомнил о его предложении «распечатать нашу нефтяную кубышку». Еще в мае 2018 года Кудрин предложил повысить цену отсечения бюджетного правила с $40 до $45 и с тех пор говорит об этом регулярно (в последний раз — неделю назад). Это было едва ли не единственное высказывание Путина об экономике не в ответ на один из вопросов участников «Прямой линии».

Куда потратят деньги

Часть сверхдоходов будет потрачена, признают с неохотой чиновники экономического блока. Но на что? Тут мнения разделились.

  • «Некоторые экономисты предлагают субсидировать экспорт, фактически кредитуя другие государства на покупку наших товаров и технологий, — рассказывает The Bell сотрудник аппарата правительства. — Другие высказываются за то, чтобы потратить деньги внутри России: есть множество инфраструктурных проектов — дороги, подходы, мосты».
  • Сторонник первого подхода — министр экономики Максим Орешкин: он еще в сентябре 2018 года предложил в письме Владимиру Путину использовать ФНБ для поддержки экспорта, кредитуя покупателей, и рассказывал, что президент поддержал предложение. Вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов в прошлом году говорил о возможности предоставления кредита из ФНБ Египту на строительство АЭС, заказанной «Росатому». Такие траты будут нейтральны для макроэкономических условий.
  • Второй подход, при котором частные инвестиции в нацпроекты будут фактически заменены на государственные, вреден для экономики, сказал The Bell чиновник Минфина. Но чиновник из другого лагеря возражает: с учетом нынешнего инвестиционного климата частные инвестиции без государственного софинансирования почти невозможны. Это значит, что бюджету придется финансировать нацпроекты: «без государства в инфраструктуру бизнес просто не пойдет». Антон Силуанов уже согласился с тратами денег ФНБ на один из проектов внутри России: строительство газоперерабатывающего завода под Усть-Лугой, который вместе с «Газпромом» будет строить компания «РусГазДобыча», у которой прослеживается связь с Аркадием Ротенбергом. За реализацией этого проекта очень пристально следит первое лицо, знает сотрудник администрации президента.
Выбор, как тратить деньги ФНБ, будет непростым, пишут эксперты РАНХиГС в очередном мониторинге. «Денег может оказаться так много, что это сделает малообъяснимым повышение НДС, акцизов и иных платежей», — отмечают они. При этом точка зрения, согласно которой даже неэффективные расходы лучше, чем их отсутствие, всегда будет популярнее, чем мнение, что эскалация затрат предопределяет их неэффективность, считают в РАНХиГС. Но проблема устойчивости поступлений в ФНБ по-прежнему актуальна, а ее решение лежит за пределами возможностей правительства, предупреждают эксперты. Ведь полностью цены на нефть контролировать невозможно даже в условиях фактического нефтяного союза с Саудовской Аравией. За последний месяц цена на нефть Brent снизилась на 11,8%.

Алексанра Прокопенко, Петр Мироненко