Страна в пузыре. Почему Китай не откажется от политики «нулевого ковида»

В Китае по-прежнему действуют суровые коронавирусные ограничения, какие в других странах вводились в начале пандемии, а новогодние праздники и Олимпиада стали поводом только ужесточить их. Стратегия «нулевого ковида» сработала в 2020 году против «альфы», но вряд ли будет эффективна против очень заразного «омикрона», говорят эксперты. Тем не менее китайские власти от нее не откажутся, и дело тут не только в «потере лица» Си Цзиньпином.

Что происходит?

Новогодние праздники в Китае — время массовых поездок и туризма, внешнего и внутреннего. Но не в последние два года: жесткие пандемические ограничения в стране никто не отменял. Китай единственным в мире придерживается политики нулевой терпимости к коронавирусу и, несмотря на низкую заболеваемость, не смягчает карантинные меры.

1 февраля Китай отпраздновал Новый год по лунному календарю, новогодние каникулы продлятся до 6 февраля. 4 февраля стартуют зимние Олимпийские игры в Пекине, которые пройдут при пустых трибунах, едва приоткрытых границах, с массовыми тестами и ограниченными локдаунами. Спортсменам будут измерять температуру охранники в защитных костюмах, а репортерам предстоит общаться с участниками через толстые пластиковые щиты, пишет Bloomberg. Китай предпринял все меры, чтобы полностью изолировать иностранные делегации, прибывшие на Игры-2022, добавляет The New York Times, а весь комплекс мероприятий уже окрестили «олимпийским пузырем».

Действующие сейчас ограничения мало чем отличаются от тех, которые были введены в начале 2020 года, отмечает Financial Times. Сдавать ПЦР-тест нужно при любой поездке даже внутри страны, а получить китайскую визу практически невозможно. В местах, где был выявлен хотя бы один случай «омикрона», сразу же вводится карантин. С декабря изолированными остаются три города с населением более 20 млн человек, еще в нескольких десятках городов действуют неполные локдауны.

Иногда ситуация доходит до абсурда. NYT рассказывает историю китаянки, которая на втором свидании с мужчиной зашла познакомиться с его родителями и осталась у них на 30 дней, потому что местные власти в этот момент закрыли весь район на карантин (пара в итоге решила пожениться). В Шанхае около 40 человек вынуждены были провести ночь в магазине Uniqlo, потому что в помещении оказался человек, который контактировал с заболевшим коронавирусом. В том же городе более 200 человек на 58 часов оказались заперты в бизнес-центре в ожидании результатов тестов на коронавирус.

Заболеваемость в Китае остается на очень низком уровне. По данным Университета Джонса Хопкинса, за последние сутки в стране были выявлены всего 147 случаев коронавируса, за месяц — 4701, смертей от COVID-19 как минимум в последние четыре недели не было. За все время пандемии в Китае заболели чуть более 120 тысяч человек, умерли 4849 пациентов с коронавирусом. А уровень вакцинации приближается к девяти из десяти (88%).

Почему Китай не смягчает меры?

«Нулевая терпимость» к коронавирусу в немалой степени объясняется недостатками китайской системы здравоохранения, пишет FT: разрозненная сеть плохо обеспеченных больниц просто не справится с наплывом пациентов. Расходы Китая на здравоохранение составляют около 5% ВВП по сравнению с двузначными показателями расходов в США, Великобритании и Японии. В стране насчитывается 20 врачей на 10 тысяч человек, что ниже среднего показателя по странам ОЭСР. Больничных коек в Китае больше, чем в США и Великобритании, но количество коек реанимации — только четверть показателя по ОЭСР. Особенно плоха ситуация за пределами крупных городов.

Китайская система здравоохранения «едва пережила первую волну» в 2020 году, существует серьезный риск, что она не справится с ростом заболеваемости сейчас, отметил эксперт инвестиционного банка Jefferies.

Второй определяющий фактор — значительная доля в населении пожилых людей, которые тяжело переносят коронавирус, и низкая эффективность вакцин китайского производства (особенно против «дельты» и «омикрона»), отмечает FT. Bloomberg добавляет, что ранняя вакцинация оказалась палкой о двух концах: уровень вакцинации высок, но естественного иммунитета почти нет. К тому же китайские власти до сих пор «в ужасе от того, что произошло в Ухане [в начале пандемии] и боятся, что это может повториться», сказал FT вирусолог из Университета Гонконга.

Чтобы оправдать жесткие меры против коронавируса, власти ссылаются на исследование Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний, опубликованное в ноябре. В нем говорится, что если ограничения будут ослаблены, это приведет к сотням новых случаев коронавируса в день, а у 10 тысяч пациентов в сутки будут серьезные симптомы.

Политика

Кроме объективных причин придерживаться политики «нулевого ковида», у китайских властей есть другие мотивы. Си Цзиньпин в 2023 году собирается переизбраться на третий срок, поэтому ему сейчас крайне важно сохранять стабильность в стране, пишет FT. Строгие карантинные меры ему в этом помогают, а некоторые из них могут сохраниться и после окончания пандемии. «Конечная цель всей этой политики сводится к следующему: минимизировать социальный хаос и обеспечить легитимность Коммунистической партии Китая», — говорит эксперт по внутренней политике Китая из Института Брукингса.

К тому же, для председателя КНР это прекрасная возможность показать, что однопартийная система лучше справляется с пандемией, чем демократия, например, в США, где число умерших от COVID-19 уже приблизилось к 900 тысячам, добавляет Bloomberg.

Закрытые границы помогают Си Цзиньпину в реструктуризации китайского общества, в проведении важных экономических реформ, усилении контроля над бизнесом и культурным ландшафтом страны, отмечает FT. В начале пандемии председатель КНР оказался в уязвимом положении, впервые с момента прихода к власти в 2012 году, ему нужно было быстро взять ситуацию под полный контроль, замечает Bloomberg: политика «нулевого ковида» в итоге стала показателем эффективности режима.

Общество

Как ни странно, жесткие ограничительные меры не вызывают возмущения в китайском обществе, подавляющее большинство китайцев их поддерживают, пишет FT. «Это происходит из-за глубоко укоренившейся веры в то, что индивидуальные свободы должны быть принесены в жертву коллективному благу, иначе воцарится хаос», — говорится эксперт из Института Брукингса.

Возмущения по поводу карантина, как правило, носят локальный характер. Например, в городе Сиань, изолированном с декабря из-за «омикрона», люди протестовали из-за дефицита продовольствия, сообщает Bloomberg. Власти быстро отреагировали на протесты, пообещав устранить проблемы со снабжением и снизив цены на свинину и овощи.

В последнее время в Китае растет недовольство действиями властей, хотя немногие решаются говорить об этом открыто, отмечает FT. «Экономические условия ужасны… некоторые меры политиков действительно далеки от рациональных», — приводит издание слова местного предпринимателя. Отчасти виной тому «омикрон»: ограничения из-за него ужесточились еще больше, при этом люди видят, что они не всегда работают против этого более заразного варианта коронавируса.

Экономика

Несмотря на ограничения, китайская экономика практически восстановилась после спада, который наблюдался в первые месяцы пандемии, пишет FT. Во внутреннем потреблении еще есть «слабые места», но экспорт и розничная торговля вернулись к допандемийному уровню. До коронавируса китайцы ежегодно совершали более 170 млн поездок за границу, китайские туристы тратили за рубежом около $250 млрд ежегодно. Оставшись «внутри», эти деньги поддержали спрос.

Тем не менее МВФ рекомендовал Китаю пересмотреть политику нулевой терпимости, потому что она создает риски для мировой экономики, отмечает The Guardian. Постоянные локальные блокировки в Китае нарушают цепочки поставок, пишет NYT. В то же время Bloomberg со ссылкой на экономистов HSBC указывает, что, если Китай не сможет сдержать «омикрон», это может привести к еще более серьезным неприятностям для всего мира.

Что дальше?

Пока китайские власти не откажутся от стратегии «нулевого ковида», но подвижки не исключены с массовой ревакцинацией. В ноябре регулирующие органы страны одобрили применение вакцины Pfizer/BioNTech в качестве бустера к отечественным препаратам. Кроме того, внутри Китая идет разработка вакцины на базе мРНК, которая должна стать более эффективной, чем существующие.

«С нынешними вакцинами для политики „нулевого ковида“ в Китае нет никаких препятствий», — сказал FT специалист по биоэтике из Гонконгского университета. Более того, с распространением «омикрона» стоит ожидать только ужесточения карантина, добавил эксперт по политике в области общественного здравоохранения.

Многие китайские эксперты считают, что властям теперь при всем желании будет не так просто отменить введенные меры — слишком мощной была их пропаганда. Прежде чем снимать карантин, Пекину сначала надо будет убедить граждан, что это безопасно. У Си Цзиньпиня не получится «элегантно» отказаться от того, что государственные СМИ называют «тотальной народной войной» с COVID-19, добавляет Bloomberg. Снятие карантина сейчас «может быть воспринято как признание того, что стратегия властей не сработала», сказал агентству главный экономист Nomura.

В любом случае аналитики сходятся в том, что действующая стратегия китайских властей не сможет в полной мере противостоять «омикрону»: Пекину придется либо признать, что ограничения больше не работают, либо еще больше ужесточать их. Из-за этого консалтинговая компания Eurasia Group поставила китайскую политику «нулевого ковида» на первое место в своем рейтинге рисков на 2022 год. «Самая успешная политика борьбы с вирусом стала наименее успешной», — констатировали составители списка.

Скопировать ссылку

«Российские элиты усвоят, что в будущем им лучше не иметь централизованной власти». Экономист Бранко Миланович — о причинах и последствиях войны

Бранко Миланович — профессор Городского университета Нью-Йорка и Лондонской школы экономики, один из главных мировых специалистов по глобальному неравенству.
Getty Images @
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Миллиардер из Кузбасса. Что известно о покупателе российского McDonald's Александре Говоре

Новым владельцем российского бизнеса уходящего из страны McDonald’s стал бизнесмен с богатой биографией — экс-совладелец компании «Южкузбассуголь» Александр Говор. С первым угольным бизнесом ему пришлось расстаться в середине 2000-х — после двух аварий, в результате которых погибло 148 шахтеров. Теперь Говор — владелец нефтеперерабатывающего завода в родной Кемеровской области, а его сын, долгое время управлявший остальными бизнесами отца, — депутат кемеровского заксобрания от «Единой России». 
biz.a42.ru @