Компания 21 августа 2019

Стартап с российскими корнями стал новым «единорогом»

На рынке новый «единорог» — оценка сервиса субаренды офисов Knotel в ходе нового раунда инвестиций превысила $1 млрд. Сооснователю сервиса, выходцу из России и сооснователю SUP Media Эдуарду Шендеровичу, теперь предстоит непростое состязание с лидером сектора — выходящим на IPO коворкингом WeWork. Шендерович был героем «Русских норм!» — он дал проекту свое первое большое интервью.

Что случилось. Knotel объявил о преодолении порога расчетной капитализации в $1 млрд — год назад она составляла $500 млн.

  • Инвесторы вложили в компанию $400 млн. Раунд привлек инвесткомпанию Wafra суверенного фонда Кувейта и японские Mori Trust, Itochu Corp. и Mercuria Investment.
  • Knotel представил обновленную стратегию: расширение в топ-30 городов мира, работа с крупными компаниями, развитие дополнительных сервисов.
  • Компания появилась в «зеркале заднего вида» WeWork, отмечает TechCrunch. «Крупные управляющие активами в области недвижимости начинают сомневаться в модели WeWork. В поиске альтернатив они находят нас», — говорил Bloomberg сооснователь и CEO Knotel Амол Сарва.
Узнайте секреты главных стартапов планеты - в e-mail рассылке The Bell.

В чем разница. В отличие от WeWork, считающегося самым дорогим стартапом США с оценкой в $47 млрд, Knotel — не классический коворкинг. Он не арендует офисы для совместной работы, а создает на арендованной недвижимости масштабируемые офисы под нужды компаний. К базовому сервису привязаны дополнительные в виде гибкой обстановки офисов Geometry и предсказательной аренды Baya, завязанной на реальные показатели компаний-клиентов.

Цитата. «Как Airbnb для офисной недвижимости. То есть это некий маркетплейс, который соединяет владельцев недвижимости и компании, которым эта недвижимость нужна», — говорил The Bell Шендерович.

В отличие от конкурента, компания работает преимущественно с крупными клиентами вроде Starbucks, Microsoft, Oracle или BP. Модель Knotel должна быть более устойчива в кризис, при резких колебаниях арендных ставок. Именно из этих опасений некоторые инвесторы отворачиваются от WeWork.

Цитата. «Наши модели очень разные. Мы обойдем их [WeWork] за полтора-два года. Это будет как EBay против Amazon, Myspace против Facebook», — говорит Сарва.

Много или мало. Сейчас у основанной в 2016 году Knotel почти 400 000 кв. м офисных площадей в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лондоне, Лос-Анджелесе и еще восьми городах. Это на порядок меньше, чем у WeWork, но компания считает, что уже стала крупнейшим провайдером гибких офисов в Нью-Йорке и скоро добьется того же в Лондоне. «Мы глубже войдем в города. Многие города по «выручке» больше, чем наши конкуренты, — это Нью-Йорк, Париж, Лондон, Сан-Франциско. Это верный путь, а остальные этого не понимают», — считает Сарва.

Единорог с российскими корнями

Эдуард Шендерович уехал из России в 1990 году — в 14-летнем возрасте с родителями. Через шесть лет Шендерович вернулся в Россию, а в 2006 году стал одним из сооснователей купившей «Живой журнал» компании SUP. Позднее он вел бизнес с зятем Бориса Березовского, а в начале 2010-х годов стал инвестором интернет-стартапа Delivery Hero.

Идея Knotel начала формироваться в 2013 году, рассказывал бизнесмен, из собственного опыта аренды слишком большого офиса в Нью-Йорке. «Мы сделали систему, с которой мы партнеримся с владельцами недвижимости. И они зарабатывают больше, чем могли бы. И рынок настолько неэффективный, что мы делаем так, что компаниям это дешевле. То есть если ты маленькая компания человек на 20, 30, 50, в среднем это на 25-30% дешевле, чем снимать свой собственный офис. Это дешевле, потому что тебе не нужно планировать заранее на следующие пять лет», — излагал он суть бизнес-модели.

«Ведомости» писали, что Knotel планирует выйти в Россию в партнерстве с Invest AG совладельцев Evraz Group Александра Абрамова и Александра Фролова. Пока планы не сбылись — Шендерович говорил, что в Москве очень высокий уровень вакантности, а компания предпочитает работать там, где спрос превышает предложение.

Сергей Смирнов