Новости 18 февраля 2019

Спорная оценка и секретный опцион: главные вопросы к делу Baring Vostok

Дело основателя Baring Vostok Майкла Калви с нами надолго — в субботу Басманный суд со второй попытки арестовал его на два месяца. В деле после двух заседаний остается больше вопросов, чем ответов. Главный вопрос — что дало основания заявителям утверждать, а суду — поверить в то, что Baring Vostok отдал банку в счет погашения долга на 2,5 млрд рублей компанию со стоимостью активов 600 тысяч.

  • В пятницу судья Артур Карпов колебался и дважды удалялся в совещательную комнату, прежде чем отложить решение об аресте Калви до субботы, хотя пятеро его предполагаемых сообщников были арестованы еще днем без всяких проблем. В субботу утром колебаний уже не было — Карпов арестовал Калви до 13 апреля даже несмотря на то, что следователь так и не смог толком ответить на главный вопрос об обосновании обвинения.
  • Спорная оценка. Главный камень преткновения — оценка компании International Financial Technology Group (IFTG). По версии следствия, Калви и его сообщники погасили долг их компании «Первое коллекторское бюро» на 2,5 млрд рублей перед банком «Восточный», передав банку 59,9% акций IFTG, хотя реальная стоимость IFTG, как утверждает следствие, составляла 600 тысяч рублей.
  • Отвечая на ключевой вопрос — откуда взялась оценка в 600 тысяч — следователь менял показания. В пятницу он утверждал, что оценку проводила PricewaterhouseCoopers (PwC), но сами материалы в деле отсутствовали. В субботу перевод оценки появился, но выяснилось, что проводила ее некая кипрская компания по заказу компании Finvision, принадлежащей противнику Калви в конфликте вокруг «Восточного» Артему Аветисяну. На обоих заседаниях попытки следователя обосновать сумму 600 тысяч вызывали неудовольствие у судьи, что, впрочем, не помешало ему отправить Калви под арест.
  • Из показаний самого Калви следовало, что в уставе IFTG первоначально содержалась оговорка, ограничивающая права некоторых ее акционеров, и она могла негативно отразиться на оценке актива, но при сделке с «Восточным» устав был исправлен. Калви указал на то, что чистая прибыль IFTG составляла более $100 млн в год, а значит, компания не могла стоить 600 тысяч. По данным отчетности IFTG, заверенной аудитором KPMG, перед сделкой ее чистые активы составляли $37 млн (2,24 млрд рублей).
  • Загадочный опцион. В суде ни разу не упоминался опцион на выкуп 9,99% акций «Восточного», который стал одной из причин обострения конфликта в банке. Как следует из решений кипрских судов, с которыми ознакомился РБК, при слиянии «Восточного» с банком «Юниаструм» Артема Аветисяна последний получил опцион на выкуп 9,99% акций объединенного банка. По данным Frank Media, соглашение давало Аветисяну больше прав управления банком, чем 32% принадлежащих ему акций. Но затем структура Baring оспорила опцион в международных судах. Источники Frank Media утверждают, что опцион был привязан к обязательствам Аветисяна, возможно, связанным с административным ресурсом, которые, по мнению Baring, он не выполнил. При слиянии банков предполагалось, что объединенный банк станет опорным для государства в кредитовании малого и среднего бизнеса; Аветисян излагал эту идею в письме Владимиру Путину и даже получил положительную резолюцию, но в итоге проект так и не был реализован.
  • О том, как партнерство Baring с Аветисяном дошло до уголовного дела, мы подробно рассказывали здесь.
Пока позиция обвинения в деле против Калви выглядит явно сомнительной. Удар по настроениям иностранных инвесторов, до сих пор остававшихся в России, нанесен в первую очередь самим арестом, но от того, как будет развиваться процесс, будет зависеть тяжесть этого удара.

Петр Мироненко