Практика 14 ноября 2018 Практика 14 ноября 2018

Отпуска больше не будут сгорать. Это грозит работодателям исками от сотрудников

Плохие новости для вашего отдела кадров: если ваша компания, как и многие в России, отправляла сотрудников в отпуск, не оформляя его официально, теперь эти люди смогут потребовать компенсации за все отработанные годы. По закону она полагалась им всегда, но на практике работодатели часто ограничивали выплату последними 18 месяцами. Недавно Конституционный суд признал эту практику незаконной. Работодателям стоит ожидать исков от бывших сотрудников — и многие из них будут поданы людьми, которые в реальности уходили в отпуск, но официально он никак не оформлялся. Главная группа риска — руководители.

  • В конце октября Конституционный суд (КС) выпустил мало кем замеченное постановление, в котором признал право работников при увольнении требовать компенсации за все не использованные за время работы отпуска без каких-либо ограничений по срокам. Сегодня значение этого постановления в колонке для «Ведомостей» объяснил юрист PwC Legal Давид Денисенко.
  • До 2010 года разногласий в вопросе о компенсациях за отпуск не было — компании при увольнении платили за все неиспользованные дни за весь срок работы сотрудника. Но в 2010 году Россия ратифицировала конвенцию Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках», в которой содержался пункт о «сгорании отпусков» — и его неправильная интерпретация развязала работодателям руки. В документе говорится, что остаток не использованного за год отпуска (в России — 28 дней в году) может быть использован не позднее чем в течение 18 месяцев после окончания года. Речь именно об отгуле отпуска, а не о начислении компенсации. Но российские работодатели, ссылаясь на конвенцию, стали выплачивать компенсации только за последние полтора года работы, а многие суды (особенно в регионах) — принимать их сторону.
  • Теперь КС разрешил противоречие, выпустив постановление по жалобе физика, академика РАН Михаила Данилова. В 2015 году он был уволен из Института теоретической и экспериментальной физики. Работодатель отказался выплатить ему компенсацию за 505 дней неиспользованного отпуска в течение 1997–2012 годов на сумму 1,5 млн рублей, а суд — принять соответствующий иск, сославшись на «пропущенный срок обращения». После постановления КС дело будет пересмотрено.
  • Теперь работодателям стоит не только отказаться от незаконной практики, но и ждать исков от уволенных таким образом сотрудников, предупреждает в статье для «Ведомостей» Денисенко из PwC Legal. Срок исковой давности по делам, связанным с оплатой труда, — год, но это никак не касается сроков самого неиспользованного отпуска. Это значит, что увольняющийся сейчас или уволившийся в течение последнего года сотрудник может потребовать компенсации за все время, которое он проработал в компании.
  • В реальной практике компаний, которые ограничивали компенсацию полутора годами, не так много — а еще меньше ситуаций, когда сотрудник действительно не ходил в отпуск с 1998 года, отмечает юрист по трудовому праву, гендиректор фирмы NS Consulting Дмитрий Кофанов. Часто речь может идти о злоупотреблении правом со стороны работника — проще говоря, сотрудник фактически уходил в отпуск, это никак не оформлялось, а теперь он требует компенсацию. Особенно неприятно, если этот сотрудник — руководитель организации или директор филиала. Это единственная категория, которую нельзя отправить в отпуск насильно — ведь график отпусков утверждает и подписывает сам руководитель.
Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.
В случае судов с такими недобросовестными сотрудниками Кофанов советует компаниям собрать как можно более подробную доказательную базу. В нее могут войти любые данные — от меток в фейсбуке или инстаграме из Таиланда в даты, когда сотрудник якобы был на работе, до данных с пропускной системы на входе в офис. Если же вы сотрудник, которого компания больше полутора лет не отправляла в отпуск, — это грубейшее нарушение трудового законодательства: для решения вопроса достаточно обращения в трудовую инспекцию, говорит адвокат, специалист по трудовому праву Павел Андреев.

Валерия Позычанюк, Артем Губенко, Мария Лацинская

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.