Лонгрид 31 октября 2018 бизнес 31 октября 2018

Шоу, деньги и режим: как «Синергия» стала крупнейшим частным вузом в России

The Bell узнал, как группа «Синергия» стала крупнейшим частным вузом в стране. По всем законам сетевого маркетинга компания продает свои образовательные программы силами собственных студентов, набирает новых учеников везде, где только можно, — от школ до исправительных колоний, и активно поглощает конкурентов. А на рекламу ее образовательных программ работает батальон селебрити — от «лучшего в мире бизнес-коуча» Тони Роббинса до писателя Нассима Талеба и боксера Майка Тайсона.

Мама Маска, Канеман, Тайсон и другие: зачем «Синергия» тратит миллионы на мировых звезд

Бизнес-школа «Синергия» этой осенью собиралась привезти в Москву основателей китайских гигантов Xiaomi Лэй Цзюня, Baidu Робина Ли и Tencent Ма Хуатэна, а еще — нобелевского лауреата Даниэля Канемана и модель, диетолога и мать Илона Маска Мэй Маск. Все они были заявлены в качестве гостей форумов «Синергии», которые пройдут в октябре-ноябре, но по мере приближения самих мероприятий по разным причинам исчезли из состава звездных спикеров. «Такое случается, когда проводишь по 50 крупных форумов в год, направление активно растет, и кто-то из дизайнеров или менеджеров совершает ошибки», — туманно объясняет пропажу китайских бизнес-лидеров из списка гостей China Business Forum ректор бизнес-школы Григорий Аветов.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.

Широкая публика узнала о «Синергии» после бизнес-тренинга Тони Роббинса, но на самом деле компания за этот год собрала уже четыре «Олимпийских». Первое большое бизнес-шоу — Synergy Global Forum — «Синергия» провела еще в 2015 году. Тогда на сцену московского Crocus City Hall вышли специалисты в области личного роста и успеха — мотиватор Брайан Трейси, «мистер язык тела» Аллан Пиз, «человек, который превратил нетворкинг в искусство» Кейт Феррацци, а хедлайнером форума тогда стал гуру менеджмента Ицхак Адизес. А в прошлом году к гостям форума «Синергии» обращался Далай-лама. Привезти духовного лидера в Москву не удалось, но организаторы сами слетали в Тибет и записали с ним обращение. В нем Далай-лама рассуждал о потенциале России как ведущей мировой державы — благодаря этому о мероприятии написали крупнейшие российские СМИ. На зарубежных звезд «Синергия» каждый раз тратит по $1–2 млн.

Селебрити — «необходимая мера», объясняет в интервью The Bell ректор бизнес-школы Григорий Аветов: «Люди покупают билеты и приходят на форум из-за Майка Тайсона и Оливера Стоуна, а между ними получают Нассима Талеба и Тони Бьюзена — спикеров, ориентированных на интеллектуальную аудиторию. Если убрать первых, я получу зал на полторы тысячи человек из людей, уже достаточно развитых. Этим я не расширю рынок, не сделаю из зомби, который всю жизнь смотрел «Дом-2», обратно человека».

В «Олимпийском» «Синергия» собирает по 25 тысяч человек, билеты на ее форумы стоят от 15 до 500 тысяч рублей. Но не на каждом из них компании удается заработать, признает Аветов (точные цифры о своих мероприятиях группа не раскрывает). Форумы для «Синергии» — дорогая, но эффективная реклама для одноименного конвейера в сфере образования.

Ректор школы бизнеса «Синергия» Григорий Аветов. Агентство Москва/Андрей Никеричев

«Кадровый резерв»: как «Синергия» разрослась «до размеров МГУ»

«На построении надо стоять гладко выбритым, не побрился — тебе дают на это три минуты, остальные принимают упор лежа и ждут. Опоздал в университет — лишился завтрака», — так один из студентов описывает будни учащихся образовательной программы «Кадровый резерв» университета «Синергия», куда он сам поступил в 2015 году.

The Bell записал интервью с восемью выпускниками и участниками этой программы разных лет. О том, как устроена эта программа, нам также рассказал человек, проработавший в «Синергии» больше десяти лет. В распоряжении редакции также есть копии ученических и трудовых договоров студентов и материалы судебных разбирательств.

«Кадровый резерв» — машина по набору новых студентов. В том числе благодаря ей «Синергия» за несколько лет стала крупнейшим по числу учащихся частным вузом в России. Сама «Синергия» по этому показателю уже сравнивает себя с МГУ.

Бюджетных мест в университете «Синергия» нет. Единственная возможность учиться «бесплатно» — программа «Кадровый резерв», которую сейчас проходят около 500 человек. Стоимость обучения — 90 тысяч рублей за семестр — ее участники отрабатывают без отрыва от образовательного процесса. Работа разная, но большинство учащихся, по их собственным рассказам, заняты в продажах: на них приходится 15–20% от ежегодного набора новых студентов «Синергии» в Москве.

«Кадровый резерв» рассчитан в первую очередь на подростков из провинции. «Москва, бюджет, результаты ЕГЭ — не главное, да это рай на земле!» — рассказывает о первых впечатлениях одна из студенток, поступившая на программу в 2013 году. Приехавшие из Москвы в ее сибирскую школу «селекционеры» «Синергии» обещали школьникам бесплатное образование и практику одновременно — знания можно применять тут же, работая в «Синергии» в свободное от занятий время.

Набор в «Кадровый резерв» состоит из трех этапов — первое собеседование можно пройти прямо в школе, дальше — очное интервью в Москве и недельная «Школа лидерства» в одном из подмосковных пансионатов. Подъем в 6 утра, пробежка, обливание холодной водой, семинары, отбой — все по часам. Те, кто выдержал, поступают автоматом. «После школы нас сразу погрузили в автобусы — мальчиков и девочек отдельно — и повезли в общежитие. Был конец августа, с собой у меня было несколько пар трусов, джинсы, зубная щетка», — вспоминает студентка, поступившая на факультет «Новые технологии бизнеса» (прежнее название «Кадрового резерва») в 2009 году. Домой до конца лета новобранцев не отпустили, а 1 сентября, вооружившись брошюрами «Синергии», наша собеседница уже отправилась поздравлять с началом учебного года школу на окраине Москвы.

При поступлении нужно подписать два договора: трудовой и ученический. В 2013 году студентам предлагалось работать час в неделю (ставка 0,025%) при окладе 305 рублей в месяц и очно учиться в «Синергии». В 2015 и 2017 годах рабочие часы на бумаге увеличились до четырех в неделю, оклад — до 1650 рублей. В реальности студенты получали больше, но работали 6–7 дней в неделю, с утра до вечера, уверяют собеседники The Bell. Три студентки, которые учатся на «Кадровом резерве» сейчас, рассказали, что зарабатывают около 15 тысяч рублей в месяц, но за проколы их штрафуют, а учебный день у них только один: воскресенье.

Представитель «Синергии» утверждает, что зарплаты студентов «Кадрового резерва» колеблются от 15 до 50 тысяч рублей — в зависимости от курса. Нагрузка с каждым курсом также увеличивается, старшекурсники могут работать несколько дней в неделю, говорит основатель и основной владелец «Синергии» Вадим Лобов.

Почти все учащиеся «Кадрового резерва», по рассказам студентов, так или иначе заняты в продажах: обзванивают потенциальных покупателей, ходят по школам и колледжам или рекламируют профильные программы вроде «гостинично-ресторанного бизнеса» в компаниях-партнерах «Синергии» — например, в 2009 году неформальные договоренности у университета были с сетью «Шоколадница» и холдингом «Росинтер».

Уйти с программы без потерь можно только после ее окончания (в 2016 и 2017 годах студентам предлагалось отработать после нее еще год). В противном случае студент обязан выплатить компенсацию. В базе московских судов можно найти десятки дел, в которых «Синергия» пытается взыскать со студентов сотни тысяч рублей из-за досрочного расторжения ученических договоров по «неуважительным» причинам. Компенсация в таких случаях, судя по материалам дел, составляет около 80–90 тысяч рублей за год обучения.

«Большая иллюзия, что в первые два-три года студент, которому «Синергия» оплачивает обучение, проживание и пропитание, может внести серьезный вклад в бизнес, — просто нанять сотрудников было бы дешевле», — утверждает Лобов. Главная цель этой программы, по его словам, — отыскать будущих звезд и вовлечь их в ряды «Синергии».

За дисциплиной в «Кадровом резерве» следит «служба режима», которую возглавляет Алексей Сухоруков, основатель «Военно-патриотического клуба “Витязь”». Студенты, с которыми поговорил The Bell, жалуются на недостаток сна и армейскую обстановку. «Не протерла тумбочку, вещи в шкафу лежат неровно, неправильно одета — могут заставить мыть весь этаж в общежитии после вечернего построения», — вспоминает одна из первокурсниц «резерва» 2017 года.

«Москва город такой. Кислых не любит»: кому принадлежит «Синергия»

Вадим Лобов выправкой сам похож на военного — сейчас ему 39 лет, подтянутый, с очень прямой спиной — несмотря на многомиллиардный бизнес, до сих пор он избегал общения с журналистами. «Лобов приехал в Москву совсем юным и учился в совершенно спартанских условиях», — объясняет любовь предпринимателя к дисциплине один из его знакомых.

Сам владелец «Синергии» рассказывает, что переехал в Москву в 1997 году и поступил в Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ). Ему было 19 лет, но в родном Азове, по его словам, у него уже был небольшой бизнес. На городском рынке Лобов торговал сначала цветами — «выращивали с другом розы», потом подержанными машинами — «мама работала в районном собесе и помогала договариваться со стариками и выкупать у них эту рухлядь». А когда рядом с рынком закрылась чулочно-перчаточная фабрика, Лобов с друзьями купили «за копейки» станки и организовали пошив чулок, носков и постельного белья. «Азов — портовый город, особенно хорошо дело пошло, когда я договорился с администрацией порта, что мы будем эксклюзивными поставщиками белья на корабли, где его меняют строго по регламенту», — вспоминает он. Бизнес, говорит Лобов, работает до сих пор.

Основатель группы «Синергия» Вадим Лобов (фото компании).

Поехать учиться в Москву Лобов решил за компанию с другом. В 1997 году в МЭСИ открылся факультет, который взялся финансировать создатель фирмы «Дока пицца» и водки «Довгань» Владимир Довгань. Отбор на программу «довганьских пассионариев» шел в регионах, всего в этот год в МЭСИ по ней поступили 105 человек. Набирали только мальчиков, одновременно с обучением предлагалось проходить практику в компаниях Довганя. Программа, аккуратно подбирая слова, вспоминает Лобов, «сочетала в себе элементы гражданского и военного обучения», специально под нее в МЭСИ пригласили консультантов из военных вузов.

Прошедшие отбор юноши приехали в Москву в октябре 1997 года, а после Нового года деньги от корпорации Довганя закончились, и «нам сказали: спасибо, приятно было познакомиться, можете уезжать домой», — смеется Лобов. Но избавиться от «пассионариев» оказалось непросто. «Они собрали инициативную группу и обошли руководителей всех думских фракций и тех компаний, до которых смогли дотянуться», — рассказывает идеолог создания «Кадрового резерва» Юрий Коротков. Сейчас он — учредитель «Школы управления реальностью “Зеркало мира”», живет в Анапе и устраивает выездные тренинги, где учит осознавать «дуальность мира» и осваивать «нетрадиционные знания, воздействующие на результат продаж».

Поддержать студентов согласился Владимир Жириновский: он позвонил министру образования Александру Тихонову, и тот договорился, чтобы МЭСИ выделили квоты еще на сотню бюджетных мест. С оплатой общежития помог бизнес — $20 тысяч выделила владелица алкогольной компании «Вестор» Марина Соболева, еще одним спонсором стал основатель «Вымпелкома» Дмитрий Зимин, вспоминает Лобов. Еще раньше — на региональных выборах — он познакомился с будущим омбудсменом Татьяной Москальковой. Она до сих пор выступает в «Синергии» с мастер-классами и «уроками евразийской интеграции». Среди других знакомств того времени — соратник Владислава Суркова, бывший глава Росмолодежи и движения «Наши» Василий Якеменко. Даже свое название «Кадровый резерв» позаимствовал у организации «Единой России», с которой «Синергия» пыталась договориться о сотрудничестве. Из этого проекта ничего не вышло, но компании Лобова до сих пор активно помогают в проведении различных патриотических мероприятий.

В итоге Лобов закончил экономфак МЭСИ по специальности «финансы и кредит». Вместе с ним из 105 поступивших до конца обучения дошли 65: «Кто-то отчислился по неуспеваемости, кто-то не справился с ритмом жизни. Все-таки Москва город такой, кислых не любит».

Фото: Агентство городских новостей Москва / Никеричев Андрей

Многие одногруппники Лобова пошли работать в ЛДПР, а он остался помощником проректора МЭСИ Юрия Рубина. Вместе они решили организовать кадровое агентство, которое сначала существовало как коммерческая структура внутри МЭСИ, а в 2002 году начали строить свой собственный платный университет. В первый же год партнеры набрали 2 тысячи студентов. Идею фактически взяли у Довганя, гарантируя выпускникам будущее трудоустройство — для этого договаривались с крупными компаниями, в первую очередь с банками, рассказывает Лобов. Сколько денег понадобилось на запуск, он не помнит, но говорит, что хватило его с Рубиным личных средств.

Изначально университет, который тогда носил название «Московская высшая банковская школа», контролировал Рубин, но через несколько лет контроль над всеми основными структурами «Синергии» перешел к младшему партнеру. «Просто договоренности сторон», — уходит от ответа Лобов. Рубин до сих пор числится ректором университета, но «с прессой не общается», сказала The Bell представитель «Синергии».

Фото: Агентство городских новостей Москва / Никеричев Андрей

«С выгодой для обеих сторон»: как «Синергия» покупает конкурентов

«Кадровый резерв» — специфический, но не главный поставщик студентов для «Синергии». В коммерческих службах компании привлечением новых студентов занимаются около 200–300 человек, к тому же у компании большая сеть филиалов в регионах. В Москве у «Синергии» есть договоренности и система вознаграждения сотрудников московских колледжей. Представитель компании говорит, что компания договаривается с ними только о презентации в учебных заведениях своих материалов. Поступить в университет можно даже из армии или из мест лишения свободы. Мы проверили это, позвонив в колл-центр «Синергии» — там подтвердили, что в вузе учится много призывников, а здесь можно ознакомиться с иском студента из колонии в Свердловской области.

Конкуренты «Синергии» считают ее самым агрессивным игроком на рынке и рассказывают, что ее агенты всегда появляются на горизонте в нужный момент. В 2014–2016 годах государство активно зачищало рынок образования, и университет стал стал одним из главных бенефициаров этой зачистки, поглотив за последние годы 15 крупных вузов вместе с частью студентов, преподавателей и недвижимостью. Число частных вузов в России только за последние два года сократилось с 400 до 170, рассказывает Лобов: «Нормальный процесс консолидации рынка». Он уверен, что через пять лет их останется 25–30.

С 2013 года за проверку частных вузов в Рособрнадзоре отвечает Сергей Рукавишников, бывший замдекана факультета права в «Синергии». Есть вероятность, что благодаря этому знакомству руководство «Синергии» оказывается в курсе того, как обстоят дела в других вузах, считают руководители двух других частных университетов, с которыми пообщался The Bell, и бывший топ-менеджер самой «Синергии». Лобов возражает, что этим знакомством не пользуется: «Рукавишников 10 лет назад работал в университете, был хорошим сотрудником, потом у него стала складываться отдельная карьера». Как минимум до 2016 года в «Синергии» работала Елена Улитина, которая теперь служит в аналитическом отделе управления Рукавишникова. Еще на этой неделе на сайте «Синергии» она значилась завкафедрой бизнес-статистики. Но представитель «Синергии» возражает, что это ошибка: Улитина не работает в «Синергии» с 2016 года. Пресс-служба Рособрнадзора не ответила на наш запрос.

В проверках Рособрнадзора в качестве стороннего эксперта иногда участвует и первый проректор «Синергии» Артем Васильев — он работает в компании с 2003 года, а в 2009 году защитил в «Синергии» кандидатскую диссертацию по теме «Российский оборонно-промышленный комплекс на рынке вооружений: управление конкурентоспособностью». «Когда нас лишали аккредитации, Васильев был в комиссии, он агитировал наших студентов переходить в “Синергию”», — утверждает человек из руководства одного из региональных вузов. Трое собеседников The Bell на рынке образования говорят, что Васильев — сын высокопоставленного выходца из ФСО. Представитель «Синергии» отвечает, что руководство вуза с отцом Васильева «не знакомо».

Артем Васильев, по данным СПАРК, также является гендиректором компании, через которую Лобов владеет Московской академией предпринимательства (МосАП) при правительстве Москвы. «Синергия» решила купить ее в 2014 году — и это была громкая история. Владелец МосАПа — бывший министр правительства Москвы из команды Юрия Лужкова Владимир Малышков, по словам Лобова, самостоятельно и «совершенно искренне» предложил присоединиться к «Синергии», но в процессе сделки почему-то передумал.

У бывшего подчиненного Лобова Ильи Шутова, который до 2014 года работал проректором «Синергии», а потом ушел в МосАП, — своя версия: на владельца МосАПа Малышкова давили. Когда он передумал продавать академию, в ней начались внеплановые проверки Рособрнадзора, а потом у вуза и вовсе отозвали аккредитацию, рассказывает Шутов. Проверки шли и в региональных отделениях академии, а параллельно сотрудники «Синергии» убеждали студентов переводиться в ее университет, утверждают двое собеседников The Bell, работавших в разных филиалах МосАПа. Малышков, по словам Шутова, в итоге сдался и в 2016 году продал академию Лобову за $5 млн. Сам Лобов называет сделку абсолютно прозрачной. С Шутовым у «Синергии» затяжной конфликт.

После кризиса 2008 года «рынок образования сильно просел, нам не хватало ресурсов — ни человеческих, ни маркетинговых, и мы поняли, что надо искать инвесторов или партнеров», — рассказывает Елена Ласточкина, бывший гендиректор старейшей московской бизнес-школы «Арсенал», купленной «Синергией» в 2010 году. Лобов говорит, что сам учился в ней с 1998 года и прошел едва ли не все образовательные программы. Владелец школы Виталий Булавин «поделился с несколькими людьми» желанием продать школу — и хотя среди них не было Лобова, именно он первым предложил сделку. Ее сумму стороны не разглашали, но руководство «Арсенала» в разговоре с The Bell назвало ее «выгодной для обеих сторон». После продажи ни Ласточкина, ни Булавин надолго в «Синергии» не задержались. Бывший владелец говорит, что ушел, потому что его авторский тренинг, который много лет проводил «Арсенал», новой бизнес-школе стал не нужен: «Изменилась корпоративная культура, “Синергия” переориентировалась на масс-маркет».

С 2010 года в составе «Синергии» есть и собственная школа бизнеса. Тогда Лобов купил Институт экономики и финансов, у которого уже была аккредитация Международной ассоциации MBA. Теперь в школе бизнеса «Синергия» за год проходит подготовку и обучение по разным программам около 200 тысяч человек, утверждает ее ректор Григорий Аветов (но это с учетом посетителей форумов). Выручка бизнес-школы, по его прогнозу, в этом году превысит 1 млрд рублей. Большая часть образования — это онлайн-курсы. Стоимость MBA «Синергии» варьируется от 195 тысяч рублей до 1,5 млн рублей (для сравнения: пройти программу MBA в «Сколково» стоит около 4,5 млн рублей).

Для того чтобы учиться в школе бизнеса «Синергия», не обязательно даже хорошо знать английский: все лекции зарубежных преподавателей переводятся. В народном рейтинге российских бизнес-школ, который составляют выпускники программ MBA из 41 бизнес-школы, «Синергия» занимает девятое место из 12.

Университет «Синергия» в Национальном рейтинге университетов от агентства «Интерфакс» занимает 266–267-е место из 288, в топ-50 экономических вузов по версии RAEX — 46-е место. «Чем больше масштаб вуза — тем сложнее контролировать качество образования», — говорит директор института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина. Большой размах, по ее мнению, — главный риск для «Синергии». Популярность вуза она объясняет удачным набором программ: он постоянно меняется, подстраивается под сегодняшний, а не завтрашний рынок труда и ориентирован на профессии, где знания по факту нужны в меньшей степени, чем диплом.

«Мы помогаем другим школам, мы благотворители»: как «Синергия» собирается завоевывать мировые столицы

«Сейчас мы проводим 50 мероприятий в год, а хотим 500», — рассказывает Лобов. В планах у «Синергии» — глобальная международная экспансия, проведение форумов в «мировых столицах» — Нью-Йорке, Шанхае, Лондоне и других и открытие за рубежом филиалов с курсами MBA.

Можно считать это фантазиями, но Лобов действительно очень деятельный, рассказывают его знакомые. «Он из тех людей, которые, когда предлагаешь им какую-то хорошую и даже сумасшедшую идею, отвечает не «я подумаю», а «давай сделаем», – рассказывает управляющий партнер First Nation Societe Bancaire и сооснователь благотворительного фонда «Друзья» Ян Яновский. – Благодаря этому его свойству едва ли не на всех форумах «Синергии» теперь есть сессия про благотворительность».

В Дубае работает кампус «Синергии», он небольшой — всего 300 студентов, но образование там только очное, рассказывает Лобов. По его словам, там получают MBA и выходцы из СНГ, и студенты из Северной Африки и стран Персидского залива.

Первый опыт масштабных мероприятий международного масштаба у «Синергии» тоже есть, правда не слишком удачный: в прошлом году компания провела двухдневную конференцию в нью-йоркском Madison Square Garden — она должна была стать кульминацией в работе бизнес-школы. В качестве звезд на ней выступали Ричард Брэнсон, бывший глава General Electric Джек Уэлч, основатель Википедии Джимми Уэйлс, футуролог Рэй Курцвейл, венчурный капиталист Гай Кавасаки и многие другие, а диджеем на афтепати конференции стала Пэрис Хилтон.

Сколько компания потеряла на этом форуме, руководители «Синергии» не раскрывают. Но признают, что им не удалось продать все билеты по заявленной цене — от $2 тысяч до $10 тысяч. К концу продаж цены пришлось снижать — вплоть до $100, а за неделю до мероприятия их даже раздавали бесплатно в университетах, библиотеках и кофейнях, рассказал The Bell собеседник из команды организаторов. Лобов в ответ демонстрирует на своем смартфоне проморолик с полным залом. Главная проблема, по его словам, была геополитической. В разгар визовой войны с США многие сотрудники «Синергии» не смогли выехать на место: вместо команды из 200 человек вся организация легла на 20 человек. Запланированный на апрель этого года и не раз переносившийся Synergy Inspiration Day в Нью-Йорке с участием мотиваторов Ника Вуйчича и Леса Брауна пока так и не состоялся.

«Мне в жизни доводилось много всего делать, что поначалу выходило не очень хорошо. Но я так просто не сдаюсь» — к следующему мероприятию в Нью-Йорке Лобов собирается провести в США несколько месяцев, а в будущем — поставить зарубежные бизнес-шоу на поток.

Пресс-секретарь МИД Мария Захарова. Валерий Шарифулин/ТАСС

В России у «Синергии» тоже есть стратегия роста, к масштабным мероприятиям, на десятки тысяч человек, компания решила добавить новые форматы: для департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы «Синергия» устраивает форумы под названием «Трансформация» — за первый двухдневный семинар для предпринимателей город заплатил 18 млн рублей, следует из материалов госзакупки. Следующие три «Трансформации» обошлись еще дороже, но Аветов говорит, что себестоимость такого мероприятия — 30 млн рублей. Для правительства Московской области «Синергия» делает форумы «Территория бизнеса», а в Казани они называются «Перезагрузка». На все господряды в структуре доходов группы приходится не больше 5%, говорит Лобов. По расчетам The Bell, только от Москвы университет «Синергия» за последние два года получил подрядов на 27 млн рублей. В некоторых тендерах с «Синергией» соперничала другая компания Лобова, фирма его бывшей сотрудницы и компания полной тезки дочери ректора университета.

В этом году «Синергия» начала устраивать и специализированные мероприятия: SMM Forum, Woman Forum, Art Forum. А весной команда Аветова проводит Synergy Insight Forum — бюджетный вариант глобального форума, без мировых звезд, но с российскими бизнес-тренерами и селебрити вроде Андрея Малахова, Гарика Мартиросяна и Владимира Соловьева.

Руководители компании верят, что их модель масс-маркета в образовании и ее продвижение посредством бизнес-шоу будет востребована — и в России, и за рубежом. «До того как мы начали работу, на рынке ничего не было, — рассуждает Аветов. — До нас форумами называли конференции, где собиралось две сотни человек, а самое крупное событие насчитывало максимум полторы тысячи. И рынок MBA был совершенно другим: школы набирали по две небольших группы в год и были довольны. Теперь мы собираем четыре “Олимпийских” в год и несколько тысяч человек на MBA, а за нами по проторенному пути идут другие игроки. Мы помогаем всем школам, мы благотворители».

Анастасия Стогней, Валерия Позычанюк

в подготовке материала участвовали журналисты «Секрета фирмы»


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.