Эксклюзив 14 февраля 2019

Сенат предложил Дональду Трампу выбрать российские банки для введения санкций

The Bell удалось ознакомиться с полным текстом нового санкционного законопроекта DASKA 2019 сенаторов Грэма и Менендеса. Ужесточение проекта по сравнению с первой версией выглядит незначительным. Самое важное изменение: из ключевого пункта о санкциях против госбанков исчез список конкретных банков, в котором фигурировали ВТБ и Сбербанк. Теперь определить список банков для введения санкций предлагается президенту США.

Подробнее. The Bell удалось ознакомиться с полным текстом нового санкционного законопроекта сенаторов Грэма и Менендеса. Вот главные новые положения:

  • Санкции против проектов производства СПГ. Сенаторы предлагают обязать президента наложить санкции против любого лица, инвестирующего в любые проекты, способствующие возможности России строить за пределами РФ предприятия,  позволяющие экспортировать сжиженный природный газ (СПГ) .
  • Запрет на инвестиции в российский госдолг. Новая версия проекта ужесточает сроки введения санкций против новых выпусков российских гособлигаций. В варианте 2018 года президенту давалось 90 дней после принятия закона на введение санкций, а запрет вводился еще через 180 дней, то в новой в версии эти сроки сократились до 60 и 90 дней соответственно. О запрете владения уже размещенными ОФЗ в проекте ничего нет.
  • Санкции против российских банков. Этот пункт в новой версии законопроекта стал менее конкретным. Санкции предлагается ввести только против тех банков, которые способствовали вмешательству правительства РФ в демократические процессы в других странах. Список таких банков должен определить президент США, говорится в проекте. В первой версии был приведен список из 8 конкретных госбанков во главе со Сбербанком и ВТБ.

Большинство пунктов о конкретных санкционных мерах против России остались неизменными по сравнению с версией DASKA 2018, внесенной в Конгресс в августе прошлого года, остались неизменными. Сенаторы предлагают:

  • Ввести санкции против российского киберсектора. Одноименный пункт был в первой версии. Он предполагал санкции против любого лица (включая финансовые учреждения), которое проводит существенные транзакции с «лицами, способными осуществлять или поддерживать киберпреступления».
  • Запретить участие иностранных компаний в разработке нефтяных месторождений в России. Первая версия предполагала санкции против лиц, инвестирующих в любые новые проекты разработки нефтяных месторождений в России, которые оцениваются дороже чем в $1 млн или будут иметь рыночную стоимость не менее $5 млн в течение года после старта проекта.
  • Ввести санкции против зарубежных энергетических проектов с российским госучастием. Первая версия предлагала наложить запрет на инвестиции в любые энергетические проекты, принадлежащие или подконтрольные российскому правительству, государственным или квазигосударственным компаниям, стоимостью свыше $250 млн.
  • Ввести персональные санкции против политиков, олигархов и членов их семей, а также других лиц, способствующих нелегальным и коррупционным действиям в интересах Владимира Путина. Такой же пункт был в первоначальной версии, но детали о том, как будут составляться списки, в нем указаны не были.

Петр Мироненко, Ирина Малкова