Новости 10 апреля 2019

Сбербанк потерял миллиарды на страховании валютных рисков. Теперь банки могут отказаться от этого продукта

Сбербанк снова крупно пострадал от барьерных опционов. Суд разрешил авиастроительной компании «Сухой» не выплачивать госбанку 13,5 млрд рублей по опционам, с помощью которых «Сухой» в 2013–2014 годах пытался застраховаться от падения доллара, но в итоге получил убыток из-за обвала рубля. В 2017 году Сбербанк потерял на аналогичном решении по иску к «Транснефти» 67 млрд рублей. Решения судов могут заставить банки вовсе отказаться от хеджирования валютных рисков клиентов.

Что случилось.

Арбитражный суд Москвы 15 марта признал недействительными сделки Сбербанка и «Сухого», по которым компания должна была выплатить банку 13,5 млрд рублей. Решение было опубликовано 9 апреля. Подробности иска не известны, так как разбирательство проводилось в закрытом режиме.

История вопроса.

В 2013–2014 годах АХК «Сухой» заключила со Сбербанком пять сделок поставочного валютного опциона с барьерным условием, с помощью которых хотела застраховаться от падения доллара (компания продает самолеты на экспорт). По соглашению «Сухой» получал премию за обязательство продать банку в будущем доллары по курсу, действовавшему на дату получения займа в рублях. Опцион должен был быть исполнен, если курс превысит 37–40 рублей (в зависимости от контракта). Барьер был преодолен в декабре 2014 года, и «Сухой» должен был заплатить по опционам почти 13,5 млрд рублей.

  • В сентябре 2016 года прокуратура Москвы, действуя в интересах «Сухого», начала судебное разбирательство со Сбербанком, требуя в «силу ничтожности» признать сделки недействительными. В том же году суд принял обеспечительные меры и запретил банку списывать средства по сделкам со счетов госкомпании.
  • На предложенное Сбербанком в 2017 году мировое соглашение «Сухой» не согласился. Банк предлагал компании выплатить всю сумму в течение двух лет в рублях по курсу ЦБ на третий день с момента заключения соглашения. Со своей стороны Сбербанк обязался выплатить положенные по опционам 7,8 млрд рублей.

Прецедент. В 2017 году у Сбербанка был аналогичный судебный спор с «Транснефтью» — компания отказалась выплачивать ему 67 млрд рублей по таким же валютным свопам, купленным в 2014 году, до резкого падения рубля. В своем иске «Транснефть» указывала, что банк не уведомил ее обо всех рисках и что она не является профессиональным участником рынка деривативов. Громкий скандал закончился безденежным мировым соглашением.

Последствия. Банкам становится рискованно продавать инструменты хеджирования: клиент может просто назвать себя «слабой стороной», которой был продан неподходящий продукт, и оспорить сделку, сказал «Ведомостям» директор управления валютных, процентных и товарных рынков банка «Открытие» Владимир Омельченко. Подобные судебные решения могут фактически уничтожить весь рынок — если одна сторона может оспорить сделку, это ставит под сомнение целесообразность использования валютных опционов, согласен старший юрист Herbert Smith Freehills Денис Морозов. «Это может привести к тому, что этот не самый ликвидный рынок сузится еще больше, а компании не смогут хеджировать непрофильные для себя финансовые риски», — говорит Омельченко. В 2017 году объем рынка процентных и валютных деривативов оценивался, по данным  Sberbank CIB, в более $200 млрд. Подобная практика также делает российский финансовый рынок менее привлекательным для иностранных участников.

  • «Бизнес может получить из этого прецедента [речь шла о решении по спору Сбербанка с «Транснефтью»] инструмент перекладывания ответственности за ошибки в управлении или неверный расчет на контрагента. Вместо сильных экономических агентов, способных справляться с последствиями рыночных потрясений и собственных просчетов, мы получим попрошаек, обивающих пороги судов, чтобы прикрыть свою управленческую несостоятельность», — комментировал прежний спор по валютным свопам партнер юрфирмы Forward Legal Алексей Карпенко.

Лиана Фаизова