The Bell Tech 9 ноября 2019

Русские не норм, запрет презентаций и технические недостатки криптовалюты Facebook

Тема выпуска — российские разработчики в черных списках.

Компания GitLab, являющаяся образцом прозрачного управления для многих членов сообщества открытого ПО, столкнулась с серьезным корпоративным кризисом и одновременно привлекла внимание к практике дискриминации IT-специалистов по месту жительства. В отдельной статье мы подробно изложили историю кризиса в GitLab, здесь — краткая выжимка, выводы, а также реакция рынка, которую нам удалось собрать.

Новая версия корпоративных правил, появившихся в середине октября, предполагает, что GitLab не будет брать в техподдержку и на другие роли, связанные с доступом к клиентским данным, жителей России и Китая. Причина — возможное давление на этих сотрудников и их семьи со стороны властей обеих стран. О таком нововведении GitLab попросили несколько клиентов. Насколько можно судить, от решения зависел минимум один будущий контракт.

GitLab, где работает свыше 1000 человек из более чем 60 стран, называет себя remote-only компанией. Корпорации приходится постоянно сталкиваться со страновой спецификой. Кроме того, в 2018 году GitLab из-за смены облачного провайдера пришлось перекрыть доступ жителям Крыма, Сирии, Ирана и других стран и территорий в санкционных списках США (штаб-квартира GitLab — в Сан-Франциско). Тем интереснее заявление, что подобные страновые блокировки «становятся общей практикой в текущем геополитическом климате».

Это не совсем так:

  • Многие компании, опрошенные The Bell, а также ведущие бизнес за рубежом и имеющие офисы или разработку в России, никогда о таких случаях не слышали. Сотрудник одной из компаний, связанных с кибербезопасностью, заявил, что с подобной корпоративной политикой сталкиваются впервые, хотя государства вполне могут налагать санкции, как это сделано в отношении «Касперского». Но при этом санкции затрагивают только госконтракты.
  • Собеседники The Bell говорят, что запрет на уровне внутренней политики выглядит странно, так как проще прописать повышенные требования к безопасности. Вопрос о возможности перехвата информации спецслужбами они называют философским.
  • Вышесказанное не значит, что русскоязычные IT-компании в Кремниевой долине не сталкиваются с проблемами. Сразу три венчурных инвестора рассказали The Bell о требованиях перевезти разработку или перерегистрировать компанию, где работают русскоязычные сотрудники. Так, российской компании, занимающейся организацией корпоративных продаж, пришлось по требованию клиентов переехать в Польшу.
  • Другой инвестор рассказал, что несколько компаний отказались от работы со стартапами с командой в России из-за «рисков вмешательства государства в работу стартапа». Нельзя сказать, что такие случаи — повсеместны, но они точно есть, подтверждает еще один собеседник The Bell. По его мнению, шансы построить в США успешный бизнес в IT и кибербезопасности у русскоязычного новичка сейчас стремятся к нулю.
  • Впрочем, подобные запреты на корпоративном уровне вряд ли станут повсеместными. Другое дело, что крупные компании вполне могут ограничить число русскоязычных на топовых позициях. Такое «неформальное правило» вполне возможно, уверен один из собеседников The Bell.
  • Таким образом, похоже, менеджеры GitLab проговорились как раз о неформальных предрассудках по отношению к айтишникам России и Китая. Впрочем, они не стали общепринятой практикой — на это указывает факт отставки в результате обсуждения комплаенс-директора GitLab, прямо назвавшей предложение «дискриминирующим и репрессивным».

+1 к продуктивности

С начала десятилетия Кремниевая долина обсуждает запрет презентаций в Amazon, империи Джеффа Безоса. Сам он называет это одной из самых умных вещей, сделанных в компании.

Вот как он описывает процесс в обращении к акционерам в 2018 году.

Вместо презентаций в Amazon пишут шестистраничные заметки со структурированным повествованием. Перед каждой встречей собравшиеся читают про себя предложенную заметку. Документ никогда не подписан кем-то конкретным, а исходит от команды, предлагающей продукт или решение.

Естественно, такой документ может быть структурирован по-разному, но один из качественных планов для внутренних встреч как раз состоит из шести пунктов, хотя и рассчитан на три страницы вместо безосских шести. План включает в себя вызов, описание нежелательных последствий, желаемого результата, предлагаемое решение, обоснование решения и призыв к действию.

Read later

  • Криптовалюту Libra, создаваемую Facebook, уже критиковали с монетарной и экономической стороны в Financial Times и The New York Times. Стивен Диль (Stephen Diehl), сооснователь компании AdJoint, помогающей компаниям контролировать ликвидность с помощью смарт-контрактов, присоединился к критике с технологической стороны. В частности, он утверждает, что архитектурное решение, выбранное в Libra для валидации транзакций, бессмысленно и очень затратно в вычислительном плане. Кроме того, в Libra не предусмотрено само понятие приватности транзакций, а модель переводов внутри системы требует «сотен человеко-лет для доработки». Что еще хуже, предложенный для реализации смарт-контрактов язык программирования Move не вполне надежен, а используемое криптографическое решение не прошло аудит безопасности.
  • В 2003 году президент Viacom, продававший ежегодно рекламы на $25 млрд, встретился с основателями Google, которые начали зарабатывать на новом тогда интернет-рынке. Идея продавать рекламу за результат потрясла его — за следующие десять лет место знаменитых Mad Men, трактовавших рекламу как искусство, заняли Math Men, полагающиеся на науку, алгоритмы и расчет. В 2018 году в мире на цифровую рекламу было потрачено $273 млрд, причем свыше $170 млрд приходилось на Google и Facebook. Однако реальные методы, стоящие за этим успехом, иногда сомнительны, пишет The Correspondent. Например, если раздавать купоны в пиццерию, стоя в очереди тех, кто уже решил купить пиццу, рекламный метод покажет потрясающую эффективность, но не принесет реальной пользы предприятию. Хуже того, иногда словом «алгоритм» подменяется что угодно — в том числе неверные расчеты или понимание экономических принципов.
  • Как создать дизайн-систему? Частая проблема заключается не в реализации компонентов и не документировании, а в пользователе. Если он не может реализовать задуманное, дизайн-система бесполезна. Брэд Фрост, дизайнер из Питтсбурга, автор книги «Атомарный дизайн», рассказывает об управлении и надзоре за созданием дизайн-систем.

Александр Амзин, Валерия Позычанюк