«Рубль, смотрите, как укрепился!». Что не так с заявлениями Путина об экономике

Владимир Путин в программной речи на ПМЭФ объявил о победе над «безумными санкциями», которым не удалось «смять» российскую экономику. И привел несколько аргументов — российский бюджет, несмотря на давление, профицитен, рост цен остановлен, а рубль укрепился. Но с каждым из этих аргументов можно поспорить, пишет экономический корреспондент The Bell Юлия Старостина.

1. Федеральный бюджет за пять месяцев 2022 года исполнен с профицитом в 1,5 трлн рублей, а консолидированный (то есть учетом бюджетов регионов и социальных фондов) — в 3,3 трлн рублей, сказал Путин.

Так ли это?

Цифры правильные. Российский бюджет поддерживают налоговые поступления от экспорта нефти и газа, растущие на фоне повышения цен на нефть. Ненефтегазовые доходы при том снижаются из-за сжатия экономической активности. Что происходит с расходами бюджета — мы теперь не знаем, данные засекречены.

Но по итогам 2022 года российский бюджет будет дефицитным — до 2% ВВП. Минфин этого не скрывает (вот свежее заявление Антона Силуанова). Для покрытия разрыва придется тратить национальные резервы и, возможно, занимать деньги на внутреннем рынке. В 2023 году, когда в полной мере вступит в силу нефтяное эмбарго, давление на нефтегазовые доходы усилится, а обязательства по расходам как минимум не снизятся — бюджет в ближайшие годы может остаться дефицитным.

2. Инфляционный всплеск подавлен: годовая инфляция замедлилась до 16,7% после 17,1% в мае, сказал Путин, хотя и признал, что это — тоже высокий уровень инфляции.

Так ли это?

Цифры снова правильные. Но с конца мая и правительство, и экономисты обсуждают другую проблему — из-за сжатия потребительского спроса и усилий ЦБ по торможению инфляции цены в России перестали расти, а в отдельные недели даже снижались (дефляция). Министра экономического развития Максима Решетникова всерьез беспокоит перспектива сохранения дефляции и по итогам всего июня.

Ничего хорошего в дефляции нет: она говорит о сокращении спроса в экономике. Если дефляция затягивается, производители уходят в убыток, сокращают инвестиции и персонал, растет безработица, и в результате спрос падает еще больше — возникает дефляционная спираль, из которой можно выходить годами. Министр Решетников на этой неделе уже предупредил, что экономика России «сползает» в опасную дефляционную спираль. Впрочем, в ЦБ признаков спирали не видят и переживания министра Решетникова не разделяют.

Путин в конце своей речи упомянул и эту проблему, но не очень содержательно. «Такая угроза тоже специалистами имеется в виду. Мы, конечно, должны думать о дефляции», — сказал он.

3. Критического ослабления рубля не произошло. «Заклинания и про доллар за 200 рублей, и про крах нашей экономики в целом — все это было и остается орудием информационной борьбы», — сказал Путин.

Так ли это?

Действительно, курс рубля, несмотря на войну и санкции, сейчас находится на невиданных уже 7 лет максимумах — в первой половине июня российская валюта торговалась на уровнях 56–61 рубль за доллар, а в моменте опускалась даже до 55. Сильный рубль помог остановить инфляцию.

Но укрепление рубля сейчас стало фактически безудержным и уже опасным для бюджета (он получает меньше денег от экспортеров, которые меняют валюту на рубли по невыгодному курсу) и российских производителей (отечественным компаниям по мере восстановления каналов импорта будет трудно конкурировать с импортными товарами, что уже угрожает импортозамещению). Российской промышленности необходим курс от 70 до 80 рублей за доллар, беспокоится первый вице-премьер Андрей Белоусов.

Путин вернулся к теме рубля в конце речи. Выяснилось, что, хотя о крепком рубле он не может говорить без гордости («Рубль, смотрите, как укрепился!»), но связанные с этим проблемы понимает. При этом, правда, Путин перепутал экспортеров с импортерами. «Всем, кто занимается экономикой, понятно — для импортеров это плохо. Если вы продали товар сюда, ввезли доллар и поменяли — если доллар стоит 80 или 75 рублей, у вас появилось 75 тысяч. А если он стоит, как сегодня, 56,6, то у вас меньше рублей получилось. А вам нужно тратить деньги в рублях. Для импортеров это, конечно, невыгодно. Для экспортеров, может быть, наоборот. С таким курсом доллара и рубля по отношению друг к другу [существует] опасность того, что дешевый импорт к нам пойдет. Ну, здесь есть плюсы и минусы», — заявил Путин.

Скопировать ссылку

«История человеческих трагедий». Как война развела Аркадия Воложа с менеджерами «Яндекса»

На пятый месяц после начала войны «Яндекс» раскололся изнутри, а Аркадий Волож и руководство компании в России оказались по разные стороны баррикад. Часть топ-менеджеров осталась в Москве и решила спасать русский «Яндекс», часть — уехала и не верит в его перспективы. The Bell рассказывает, как война разделила крупнейшую в России IT-компанию и при чем тут Алексей Кудрин.
ТАСС @
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Моральный выбор российских технократов, как война разделила «Яндекс» и арест Владимира Мау

Война поставила многих из «технократов», 20 лет обеспечивавших Владимиру Путину профессиональное управление российской экономикой, перед сложным выбором. После 24 февраля продолжение работы в государственных структурах повлекло за собой обвинения в коллаборационизме. Но массового исхода с госслужбы за четыре месяца так и не случилось, а из высокопоставленных либералов свою должность покинул один лишь Анатолий Чубайс, давно не имеющий отношения к управлению экономикой.