THE BELL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама

Информация по делу

Самые полезные новости
за 5 минут в ежедневной рассылке

У нас есть утренняя и вечерняя рассылки.
Что вы хотите получать?

Рекордные с конца 2014 года цены на нефть — не гарантия дальнейшего укрепления рубля. К концу марта российская валюта может ослабеть на 4%, предполагают в Nordea и UBS. Причина — закупки Минфином валюты для пополнения Фонда национального благосостояния и возможные санкции США.

  • Возможное падение рубля инвестбанки прежде всего связывают с новым бюджетным правилом Минфина, которое предполагает закупку валюты на избыточные поступления от нефти при ценах выше $40 за баррель. В январе ведомство закупит валюту на рекордные 257 млрд рублей, а в целом в 2018 году Минфин хочет потратить на валюту 2 трлн рублей, чтобы пополнить Фонд национального благосостояния — после исчерпания Резервного фонда он стал единственным источником восполнения дефицита бюджета.
  • На рубль также могут повлиять будущие санкции США и падение привлекательности кэрри-трейд — если российский ЦБ и американская ФРС не изменят свою политику, схема может перестать приносить выгоду инвесторам уже в этом году, а это вызовет уход с российского рынка спекулянтов.
  • Bloomberg, в свою очередь, предупреждает, что рост нефтяных цен скоро может остановиться — об этом свидетельствуют ставки хедж-фондов на рост нефти, достигшие исторического максимума. «Мы находимся в точке, где инвесторы начинают нервничать, поскольку рынок перегрет», — уверен президент аналитической компании WTRG Economics Джеймс Уильямс.
  • С середины ноября курс доллара снизился на 5% — с 60 до 56 руб./$. Цена на нефть сейчас составляет $70 за баррель, а российский федеральный бюджет на ближайшие три года сформирован из расчета стоимости нефти по $43,8 за баррель.

Что мне с этого?

Если прогноз сбудется, может оказаться так, что нынешние 56 руб./$ — максимум для российской валюты на ближайшее время.

Артем Губенко, The Bell