Как это работает 9 сентября 2019

Российские вузы потратили 80 млрд рублей на статьи в «мусорных» журналах

С 2012 года после очередных майских наказов Владимира Путина университеты всеми силами стараются упрочить свой рейтинг, ведь к 2020 году минимум пять российских учебных заведений должны войти в топ-100 университетов мира. На это было выделено 80 млрд рублей, но, кроме повальных публикаций в псевдонаучных изданиях, университеты за семь лет ничего не сделали, рассказывают «Ведомости». Как итог — российские вузы так и не попали в топ-100 мировых рейтингов, а некоторые из них даже начали терять позиции.

Заседание попечительского совета МГУ в январе 2019 года. Фото: с сайта Кремля

Рейтинг. Президент в 2012 году не уточнил, в какой именно рейтинг должны войти российские университеты, но, скорее всего, имел в виду так называемую «большую тройку»: Times Higher Education (THE), QS World University Rankings, Шанхайский рейтинг (ARWU). В топе этих рейтингов — Стэнфорд, Гарвард, Оксфорд и Кембридж. Помощник президента Андрей Фурсенко, который раньше был министром образования, говорил, что «места давно поделены» и в топ-80 войти вообще невозможно. Однако за то, чтобы сделать ключевым критерием университета попадание в мировой топ, выступали бывший министр образования Дмитрий Ливанов и ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. В 2013 году совет при правительстве выбрал 15 вузов, которые должны были попытаться попасть в топ-100, и каждый год из бюджета им стали выделять примерно 10 млрд рублей, которые распределялись между участниками решением совета — в зависимости от качества программы развития и достигнутых результатов. 

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше — подпишитесь на email-рассылку The Bell!

Метод попадания в топ. Чтобы попасть в Шанхайский рейтинг, у университета должно быть достаточное количество лауреатов Нобелевской или Филдсовской премии и цитируемость в главных научных журналах мира — Nature и Science. Считается, что это самый жесткий рейтинг и попасть туда практически невозможно. Больше шансов на продвижение у российских вузов было в рейтингах THE и QS. В рейтинге THE две трети баллов начисляется за цитирование, доходы от исследований, долю иностранных студентов. В QS за измеримые достижения дают только половину баллов, остальная часть начисляется по итогам опросов — про академическую репутацию вуза и репутацию у работодателей. Однако в любом случае для попадания в топ вузу необходимы публикации в научных журналах. Обычно рейтинги используют базу Scopus, где хранятся данные журналов и конференций со всего мира. 

Публикации. За несколько лет после путинского наказа число публикаций из России в Scopus выросло более чем втрое — с 19 тысяч в 2010–2012 годах до 63,5 тысяч в 2014–2016 годах. Но это не значит, что сотрудники вузов начали лучше и больше писать. Вместо этого они научились размещать публикации в «мусорных» научных журналах. Суть таких изданий в том, что за деньги практически любая научная публикация попадает в журнал, хотя в нормальной практике на нее должен давать рецензию другой ученый. Еще одна популярная стратегия — это привлеченные статьи. Это значит, что ученый, который проводил исследование на базе и на средства одной организации, ставит в статье упоминание другого вуза, который не имеет отношения к исследованию, зато заплатил за упоминание своего названия. Один из лидеров по использованию таких стратегий — Казанский федеральный университет (КФУ). В закупках КФУ можно найти как минимум три контракта на публикацию научных статей на 85 млн рублей. Тексты контрактов закрыты.

Конференции. В рейтинге можно продвинуться не только за счет журналов, но и за счет конференций. Их материалы также публикуются в Web of Science и Scopus. В прошлом году Россия стала чуть ли не одним из мировых лидеров по научным конференциям, заняв 4-е место после США, Китая и Индии. С 2010 года количество проводимых конференций выросло в 27 раз. Такой рывок во многом объясняется бумом на заочные платные конференции: организаторам конференций высылаются тезисы или презентация, платятся деньги и оформляется участие в ней. Международный статус конференций организаторы получают благодаря приглашению нескольких представителей из стран ближнего зарубежья. 

Что дальше. Как и некоторые другие тезисы из майских указов Путина, цель для десятка российских университетов войти в топ-100 нереалистична, считает проректор по программам развития Новосибирского государственного университета Алексей Окунев. «Никому из международных вузов ранее за шесть лет не удавалось сделать скачок вверх на 300–400 мест и переместиться с позиции 400+ в топ-100», — сказал он. Некоторые университеты, в которые государство вложило сотни миллионов рублей, до сих пор не входят даже в топ-1000 (например, Тюменский университет). При этом погоня за быстрым и красивым результатом университетов привела к тому, что МИФИ, КФУ и Томский университет даже потеряли позиции в рейтингах. Но власти не сдаются: с 2017 года университеты борются за попадание не только в глобальные, но и в предметные рейтинги. Это проще: сейчас в топ-100 предметных рейтингов входят семь российских университетов. 

Лада Шамардина