Мнения 27 марта 2020

Российские экономисты призвали ввести жесткий карантин и предложили меры борьбы с кризисом

Ведущие российские экономисты опубликовали план борьбы с эпидемией и экономическим кризисом. 

Документ подписали: Сергей Гуриев (Sciences Po), Георгий Егоров (Northwestern University), Рубен Ениколопов (Российская экономическая школа), Екатерина Журавская (Paris School of Economics), Олег Ицхоки (Princeton University и UCLA), Андрей Коврижных (Arizona State University), Андрей Маленко (Boston College), Надежда Маленко (Boston College), Максим Миронов (IE Business School), Мария Петрова (Российская экономическая школа и Universitat Pompeu Fabra), Константин Сонин (University of Chicago и НИУ ВШЭ), Илья Стребулаев (Stanford University), Филипп Ущев (НИУ ВШЭ), Виктор Черножуков (MIT). 

Публикуем предложенный ими план полностью. 

Необходим жесткий карантин и активные антикризисные меры

Данные о распространении коронавируса в России показывают, что стране срочно необходим внятный план борьбы с эпидемией и экономическим кризисом. Вместо объявленной в обращении Владимира Путина «нерабочей недели» необходимо введение жесткого карантина. Предоставление выходных без ограничения на передвижение и социальное общение будет воспринято гражданами как неожиданные каникулы — кто-то поедет на дачу, кто-то просто пойдет в парки и другие места массового скопления людей. Эта ошибка уже была допущена месяц назад в Италии. После объявления «мягкого карантина» и выходных для большинства граждан, уровень общения только вырос. Итальянцы наслаждались весенней погодой в барах, ресторанах и парках, посещали церковную службу, путешествовали по южным регионам. Когда две недели спустя Италия осознала свою ошибку и объявила жесткий карантин, было уже поздно. 

Мы считаем, что России необходимо избежать ошибок, сделанных другими странами, и учесть уроки тех стран, в которых борьба с эпидемией проходит успешно. Мы предлагаем следующий план. 

Что делать

  • Карантин. Ключевое условие успеха в борьбе с эпидемией — это жесткий карантин, при котором запрещается выход из дома за исключением покупки продуктов и лекарств, сохраняется работа учреждений, обеспечивающих жизнедеятельность, остальные предприятия — когда это возможно, переходят на работу в удаленном режиме. В частности, все учебные заведения должны проводить занятия только в удаленном режиме; правительство должно поменять или приостановить регуляторные нормы так, чтобы оптимизировать процесс обучения. Этот карантин должен продлиться достаточно долго, чтобы прирост числа тяжелобольных ни в какой момент не превысил мощности российской системы здравоохранения. 
  • Масштабная поддержка экономики. Карантин и другие ограничительные меры приведут к значительному спаду экономической активности; падение доходов граждан усилит этот эффект. На время карантина необходимо оказать поддержку предприятиям, особенно малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям, и гражданам, особенно тем, кто остается без работы или переходит на частичную занятость. Правительство должно рассмотреть возможность безусловных трансферов, существенных разовых выплат пенсионерам и малоимущим. Необходимо также заявить, что ЦБ готов поддержать ликвидность в банковской системе любой ценой. Отсрочки по платежам и заморозка банкротств являются разумными мерами, но они должны сопровождаться адекватными гарантиями банковскому сектору со стороны бюджета или Банка России. Главное — это масштаб мер по поддержке экономики и финансовой системы. Пока что заявленные правительством суммы представляются абсолютно недостаточными. Пример других стран на этой стадии развития эпидемии говорит о необходимости поддержки предприятий, граждан и банков в размере 5–10 триллионов.
  • Поддержка и защита медицинских работников. В ближайшее время именно медицинские сотрудники будут постоянно находиться на передовой борьбы с кризисом. Необходимы экстренные меры для своевременного обеспечения их всем необходимым — включая импортные материалы и оборудование. 
  • Доступность продовольствия и лекарств. Ни в коем случае нельзя прибегать к ценовым или количественным ограничениям в розничной торговле, даже в отношении товаров первой необходимости. Такие меры приведут к дефициту и возникновению «черного рынка». Для снижения цен на товары первой необходимости (включая продовольствие и лекарства) должны быть обнулены импортные пошлины. Необходимо отменить контрсанкции и резко снизить регуляторные барьеры для использования импортной фармацевтической продукции и медицинской техники. 
  • Тестирование. И для борьбы с эпидемией, и для выхода из карантина необходимо массовое тестирование на коронавирус и на антитела. Для того чтобы избежать второй волны эпидемии, необходимо тщательное планирование «возвращения к нормальности» после карантина. 
  • Честный и открытый разговор с обществом. Очень важно, чтобы меры, принимаемые правительством, были правильно коммуницированы. Мы видели на примере других стран, например, Италии, как беспечность, промедление и ложные коммуникации в начале кризиса приводят к тяжелым последствиям. Сокрытие информации, пусть даже и негативной, может привести к панике и еще более тяжелым последствиям. Успех карантина и выход из кризиса требуют прежде всего сознательного поведения граждан — недостаточная или ложная информация может серьезно усложнить задачу правительства. 

Чем раньше, тем лучше 

В мире есть примеры, когда удалось купировать эпидемию без жесткого карантина — это Сингапур, Тайвань и Южная Корея. Это страны с эффективной структурой государственного управления и развитыми технологиями. Одним из важных элементов антикризисных мероприятий в этих странах было оперативное выявление зараженных и отслеживание их контактов, отработанное во время борьбы с предыдущими эпидемиями в XXI веке. В большинстве других стран, в том числе развитых, повторить этот опыт не представляется возможным. Ведущие европейские страны — Италия, Франция, Великобритания, Испания — в итоге были вынуждены ввести полный карантин. В этих странах экономические меры по поддержке экономики запланированы в размере 5–10% ВВП.

Нам могут возразить, что у России нет свободных ресурсов в таком объеме. Но на решительные меры идут не только богатые страны, но и страны, которые находятся в гораздо более тяжелом экономическом положении, чем Россия. 

Например, жесткий карантин ввела и Аргентина, страна с более низким подушевым доходом. Аргентина уже третий год балансирует на грани дефолта, возможность занять существенные ресурсы для финансирования дефицита бюджета фактически отсутствует. Тем не менее, когда число заболевших приблизилось к сотне, в стране ввели вначале мягкий вариант (16 марта), а потом и жесткий вариант карантина (20 марта). Несмотря на скудные ресурсы бюджета, там были приняты многие меры из тех, которые мы предлагаем, а именно ввели дополнительные компенсации врачам, отменили налоги для мелких предприятий, малоимущие граждане, пенсионеры и получатели социальных пособий получат дополнительные выплаты. Стоит заметить, что в соседних странах — в Бразилии и Чили, которые не ввели карантин, ситуация намного хуже. На 26 марта в Аргентине зафиксировано 502 случая заражения коронавирусом, в Бразилии — 2598, в Чили — 1306. 

Опыт других стран говорит о том, что «вводить карантин или нет» — это ложная дилемма. Скорее всего, рано или поздно принимать решительные меры все равно придется. Вопрос только в том, вводить карантин, когда в стране несколько сотен больных или когда счет идет на тысячи или десятки тысяч? Когда больницы будут переполнены, а места в моргах закончатся, властям все равно придется начать принимать жесткие меры для борьбы с эпидемией. Лучше сделать это как можно раньше, чтобы сберечь жизни и здоровье наших сограждан.

Если карантин будет введен решительно и эффективно, а граждане — защищены от экономических последствий карантина масштабными мерами поддержки, кризис 2020 года будет краткосрочным, а восстановление — быстрым. Как только карантин и прочие ограничения будут сняты, спрос на товары и услуги должен быстро восстановиться, и экономика начнет расти. Но ни в коем случае нельзя медлить с принятием этих мер — иначе экономический спад будет глубоким, а потери жизней — значительными. 

31 марта BellClub проведет онлайн-конференцию: что будет с российской экономикой в связи с пандемией и нефтяным шоком.

В ней примут участие:

  • Сергей Романчук (Металлинвестбанк);
  • Наталия Орлова (Альфа-банк);
  • Игорь Даниленко (Fosun Eurasia Capital);
  • Марсель Салихов (Институт энергетики и финансов НИУ ВШЭ).

Присоединяйтесь! Зарегистрироваться можете здесь.

Олег Хохлов